Внести ясность

Глава 9. Сумбурный понедельник

- Что ты сказал, Проф? Я не…

- Ты прекрасно все расслышал, Дик! Прекрати валять дурака, хотя бы передо мной. Я сказал то, что сказал – я выхожу из игры. Вполне может быть, твоя цель высока и благородна, ты явно имеешь четкий план и я даже готов допустить, что это дело государственной важности, но с меня хватит. Я даже не знаю, на кого ты работаешь! Это таинственное удостоверение видели все, кроме меня, черт бы тебя подрал! Родители уже сошли с ума, разыскивая меня по моргам и больницам. Чудо, если деканат пока не выставил мне расчет и не предъявил обвинение в срыве учебного процесса. Квартирная хозяйка через несколько дней потребует плату, заметит мое отсутствие и выкинет мои вещи на помойку, взяв нового жильца. С меня довольно, Дик. Было очень весело играть в шпиона, в детектива, в бездомного скитальца и агента под прикрытием – но дальше я пас, спасибо. Сегодня же вечером сажусь на поезд и возвращаюсь в столицу.

Выпалив это все на одном дыхании, я скрестил руки на груди – если верить психологам, эта поза означает, что человек закрыт для доводов собеседника, - и уставился на носки своих ботинок. Дик тоже смотрел в сторону, словно не слышав моей пламенной тирады – или переваривая услышанное. Наконец, он поднялся и вышел из забегаловки; я, волей-неволей двинулся следом.

Похоже, он не собирался меня останавливать. Даже слова не сказал!

Мы двинулись по главному проспекту в сторону нашей гостиницы; худо-бедно я начал разбираться в этом маленьком, унылом городишке, который хотел вычеркнуть из памяти и желательно поскорее. В непроглядной темноте мимо сновали редкие машины, слепя фарами глаза, дул пронизывающий ветер и не хватало только дождя, чтобы ощутить себя как дома. Но дома не было…

Если я и надеялся найти здесь что-то похожее, надежды не оправдались.

- Да пропади все пропадом, я вообще не понимаю, зачем здесь торчу! Словно пятое колесо в телеге, которая и без меня прекрасно катится себе неизвестно куда. Я здесь лишний элемент, слабое звено… еще неизвестно что. От меня нет пользы в расследовании, то под ногами…

Тут я заметил, что Дик говорит. И не сам с собой, но, по обыкновению, скорее бурчит под нос, чем обращается к собеседнику.

- Я не стану повторять, Проф, что твоя жизнь в опасности. Им известны твои данные, место работы, несложно вычислить, где живут твои родители.

- Ты сказал, им ничего не угрожает!! Ты сказал, их не станут трогать, ты обещал! – я сорвался на крик.

Дик, словно не замечая моей истерики, продолжал говорить.

- Возможно, уже сейчас ты являешься подозреваемым в убийстве вахтера – полиция не любит сложных вычислений, и если один жилец исчез в тот самый день…

- Я все это знаю, Дик, - перебил я его, кое-как успокоившись. – Давай внесем ясность – я собираюсь свалить как можно скорее и сделаю это.

- Хорошо, не буду повторяться, - неожиданно согласился он. – Хочешь уехать – твое право. Не стану удерживать.

Ну вот, все сказано. Те самые слова, которые…

Проклятый коп! Он даже не пытался делать вид, будто я  - не пустое место. Какого черта таскать меня по всяким Турицам, везти сюда на поезде, устраивать в гостиницу? Я – всего лишь обуза, ненужная ветошь, случайно прицепившаяся по пути…

А Дик все говорил, и я в ужасе понял, что пропустил несколько предложений.

- …делать, как тебе заблагорассудится. Я остаюсь, пока не выясню, кто жестоко прикончил трех здоровых парней. Вполне вероятно, этот же человек убил никому не известного бомжа в столице. Может быть, эти случаи никак не связаны, но я в это не верю. Безусловно, я могу справиться один, - здесь он сделал паузу, будто пропуская часть мысли. -  Впрочем, если ты решил окончатель…

Мы сами не заметили, как подошли к отелю. Сквозь стеклянный фасад залитый светом холл был как на ладони; я прищурился, разглядывая фигуры внутри. 

Дик, оборвав фразу,  рванул к дверям, словно за ним гналась стая гончих. Я поторопился следом и стал свидетелем отвратительной сцены.

- Прекрати, слышишь? Да прекрати, здесь же моя дочь!!

Еще удар, прямо по лицу. Потом еще.

- Мне плевать на твое отродье, слышишь?! Тебе было плевать на Оскара, почему я должен…

Дик подоспел как раз вовремя, чтобы отвести очередную оплеуху. Некоторое время Крамен-старший извивался в его руках, выкрикивая непристойности в адрес сожительницы, потом затих.

- Звони Тонину! – мой напарник кивнул на телефон за стойкой администратора. – Скажи, пусть приезжает и арестует эту нецивилизованную скотину.

За этим последовал чувствительный удар Крамену под ребра. И еще один. Павел охнул, выругался и сразу как-то обмяк в Диковых клешнях.

- Так оно и проще – все равно я собирался вас завтра допросить, господин отелевладелец. Вашему безутешному горю пора слегка развеяться, - Дик рывком поставил его на ноги и оттолкнул к стене.

***

Остаток вечера я просидел с маленькой Амели, пока приехавший с Тониным парамедик осматривал Софию. На лицо пришлось наложить шов, но в целом женщина выглядела молодцом, и сказала, что подавать заявление не будет. Про вечерний поезд пришлось забыть; я отвел сонную малышку в ее комнату и спустился вниз.

Дик сидел рядом с Софией Гуэр, держа наготове стакан воды и пачку бумажных носовых платков.

- Он как с цепи сорвался после нашего разговора, - пояснила она Дику. – Некоторое время мы не пересекались, но я не люблю долго ходить вокруг да около. Просто повторила ему то, что уже говорила вам. Его сынок был тем еще гаденышем, и добрая часть девчонок  в этом городе рассталась с девством намного раньше запланированного по его милости. Это мое мнение и тот факт, что какой-то псих убил его, ничего не меняет. Прошлое всегда останется прошлым.



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться