Внести ясность

Глава 23. Конец

- Как видите, ваш друг оказался более удачлив и сумел добраться до верхнего этажа быстрее. Но вы же ему не завидуете, полагаю?

Доктор Рипл говорила медленно, нарочно растягивая слова. Ее желчь тягучим потоком вливалась в мои уши, я не понимал, как и что могу сделать. Нужно спасти Дика и нужно защитить Эмму, которая стояла столбом за моей спиной и бессмысленно скалилась.

- Я долго думала, как обставить вашу встречу, - продолжала Маргрета, словно не замечая ничего вокруг. – И решила, что у вас не так много причин любить друг друга, верно? Вы пришли слишком поздно, профессор – друг устал ждать вас. Боюсь сказать, но он даже заподозрил, что вы в сговоре с врагами. Поэтому, как ни прискорбно, в час смерти он решил забрать вас с собой туда, где бесполезны любые объяснения.

Я плохо понимал, о чем она говорит. Какой-то план, какие-то сговоры…

В изящной жилистой руке доктора блеснул пистолет. Я рефлекторно заслонил Эмму.

- Эмма, беги! – я толкнул ее из комнаты.

Бесполезно. Словно я пытался сдвинуть с места каменную скульптуру.

Тори захихикала.

- Ты собираешься ее до самой смерти эксплуатировать? – заорал я девушке в лицо. - Таскать за собой на поводке, словно комнатную собачку? Смотри, она же ничего не соображает. Ее накачали наркотой!

- Эмма и сама неплохо себя накачивала, прежде, - хмыкнула Виктория. – Как, по-твоему, иначе выдержать такие издевательства?

- А ты что, решила добавить? Думаешь, она мало страдала? Или что теперь она тебе обязана по гроб жизни?

Я понимал, что наша ругань ни к чему не приведет. Но пока идет перепалка, Маргрета не тронет Дика.

- Тори, ты должна ее отпустить. Ей действительно нужна медицинская помощь, но…

- Эмма, ты хочешь уйти? – та, улыбаясь, смотрела на подругу. – Скажи Эрику, чего ты хочешь на самом деле.

- Эмма, беги отсюда! – сделал я еще одну попытку. – Ты видишь, это какой-то ад. Беги, ты должна…

- Я хочу быть с Тори. Я хочу быть с ней всегда.

У Эммы был низкий грудной голос, который в другое время и в другом месте показался бы мне обворожительным. Такая хрупкая на вид и такая безумная. Неужели она…

Доктор Рипл поигрывала пистолетом. Я бы сказал, что пистолет напоминал Глок, но это будет лукавством. За всю свою жизнь я посетил тир от силы раз или два, и то в далеком детстве.

- Мы отвлеклись, девочки. Итак, господин Эмрон после долгих мытарств и колебаний находит старого друга…эээ…Роберта. Ведь его зовут Роберт, не так ли?

Я не ответил.

- Бедный Роберт.

Эта мегера подошла, провела рукой по слипшимся волосам Дика. Потом проверила пульс, прислушалась – и отвязала его от кровати.

Даже подруги удивились – каждая по-своему. Тори начала что-то говорить, даже протянула руку и тут же ее отдернула. Эмма подняла брови – в этом едином движении отразилось ее полное безразличие к происходящему.

- Настоящая дружба умеет творить чудеса, - промурлыкала Маргрета. – Но даже самому лучшему спецагенту не под силу застрелить бывшего друга, будучи связанным.

Внезапно я принял решение. Возможно, Дик уже не очнется – но из них двоих он в любом случае сильнее. Я схватил Эмму – она оказалась легонькой, словно двенадцатилетняя девочка - и ринулся к двери. Мне удалось ошеломить обоих преступниц – Тори что-то слабо крикнула вслед, я услышал звук выстрела.

Эмма отчаянно барахталась у меня на плече, пытаясь высвободиться. Я перекинул ее пониже, чтобы руки не доставали до моей головы, но от этого ноша стала тяжелее. Оказавшись в знакомом – и, видимо, единственном, - коридоре на этом этаже, я заметался, не зная,  куда бежать. Потом нырнул в дверь, из которой появились Маргрета и Виктория.

Эмма почти не издавала звуков, разве что мычала, но всячески мешала моему продвижению вперед. Кулаки молотили по моим икрам, ногти безжалостно впивались прямо в подколенную чашечку и даже ноги, которые я крепко сжимал руками, беспрестанно дергались, норовя выскользнуть. Когда она попыталась ударить меня в бок, я разозлился и побежал зигзагом, петляя так, что ее голову мотало из стороны в сторону на каждом повороте.

Мы мчались по большой террасе – над головой оказалась прозрачная крыша, нависавшая темным пятном, впереди - развилка на два коридора. Один немедленно оказался тупиком, второй сворачивал под углом и я понесся, не разбирая пути. Девушка на моем плече перестала биться и я счел это неплохим знаком. Тащить ее с каждым метром становилось все тяжелее, я перешел на быстрый шаг, потом – на обычный. Коридор снова повернул – вокруг высились какие-то коробки, запертые на тяжелые замки стеллажи, я видел несколько сейфов. Верхний явно этаж использовали как склад с небольшим пыточным отделением. Я искал взглядо лестницу и никак не находил. Неужели единственный путь сюда – через окно?

Смешно.

Вдох, выдох, вдох... снова поворот...

Внезапно Эмма зацепилась руками за край стены. Усыпленный ее бездействием, я ослабил бдительность и немедленно поплатился. По инерции меня развернуло, я впечатался в стену и остановился.

Эмма извиваясь, выскользнула из моих рук и довольно изящно приземлилась на пол. Маленькая худенькая девочка в пижаме смотрела на меня с кошачьим прищуром, не улыбаясь и ничего не говоря. Мне стало страшно от этого ничего не выражающего взгляда.

Я поднял глаза и увидел, что нахожусь в том же самом месте, откуда выбежал – у дверей в пыточный коридор, и прямо передо мной стоят Маргрета Рипл и Виктория Ларие. Ну конечно – если сделать четыре поворота в одном направлении, то с высокой долей вероятности окажется, что ты бегаешь в замкнутом квадрате.

Трижды идиот!

Само собой, пистолет был при них.



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться