Внук Деда Мороза

Внук Деда Мороза

 

Декабрь. Снег. И жарко! Потому что я взбежал с собакой по лестнице на наш восьмой этаж. С ботинок успел отвалиться снег и, не вытерев о коврик ноги, я протянулся к кнопке звонка. Но вовремя вспомнил, что уже, пожалуй, десять, и сестра спит. Пришлось снимать перчатку и лезть в карман за ключами. Собака, недовольная промедлением, фыркала.

В прихожей не было света, и я стал шарить по стене в поисках выключателя. Загорелись сразу две лампы, и я зажмурился. А, открыв глаза, уткнулся в настенный календарь. Чёрным фломастером аккуратно были перечёркнуты три недели декабря. Я и так знал, сколько дней до каникул. Это Олька считала дни до прихода Деда Мороза.

– В шесть лет ребёнок должен понимать, что Деда Мороза не существует.

Я вздрогнул. Папка слишком громко скинул в раковину тарелку. Я взял из ванной тряпку и принялся вытирать собаке лапы.

– Но она написала письмо, – отозвалась мамка. – И птичка его унесла.

– А зачем птичка его брала?

Под шум закипающего чайника я закрыл дверь ванной, чувствуя на руках ледяную воду. Хотелось чая, и я прошёл на кухню.

– Не хватало, чтобы и этот тринадцатилетний балбес верил в Деда Мороза.

Папка уже сел на место и шелестел обёрткой конфеты. Мамка стояла у окна и теребила угол занавески. Я отодвинул со скрипом табуретку, но она не отругала меня за шум. Можно было взять конфету.

– Чего расселся? Мать будет чашки ставить?

Я вскочил и чуть не сорвал с петель дверцу шкафчика. «Этот балбес» в дедов морозов не верил, как и в то, что найдёт под ёлкой новый телефон, даже если положит под подушку записку. Я куплю его сам, когда копилка заполнится хотя бы наполовину. У Ольки копилки пока не было, поэтому она попросила пони у Деда Мороза. Она спрашивала меня, как пишется слово – с одной или двумя "эн". В чём проблема? Почему "дед мороз " не может купить очередного пони?

Наконец мне дали конфету и чай, которым пришлось обжигаться, потому что папке приспичило отправить меня спать. Я быстро не уснул. Рубился в танчики, читал, и как-то неожиданно наступило утро. И потом на календаре так же внезапно появились семь новых крестиков. Олька ещё не знала, что Дед Мороз не принесёт пони ни с одной, ни с двумя буквами "эн".


 

***

В тот день мамка отправила меня забирать из сада Ольку. Я не сумел застегнуть полностью молнию на её куртке, и пришлось потуже затянуть шарф, но сестра не вякнула. Мы молча вышли за ворота. Я крепко держал её за руку. Дома лежала недочитанная книга, и я оставался в другом мире.

– Федька, а у Деда Мороза были серёжки.

Я с трудом расслышал слова сестры, но кивнул. У них недавно был утренник. Олька продолжала:

– Я знаю, что это была Мила Николавна.

Я вновь кивнул. Сестра наконец поняла, что дедов морозов не существует.

– А вот настоящий принесёт мне пони.

Она ещё что-то говорила, но я расслышал лишь это. Надо бы сказать сейчас правду, уже большая, пора взрослеть. Но Олька поскользнулась и начала ныть, что болит рука, за которую я удержал её от падения. Дома про руку она забыла, потому что не успела сойти с брошенной мамкой тряпки, как узнала, что пока она была в садике, приходил Дед Мороз. Олька насупилась, но протянула руки к подарку. Я ушёл к себе, но слышал, как мама зачитывала сестре открытку от Деда Мороза:

– Мы со Снегурочкой посовещались... И решили, что для пони ты уже большая... И потому дарим тебе набор для доктора и набор для химических опытов...

Зачем Ольке химические опыты? Тут Дед Мороз перехимичил. Я уткнулся в читалку и почти не слышал Олькиных воплей.

За ужином она продолжала дуться и, хотя папка и заставил меня делать вулкан из соды и уксуса, даже не улыбнулась.

– Это Снегурочка плохая, – промычала она тихо, будто делилась со мной секретом.

Я кивнул и сказал, что оба хороши. И Дед Мороз не лучше.

– Надо было написать пони с двумя "эн". Тогда бы Дед Мороз подумал, что я маленькая.

– Зачем тебе ещё один пони? Они у тебя в ящик не помещаются, – бросил я небрежно.

Олька обиделась и ушла, оставив всю грязь на столе мне. Книга не читалась. Я смотрел в потолок. Ну что за родители... Пони не купили. Я открыл интернет и узнал цену. Раскрутил копилку. И закрутил обратно. Телефон был совсем старый. К лету может быть новый. К лету мне нужен новый. Вернулся к книге. Отложил. Снова раскрутил копилку. И после школы мы с Мишкой зашли в магазин за пони.

– Смысл? – Мишка как-то не поддержал идею. – Она же от Деда Мороза хотела.

И всё же взял коробку домой.

– Давай Светка Снегурочкой нарядится. Типа Снегурочка передумала.

Мишка что, всю дорогу думал?

– Не буду Снегурочкой, – отрезала его сестра. – Вон деда попроси.

– Костюма нет.

– Зато белая борода настоящая, – окончательно отмахнулась от нас Светка и уткнулась в телефон.

– Может, мне нарядиться?

Идея уже стала нравиться, но другая, где достать красный кафтан, на ум не приходила.

– Ты на деда не тянешь, – протянула Светка и вдруг хлопнула по коленке телефоном. – Будешь внуком!

– Кем?

– Внуком Деда Мороза. Костюм мы тебе забацаем... Джинсы, шарф, шапка-ушанка... Твоя сестра сразу верить перестанет и в Деда Мороза, и в Снегурочку. Давно пора в шесть лет, – хохотала Светка.

Я обиделся. Решил уйти, забрав коробку. Олька хотела пони. Пусть получает. И злится на Снегурочку дальше.

– Она тебя узнает, да и меня тоже, – зацепился за идею Мишка и не выпускал меня из квартиры. – Сейчас кого-нибудь найдём. «Донт ворри».



Ольга Горышина

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться