Во Мраке

Размер шрифта: - +

Глава 5. Надевая маску

 – …Соберись, тряпка! Соберись! Не будь трусом!! Ну, что стоит!... м-м-м… Дурак! Дурак! Дурак!... Проклятье… это же так просто! Тряпка!...

Мари с трудом разлепила глаза – и почти оглохла от собственного крика, который отразился эхом. На её горло острием вниз был направлен нож. Человек с ножом, кажется, испугался больше неё самой, и заорал в унисон. Он, всё же оцарапав её, вскочил на ноги и схватился за голову, едва не плача. Мари потребовалось несколько секунд, чтобы узнать в нём Бомптириуса.

Она с трудом села под завывания тёмного и огляделась. Ощущение было, словно она в подвале: темно, влажно, гулко. И крайне неуютно.

 – Зачем? – спросила Мари.

 – Приказ, – всхлипывая, ответил тот.

 – Чей?

 – Тёмной княжны. Она боится тебя.

 – Я её не знаю, мне нет дела до неё…

 – А ещё ты не нужна королеве Амалии, – Бомптириус последний раз всхлипнул.

 – О, чёрт… – Мари потерла рукой лоб, и только потом сообразила, что руки у неё не очень чистые. Её похититель особо не заморачивался, и положил её прямо на земляной пол. – Думаю, мне стоит вернуться.

 – Нет! – он вскочил на ноги и, забыв, что нож до сих пор в руках, едва не порезал себя же. С омерзением откинул лезвие подальше. – Амалия не отпустит тебя живой, так или иначе. И даже Ричард тебе не поможет. Ему уже устроили проблем, его даже не было на приёме.

Мари с большим сомнением смотрела на похитителя.

 – Тогда мне тем более стоит вернуться и помочь ему.

 – Ты придёшь обратно – и тебя тут же назовут предательницей. Просто за то, что ты ушла со мной. Им этого будет достаточно. Амалии этого будет достаточно, чтобы линчевать тебя. Ты не уйдёшь живой от чокнутой королевы.

Кровь застучала в висках. До этого момента, всё, что касалось магических дел, было для Мари чем-то вроде забавного хобби, тем, чем она занималась после школы и до семейного ужина. До неё только сейчас начало доходить, что это – самостоятельный мир, и её роль в нём решается здесь и сейчас.

Ясность мысли возвращалась с трудом. Но где-то в глубине души Мари знала, что Бомптириус прав: Амалия всем сердцем ненавидела её, и не скрывала этого. Но стала бы она так рисковать?

С другой стороны, когда рисковать, как не сейчас, когда Ричард слаб уже, а она, Мари, – ещё?

 – Врёшь, лживый тёмный, – прошептала она. – Мне не нужна Амалия! Есть же Ричард!..

 – О нём забудь. – Отрезал Бомптириус. – Я же сказал…

 – Я не верю, что он так просто бросит меня, – упорствовала она. – Он много лет искал кого-то с моим даром и много сил потратил, чтобы…

 – Сейчас для него в приоритете семья. Просто поверь.

Мари прищурилась, словно пытаясь понять, что же задумал этот странный маг.

 – Почему я должна верить тому, кто минуту назад хотел меня убить?

 – Да, не хотел я! – заломил в отчаянии руки тёмный. – Никогда никого не убивал… Я не могу!

Мари удивлённо смотрела на него:

 – Но ты же тёмный…

 – Я не убийца! Я лишь придворный белый маг у тёмной княжны! И только поэтому княжна Дюва попросила именно меня. Потому что только я мог пройти в Прабел. На резиденции королевы стоит одно из заклятий Ричарда. По всему их городишку воет сирена стоит сотворить хоть малейшее темное колдовство.

 – Я не верю ни единому твоему слову. – Немного подумав, сказала она.

Бомптириус только горько усмехнулся:

 – И не верь! Вспомнишь меня, когда тебя казнят!

 – Да за что? – Мари, наконец, пошатываясь поднялась на ноги. Они были в каком-то туннеле. Капала вода. Голова раскалывалась.

 – О, Амалия найдёт, не переживай! – тёмно-белый оперся на влажную стену. – Если выплывет, что ты жива, меня убьёт Дюва. Тебе нельзя показываться ни у белых, ни у обывателей, ни у тёмных… А к отщепенцам и даже я не пойду… Надо было убить тебя, пока ещё был шанс, – он снова схватился за голову.

Это было так странно: он словно бы и правда переживал за неё, хотя вслух жалел, что не убил. Мари стало жаль его. И появилась одна мысль. На самом деле, она давно уже вынашивала её, но идея эта была слишком безумна, чтобы так просто претворить её в жизнь.

Она вспомнила, как по чистой случайности стала Ричардом. Тогда её разрывали эмоции. О, сейчас эмоций тоже было с избытком! Жгучая ненависть к Амалии, страх, непонимание, растерянность – вряд ли хоть что-то из этого можно было применить для белого волшебства! Тело, казалось, только и радо было отозваться на любую её магическую команду.

 – Бомпти, – почти нежно обратилась она к тёмному, – у меня есть один секрет.

Бомптириус поднял на неё глаза… и увидел сам себя: белые волосы, собранные в грязный хвост, испачканная белая рубашка с кружевными манжетами и расстёгнутая зеленая ливрея с мокрыми пятнами.

 – О, Мрак… – у него подкосились ноги, и он попятился от своего отражения.

 – Я – метаморф, и я попытаюсь сделать так, чтобы меня не нашли белые. – Даже голос был не её, и Мари изо всех сил пыталась сделать вид, что её саму это нисколько не удивляет. Она мысленно выдохнула, расслабилась и снова стала собой. В этот раз одежда и драгоценности, которых не пожалели для бала, вернулись на место.

 – Да тебе сам чёрт не страшен, – пробормотал Бомптириус.



Юля Майн

Отредактировано: 26.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться