Во Мраке

Размер шрифта: - +

Глава 12. Террор

Обнимаю колени спящего бога

В его глаза нельзя тебе смотреть:

В его глазах – любовь,

Которая заставит мир гореть.

 

Мой новый бог – моя звезда,

Я подчиняюсь его воле,

С кривой улыбкой палача

Даю присягу на престоле.

 

"На престоле", Eutonazia Kordax

 

Катрина почти привыкла жить в состоянии утекающих сил. Больше она не делала глупостей – и поддерживала портал в гардеробной. Раз в неделю заглядывала на Лысую Гору, читала новости, возвращалась в коттедж отца и изнывала от тоски и безделья. Чтобы хоть немного скрасить пустые дни, проводила время с Лиз. Они много болтали, вместе готовили ужины и гуляли. Очевидно было, что Элиза хотела спросить о том, почему падчерица всё время дома, хотя должна была бы ходить на работу или учёбу, или, в конце концов, заниматься личной жизнью. Но как только тема разговора только приближалась к опасной черте, Лиз замолкала – и следующее, о чём она говорила, удаляло их от опасного обсуждения.

Так было и в этот раз, когда Катрина упомянула комнату Мари. Давно уже следовало заняться её переоборудованием под детскую малышки, которая должна была вот-вот появиться на свет, и Элизабет поспешила сменить тему:

 – Тебе не кажется, что с розовым уже перебор? – мачеха критично оглядела очередные ползунки нежного оттенка.

 – Ну, это же девочка, правильно? Не черное же покупать, правда? – хмыкнула Кэти.

 – Да-да, – брови Элизы сошлись на переносице. Она будто бы пыталась что-то вспомнить. – Чёрные детские вещи – это был перебор.

 – Был? Ты где-то такое видела? – удивилась Кэт. На самом деле на Лысой Горе это было вполне нормально. Но откуда об этом было бы знать Элизе?

 – Ой, да не бери в голову! – отмахнулась она. – Глупости всякие! – она засмеялась, прикрыв ладошкой рот. – Но с розовым точно перебор. – Вокруг них и правда было уже целое облако детских вещей – и все розовые, от нежных до ядовитых оттенков.

Пришёл папа, и Катрина поспешила оставить их одних. Даже несмотря на исчезновение Мари, счастье Дэна и Лиз было таким ярким, что находиться рядом, когда внутри разъедала боль, тоска и ревность, было выше её сил.

Ведьма поднялась к себе, накинула кожаную куртку и привычно шагнула в портал. Задерживаться больше необходимого в преисподней – всего-то минут десять и нужно, – Катрина не планировала. Этого времени было вполне достаточно, чтобы купить очередную газету, сделать почётный крюк до особняка Скелетто и вернуться к порталу.

Лысая Гора жила своей жизнью. Вот, у мэра Почесалкина был день рождения, сто восемьдесят лет. Фото со знакомыми лицами, вот Натали, которая всеми силами делает вид, что не знает этого господина – хотя и пришла к нему на юбилей. Все те же самые: Скелетто, Берренсдорф, Гнильвецких, Бомптириус… Одни и те же лица. Катрина развернула вторую полосу и встала как вкопанная посреди улицы. Она очнулась только от оглушительного звона и брани вагоновожатого – она стояла прямо на трамвайных рельсах. Вздрогнула и поспешила убраться в сторону, снова опустила глаза в газету.

Нет, она всё прочитала правильно.

Точно, здесь не было никакой ошибки.

Счастливый и, кажется, даже раскрасневшийся Аскольд – по чёрно-белой фотографии не понять, – обнимал маленькую тёмноволосую девушку, почти девочку, которая самодовольно улыбалась в объектив.

«Герцог Аскольд Скелетто и Анита Демен объявили о помолвке».

Её мечта, её любовь, её цель жизни – всё пошло прахом.

Катрина не помнила, как она вернулась домой. Очнулась только когда Элиза трясла её и о чём-то спрашивала. Ведьма сидела в отупении на своей кровати и по-прежнему сжимала в руках газету.

 – Лиз…

 – Ну слава богу, очнулась! – она всплеснула руками и выдохнула. – Катрина, что случилось? – мачеха сложила пальцы в замок.

 – Тот, кого люблю я, женится на той, кто его не любит. – Ведьма скрипнула зубами. «Найди себе другого богатого олуха», – так и звенело в голове. – Я не думала, что всё зайдёт так далеко.

 – С чего ты решила, будто знаешь всё, что происходит между этими людьми? – нахмурилась Элизабет.

 – Потому что она сказала мне это прямым текстом.

 – Кто «она»?

 – Она! – заорала Катрина и вскочила с места, тряся газетой. – Эта крашеная сука, эта тварь, которая только прячется под маской! Она заняла моё место! Она рядом с ним, в его доме, в его жизни!.. Она делает всё, что ей вздумается, она им помыкает, крутит так, как только хочет! Она…

 – Ты хорошо её знаешь?

Вопрос выбил воздух из лёгких. Катрина бросила испуганный взгляд на Элизу.

 – Э-э… Сложно сказать… Ну… В некотором смысле, я знаю её очень хорошо.

 – Так может дело вовсе не в парне?

Называть герцога Аскольда Скелетто «парнем» было слишком неуместно, и Катрина усмехнулась, но улыбка быстро с лица сползла. Да, дело было в Аните, чьё лицо вызывало только тошноту и ненависть. В Аскольде, конечно, тоже…

Элизабет будто только сейчас заметила в руках девушки газету, заломленную на странице с новостью о помолвке.



Юля Майн

Отредактировано: 26.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться