Внести ясность

Глава 21. Поворот оверштаг

Поезд прибыл на центральный вокзал точно по расписанию, и в распахнутые двери хлынул шум сотен голосов, гудки, объявления информационной службы, топот людей и стук чемоданных колесиков. Мы сошли в числе последних – я ждал, пока Виктория умоется, потом подхватил ее сумку и мы отправились домой. Ко мне домой.

Впервые я вел туда девушку без всяких задних мыслей – хорошо, разве что с легким предвкушением, но не более того, поэтому чопорно отвернулся от подмигиваний нового консьержа. Убитый Монтегю, по крайней мере, никогда не опускался до панибратства. Щелкнул в замке новенький ключ. Я как мог настроился на деловой лад, пока Тори с любопытством осматривалась в типичном холостяцком жилище. Потом попросила разрешения позвонить матери.

- Ты можешь делать все, что хочешь. Я сейчас освобожу тебе кровать.

Шелестя постельным бельем я слышал, как она приглушенно говорила в трубку что-то о ночной поездке, о столице и ни слова обо мне. Это хорошо или плохо? Когда я вышел, неся скомканные тряпки, она уже вытащила из сумки небольшой ноутбук и ловко печатала что-то не хуже заправской стенографистки. Увидев меня, она прикрыла экран и мило улыбнулась:

- Решила проверить, нет ли писем от Эммы.

Я все еще с легким недоверием относился к этой переписке – Маргрета Рипл уж точно не была дурой, которую можно водить вокруг пальца снова и снова.

Я отнес ее сумку в комнату, заварил чай. В наших отношениях наступила легкая скованность – ожидаемая, но все равно труднопереносимая. Мы чинно сидели за столом, словно школьники, оставленные за шалости на час после уроков.

- Оскар не любил детей, - внезапно сказала Тори. – Говорил, что от них много неприятностей и шума. И что если когда-нибудь у него будут дети, то приемные – чтобы сразу взрослые. Ненавидел плач.

- Поэтому он все время издевался над дочкой Софии?

- Он не любил Софию, она его тоже.

- А доставалось ребенку.

 Не уверен, что хотел говорить тогда именно об этом. Но как-то так выходило само собой.

- Оскар привык, что после смерти матери, он – самый главный. Потом появилась София…

- Он отказывал отцу в том, в чем не отказывал себе?

- Отец очень любил его.

- Слишком любил, говорят многие.

- Это их не касается.

- Ты все еще защищаешь его? Он ведь...

- Да, девушки постарше всегда нравились ему больше.

Это у нее такая дедукция? Я попытался проследить ход мыслей – я встретил девушку в столице, значит, она уже закончила колледж, значит, она старше Оскара минимум на год.

Ловко.

- Тори, ты не должна думать об этом.

- Не должна? – она вспылила.  – Почему это?! Оскар не собирался ни с кем заводить детей! Оскар не любил ее, что за бредовая мысль?! Зачем она рожает, чтобы хвастаться?

- Хвастаться ребенком, у которого нет отца? – ужаснулся я.

- Что у нее осталось хоть что-то…

- Она не стала разговаривать с Павлом, хотя он обещал ей денежную помощь.

- Конечно, зачем делиться?

Лично для меня ребенок – неважно, от кого – не представлялся таким уж сокровищем пиратов, чтобы устраивать священную войну. Его отец в могиле – для любого другого это просто безотцовщина, а его мать – даже не вдова, а просто любовница, оставшаяся ни с чем.

- Зачем Эмма встречалась с ним в тот вечер?

Меня давно мучил этот вопрос. Если Оскар нравился Виктории, и Эмме не нравился – почему именно Эмма назначила ему свидание? Любовное свидание, как настойчиво твердили все свидетели?

- Это уже неважно.

- Как неважно?! Вы что, поссорились? Это такая форма мести, соблазнить парня, который нравится лучше подруге?

- Замолчи!

- Или она собиралась ему рассказать…

- Он и так давно все знал. Не было смысла.

Абсурд. Безусловно, мотив мести выглядел более привлекательно – но тогда идея вселенской дружбы распадалась на куски.

- Ты не должна защищать ее ценой своей совести, - попытался я снова.

- Эмма ни в чем не виновата. Совесть не при чем.

Вот настойчивая, упрямая, безапелляционная, наивная, скрытная, честная, самая лучшая на свете дурочка!

Я нагнулся и поцеловал ее. Долго.

Часы на стене настойчиво стукнули, сообщая о наступлении полудня.

- Кажется, мне пора идти. Где находится эта клиника?

Я кое-как объяснил ей, куда ехать. Снова спросил себя, должен ли я проводить ее и прятаться за углом соседнего здания в ожидании. Эта было в духе рыцарства, но могла сослужить плохую службу. Я не собирался водить Тори на поводке по городу – у нее был мой телефон и она не должна во время встречи с доктором Рипл отвлекаться на мысли о ком-то еще.

- Ты должна быть очень осторожна. Если честно, шансов немного… ты не видела доктора Рипл, когда та приезжала в Мелаху?

- Нет. Но ты не волнуйся, - моя храбрая девочка нашла в себе силы улыбнуться. – Все не так уж плохо. Если я задержусь – то позвоню.

Она зачем-то прихватила с собой ноутбук и вышла. Готов поспорить, хотя она и не пользовалась духами, что за ней остался легкий, едва уловимый аромат ландышей.

Я постоял у окна, пока тоненькая фигурка в легком плаще – надо бы купить ей куртку потеплее – не скрылась за деревьями. Мне пришла в голову интересная идея – стоило ее опробовать.

Я включил ноутбук.

Новости пестрели сообщениями с расследовании гибели Георга Саблина. Теперь уже представлялось совершенно точно, что одетый в черное преступник, очевидно весьма субтильного телосложения и низкого роста – прокрался буквально между ног у толпящегося народа и ударил беднягу снизу, совершив таким образом насильственное харакири. Почему никто не видел его движений, оставалось неясным; оружие криминалисты однозначно определили как длинный острый нож.  



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться