Внести ясность

Глава 11. Отцы и дети

На лестнице я так торопился, что обогнал Дика на целый пролет – в голове зрел коварный план мести завравшейся девчонке, в успехе которого я практически не сомневался. «Ковать железо пока горячо» - не слишком литературное выражение, но зато весьма подходившее к моменту. В коридоре первого этажа гуляло эхо: я узнал голос Тонина, а другой показался смутно знакомым. Маячившая впереди цель сияла все ярче, но уже на пороге слова Дика заставили меня задержаться.

- Услышал знакомое имя и не смог пройти мимо. Вы – близкий друг господина Крамена?

Я сделал шаг назад для лучшего обзора и притворился, что изучаю развешанные на стене инструкции для младшего оперативного состава. Неизвестный мне собеседник Тонина говорил низким, торопливым голосом; я совершенно точно слышал его прежде. Внешность мужчины не говорила ни о чем – жилетка поверх теплой байховой рубашки, крепкое, чуть полноватое тело, подпоясанные широким ковбойским ремнем потертые джинсы и окладистая борода. Я все силился вспомнить, где же мог его видеть.

- Не то, чтобы близкий… - мужчина замялся под пристальным взглядом Дика. – Мы просто общаемся… болтаем за кружечкой пива, ну вы понимаете. Павел – мужик в порядке, вот я и подумал…

- Пришли навестить?

- Мне пришлось отказать Карелу, - поспешил встрять Тонин. – Крамен немного не в себе, и сейчас будет лучше…

- Ну да, все правильно, - кивнул Дик и следователь ретировался, на мой взгляд немного поспешно. – Значит, вас зовут Карел…?

- Карел Дайва, я работаю здесь неподалеку, на пивоварне.

- Работаете на пивоварне, а пить пиво ходите в отель? – шутливый тон Дика обманул бы кого угодно, но не меня.

- Я мало пью, - невесело усмехнулся Дайва. – Вот как устроился на пивоварню, так и бросил, считай. А в отеле у нас с ребятами вроде как сходка, место чтобы посидеть и поговорить в тишине. Другие пьют, я им не мешаю.

И тут я вспомнил – это был тот самый мужик, который остановил наседавшего на меня в баре скотину. Первый день в Мелахе…  Я притаился за углом, готовясь броситься на выручку, если Дик начнет зажимать моего спасителя.

- И все-таки, долго продержат Павла?

- Вы видели, что он сделал со своей женщиной? – ответил мой напарник вопросом на вопрос.

Карел Дайва замялся, но, наконец, кивнул.

- Я заглянул сначала к Софии…  предложил помощь и все такое. Она держится молодцом.

- Это никак не улучшает шансы господина Крамера на быстрое освобождение. Нанесение тяжких телесных повреждений, тем более женщине, тем более своей любовнице…

- Будет суд?

- Скорее всего, - Дик пожал плечами. – Учитывая, что я сам был свидетелем драки, вряд ли расследование займет много времени. Скажите, господин Дайва, вы знали Оскара?

- Конечно, я знал мальчишку! Он ползал между нашими столами, пока не окреп.  Не слезал с рук – такой баловник был. Это ужасная, ужасная гибель – в таком возрасте, от рук какого-то маньяка…

- Вы думаете, это не было хладнокровное запланированное убийство?

- Да кому это нужно?! – искренне, насколько я мог судить, изумился Дайва.

- Например, кому-то недовольному его чересчур обширными любовными похождениями.

Резким взмахом руки мужчина отмел эту версию.

- Послушайте, у меня у самого дочурка, она учится… училась с ним в одном классе. Приходится выслушивать всякие…знаете там сплетни и хиханьки и все такое. Я вам одно скажу – против воли Оскар никого не насиловал, понимаете? Все они гуляли с ним, потому что он был привлекательный парень, милая мордашка и все такое. За словом в карман не лез, за этим делом тоже.

Ну конечно. Катерина Дайва – та миловидная тихоня, которая видела Оскара с какой-то девушкой в вечер убийства!

- Отцов порой не слишком волнует добрая или недобрая воля дочерей, особенно лет до тридцати, - покачал головой Дик.

- Может быть, но в нашем городе я таких убивцев не знаю, - твердо ответил Дайва.

- Из материалов я понял, что господин Крамен сам обнаружил тело сына? Вечером, когда все разошлись. 

- Да… как-то внезапно все узнали… я уже не помню, кто позвонил мне, я только успел дойти до дома. София вроде кому-то первая позвонила и рассказала… не знаю, в общем. Он совершенно обезумел – Павел, то есть. Не выпускал тело из рук, отталкивал медиков… хотел одному полицаю руки оторвать – прямо так и кричал.

- Его задержали?

- Нет, зачем? Вкололи пару шприцов успокоительного, София его уложила прямо в холле отеля. Я посидел, пока нас всех опрашивали – когда последний раз видели, что говорил и все такое. Потом сказал Софии, чтобы звонила, если что – и пошел домой. Помню, с женой советовался – рассказывать Коте или нет. Котя – это моя дочь, - спохватился он.

- Понимаю, - кивнул Дик. – Мы немного знакомы с вашей дочерью, она выглядит рассудительной девушкой. А потом начались эти ежедневные поминки в баре?

- Да… сначала мы думали, ему легче станет и все пройдет. Потом думали, что вернется из столицы и пройдет. Но, похоже, это уже стало традицией – от нее не легче, не тяжелее. Просто факт и все такое.

- Господин Крамен ездил в столицу?

О, этот скучающий, совершенно будничный вопрос – я прямо чувствовал, как внутри все сжалось в ожидании ответа. Уверен, Дик ждал его так же сильно.

- Да, совсем недавно. В один момент собрался и поехал – словно его хворостиной гнали. Мы радовались, что появилось какое-то дело… Но похоже не помогло.

- Похоже, - кивнул Дик и протянул руку. – Благодарю за беседу, господин Дайва. Следователь Тонин сообщит вам, когда можно будет навестить Павла Крамена.



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться