Внести ясность

Эпилог

С отбитыми внутренностями и не до конца проломленным черепом я провалялся в госпитале дней пять или больше. Мне вкололи кучу лекарств, беспрестанно ставили капельницы и я мало что соображал, то выныривая из забытья, то снова погружаясь обратно. Из пригорода примчались родители – отец посидел пару часов и уехал, мать приезжала каждый день, отпросившись на работе. Даже из университета кто-то – наверное, секретарша – принес скромный букет настурций и георгин. На шестой день я отказался возвращаться в потусторонний мир и в первый раз ощутил что-то похожее на голод.

Мне тут же принесли целый поднос, который я, само собой, не смог одолеть. Поднос унесли, а вместо него появился Дик.

Выглядел он, надо признать, не многим лучше меня, но держался на ногах сам. Просто шел очень медленно. Поверх непривычного темно-серого костюма он накинул больничный халат и поэтому походил на светило медицины, случайно заинтересовавшееся пациентом. Я попытался улыбнуться, но вместо этого просто махнул рукой, как мог.

- Миссис Эмрон, - Дик обращался к моей матери. – Государство выражает вам признательность за оперативные действия сына по разоблачению очень опасных преступников. Вы не будете возражать, если мы побеседуем наедине?

- А ему… не станет хуже? – мама, за последние дни постаревшая лет на десять, сжала руки. – Ему нельзя волноваться, господин…господин…

- Робинсон, - я оторопел. – Роберт Робинсон, к вашим услугам, госпожа Эмрон. Ручаюсь, с Эриком все будет хорошо.

- Почему… почему ты назвал матери эту фамилию? – я едва дождался, пока закроется. Дверь. – Дик, этот мерзкий…

- Это моя фамилия, - без тени улыбки прервал он меня. – Это с самого начала была моя фамилия. Отчима Эммы звали Джим Крауден.

Треклятая конспирация. Я откинулся на подушки, не зная, сердиться или забить на все. Ведь столько раз мне намекали, что у него была другая фамилия, но я каждый раз отмахивался.

- Что там произошло?

- Я просил тебя не вмешиваться, вот что произошло.

- Не вмешайся я – ты бы там подох, уж можешь не сомневаться.

- Это ведь ты привез младшую Ларие в город? Ты отправил ее в клинику,  - кажется, он решил вообще все свалить на меня.

- Она сама напросилась. И это я приехал ночью, чтобы вытащить тебя. Я предупредил таксиста или как там его зовут. Я вычислил, что Тори связана с Маргретой и что все это связано с убийством заместителя…

- Ты правда думаешь, мы этого не знали?

Мир завертелся перед моими глазами. Горькое чувство обиды наполнило рот желчью, я закашлялся. Поджелудочная железа все еще функционировала не слишком хорошо.

Дик соизволил присесть в кресло – я понял, что ему еще тяжело держаться на ногах.

- Ты с самого начала ничего не говорил. Пришлось действовать наугад. И это я нашел Ив Дэмпион.

- Кто это?

Неужели он не знал? Но как же Павел…

- Любовница Оскара Крамена, которая забеременела от него и переехала в столицу, чтобы учиться. Это к ней приезжал Павел в день убийства Ро… Краудена. Я уговорил ее давать показания.

Наконец-то мне удалось его удивить.

- Хорошая работа, Проф. Только никто не собирается судить Павла Крамена. Он уже вернулся в Мелаху.

- Что?

И тут я сообразил, что Краудена убили Тори и Эмма. А значит, Павел невиновен.

- Я наделал много глупостей, Дик?

Мой бывший напарник великодушно помолчал – где-то минуту. Потом кивнул.

- Каждому – свое, Проф. Уверен, на кафедре ты просто неотразим.

Вот и зачем меня добивать? Я сник и ощутил, что больше не хочу продолжать разговор, поэтому отвернулся и прикрыл глаза.

Полежав так минут десять, я приоткрыл их – Дик все еще был здесь. Какого черта ему надо? Будет сидеть, пока я не начну рассыпаться в извинениях за все косяки или пока мне не принесут утку?

- Доктор Рипл организовала настоящий бизнес по устранению нежеланных персон, - заговорил Дик, заметив, что я подглядываю. – Заказчик делал заявку через сайт и указывал сумму, которую готов заплатить. После этого с ним связывались. Она пошла по нестандартному пути – вместо того, чтобы перекупать конкурентов, следила за совершением преступлений по стране и порой ей удавалось заполучить нового работника раньше, чем его настигала полиция. Она сразу поняла, что в Мелахе произошло два убийства и, приехав, столкнулась с Тори. Они нашли друг друга, можно сказать. Когда Эмма и Тори убили Оскара – а он в очередной раз отказал невинной овечке во взаимности – девушки написали ей, моля о помощи. В два счета приехала машина, патер Захария радостно помог избавиться от падчерицы, не слишком понимая, куда она отправляется и почему.

- Они спрятали Эмму и дело развалилось.

- Да, Тонин бился и так, и эдак – но ничего не получалось.

- Но почему…

- Краудена убили с нетипичной жестокостью. И хотя моим основным делом было разоблачение очередной, очень хорошо законспирированной организации, я решил проследить,  может быть убийца вернется на место преступления. И здесь появился ты.

- Я повел себя странно? Всего лишь кетчуп…

- Я на всякий случай запутал тебя, а потом понял, что если за местом следят, то наш обмен кетчупом выглядел очень подозрительно. Домой в тот вечер ты бы не вернулся живым, гарантирую. Пришлось действовать наудачу.

- Наудачу потащить меня в Мелаху?

- Хочешь сказать – не понравилось?

- Если ты знал… зачем арестовали Павла? Для отвода глаз?

- Ну и чтобы проучить, само собой. Думаю, они с Софией помирятся.

Я устало откинулся на подушки.

- Прости, Дик. Я столько всего напортил.

Сам не знаю, как эти слова вырвались из меня. Не помню, когда просил прощения и у кого в последний раз. Возможно, в далеком-далеком детстве…когда отец принуждал меня извиняться за каждый мелкий проступок.



Claire Abshire

Отредактировано: 24.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться