Во Мраке. Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 3. Часть 1. Истоки

Дети оказались в столовой даже раньше Аниты. Присмиревшие, но вместе с тем удивительно бодрые, они уже что-то увлеченно обсуждали. Даэмор грызла тост. Эвальд ковырялся в миске с молоком и хлопьями.

 – Доброе утро, мама! – хором ответили детки, едва заметили герцогиню Скелетто.

Анита вздрогнула.

 – А нянька у вас крута, как я погляжу.

Даэмор насупилась, Эвальд покраснел.

 – Доброе утро, семейство, – Аскольд на ходу запахнул шёлковый халат. – Ты куда-то собираешься?

 – Да, в замок. Эльвира просила помочь.

Герцог жестом одной руки налил себе кофе, а другой уже встряхивал свежую газету.

 – Действительно решила своей работой заняться?

 – Да. Только вот пока выходит у неё не очень… – Анита поспешно проглотила глазунью и сделала торопливый глоток чая. – Милый, я побегу.

Аскольд смерил её недовольным взглядом.

 – Поешь нормально! Плевать на Эльвиру и замок. Никуда не денется.

 – У меня встреча запланирована, а я и так уже… – оправдываться перед мужем было в новинку. – Дай мне насладиться свободой! Я в кои-то веки могу из дома уйти! – огрызнулась она.

Муж примирительно поднял руки с кофе и газетой.

 – Иди. Только не забудь, будь так любезна, где твой дом.

Герцогиня нежно улыбнулась, подошла к Аскольду и поцеловала в висок.

 – Не переживай, – и телепортировалась.

Было стыдно, что она так ждала этой встречи. И присутствовать ей там было вовсе не обязательно. Всего-то, бывший отщепенец должен был зайти к тёмной княжне за документом, о котором похлопотал Бо.

Их встреча… он зацепил её. Глупо, иррационально, беспричинно. Те несколько фраз и то как она покраснела – она прокручивала в памяти сотни раз.

Эльвира, в отличие от самой Аниты, была спокойна, даже безмятежна. Она перебирала документы, читала своды законов, делала пометки в судебных делах, которые ей поручила Анита разобрать. Работа однозначно пошла ей на пользу. Всё-таки, Эльвира была умной девочкой. С дурацкими, если разобраться, наклонностями, однако ж всё равно с мозгами, натренированными книгами и преподавателями.

Эльвира также решила возродить традицию: принимать всех, кто желает задать вопрос или попросить помощи у тёмной княжны. Когда-то, когда она только взошла на престол, подобные мероприятия были, она помнила… Конечно, отвечала на вопросы не она, а те, кто стоял за ней, всегда кто-то из Скелетто. А потом Анита и Аскольд отошли от дел из-за детей. Точнее, Анита из-за детей, а Аскольд – потому что политика в целом была ему не особо интересна, а Анита, которая раньше так власти жаждала, теперь была поглощена совсем иным. И рядом с Эльвирой остался только дядюшка Аскольда, Сэммюэл Скелетто. А потом и вовсе эти встречи, где княжна, пусть как и кукла, озвучивала разрешенные слова, как-то совсем перестали быть.

У нынешней тёмной княжны было немного власти: простенькие судебные дела, на уровне мировых судей, которые не касались кланов Лысой Горы, да эти вот приёмы. Больше Анита ей взять на себя не дала.

Три вещи произошли одновременно: Эльвира глубоко вздохнула над делом об отъёме имущества посредством некромантии, Анита порезалась бумагой, – «Вот же дьявол!», – и маркиз де Рубен вошёл в кабинет.

Капля крови упала на документы, и герцогиня выпалила:

 – Какого чёрта?

 – Простите? – серые глаза непонимающе уставились на ведьму.

 – Добрый день, маркиз. Чем могу помочь? – поправилась Анита. Под этим взглядом делалось неуютно.

Леонард де Рубен снял перчатки, чуть пошевелил пальцами – и будто из воздуха вытащил лист гербовой бумаги. Протянул её Аните.

 – Вы развелись? – она вкинула брови. – К-какой неожиданный поворот, – она нервно улыбнулась. – Я так понимаю, вы пришли за документом, подтверждающим, что… м-м… Аделаида де Рубен, в девичестве фон Филистарен, больше не ваша супруга?

 – Всё верно.

 – Но вы могли бы отправить курьера или запросить его в канцелярии княжны.

 – Мог бы. – Улыбка обнажила идеальные зубы Леонарда. – Но хлопочу сам о важных для меня делах. Как и вы могли бы не утруждать себя рутиной, герцогиня.

Анита вздрогнула. Ну, конечно, Леонард прекрасно знал, кто она такая, тем более её фото не один десяток раз мелькало на первых полосах газет. Ведьма почувствовала, как уши её загорелись. Только её сущность метафорфа, пусть и с запозданием, но помогла это скрыть.

 – Меня, видите ли, заинтересовал развод после очевидного мезальянса.

Фигура посетителя напряглась.

 – Боюсь, это личное дело. Впрочем… учитывая обстоятельства, – он доверительно улыбнулся, – мне не сложно поделиться некоторыми подробностями.



Юля Майн

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться