Во славу Шиида

Размер шрифта: - +

Часть 3. Finis sanctificat media

 

Среди жрецов было много выдающихся личностей. Да и на самом деле, это определение можно было применить к любому из них, особенно на фоне их безликих сородичей. Но тем не менее, в Круг входил один шиида, который даже среди посвященных выделялся сильнее чем следовало бы - Пиений.
На плечи Пиения целиком и полностью легла забота о целостности города. Рыхлый и непрочный камень, из которого были построены здания, быстро крошился, углы стачивались, стены обламывались, и жрец должен был вовремя заметить и исправить это. Работа не слишком сложная, но все же она подразумевает, что у тебя нет возможности сидеть сиднем в храме. Поэтому практически все свое время Пиений проводил на узких улочках города, осматривая дома снаружи и, по необходимости, заглядывая внутрь. Горожане уже давно привыкли к визитам жреца и совершенно не удивлялись, застав его возле стены какой-нибудь лачуги или даже на пороге собственной хижины. В диалоги Пиений не вступал, поручений никому не давал и, в общем-то, не представлял никакого интереса для шиида. Да вот только было что-то в нем не так. Пусть никто этого не замечал - никто и не считал нужным следить за ним - но временами жрец вел себя странно. Блуждая по городу, он частенько бросал неодобрительные и, как будто, сожалеющие взгляды на своих сородичей. Иногда Пиений со скрытой тоской рассматривал пустые помещения домов или чуть слышно что-то бормотал себе под нос. И постоянно что-то искал, водил глазами по песку, всматривался в проходящих мимо шиида... Погруженный в мысли, известные ему одному, жрец так ни разу и не нашел объект своих поисков, и все равно продолжал их с завидным упорством. 
Так или иначе, пока потерянный Пиений бродил по улицам, у Фрауса были проблемы совсем иного рода. Работы возле скал вскоре возобновились, но на этот раз Круг не рискнул пустить добычу камня на самотек. К группе магов было решено приставить жреца, который должен был управлять процессом и координировать действия шиида в случае катаклизмов. Выбор пал все на того же несчастного Орбана. Конечно, он не слишком обрадовался свалившимся ему на голову обязанностям, но спорить с Мерианом было в высшей мере неблагоразумно, и жрецу пришлось подчиниться. 
В целом, Фраус ничего не имел против работы. В его состоянии даже было полезно занять руки. Но особой пользы маг не приносил: он мог часы напролет ковырять единственный осколок камня, блуждая в закоулках своего сознания. Фраус всеми силами избегал прямого контакта с Орбаном, да, к счастью, жрец и сам не считал нужным контактировать с подопечными. Он не следил за ними, лишь изредка давал короткие команды  и наблюдал за горизонтом, выискивая признаки скорой бури. И уж точно Орбана совершенно не волновали еле заметные полоски на теле Фрауса. Он их попросту не замечал.
А в это время предоставленный самому себе шиида все больше и больше склонялся к тому, что в стройной теории Мериана есть множество недочетов - как масштабных, так и незначительных, но однозначно ставящих всю идеологию под сомнение. Эти выводы ничуть не радовали мага. Он искренне недоумевал, почему никто до сих пор не задался теми же вопросами, что и сам Фраус, но вскоре понял. Большая часть шиида не могут это сделать. А та крохотная кучка, которая может - не хочет. Это неудобно. Это нерационально. Это, в конце концов, опасно. Даже не из-за того, что Круг признает тебя еретиком, а банально потому, что с исчезновением Шиида, исчезает смысл жизни. Философия жрецов больше ничего не значит, и когда ты приходишь к этому в одиночку, ты оказываешься отброшен в сторону от всех своих сородичей, совсем один со своим переломанным мировоззрением. В таком незавидном положении и оказался Фраус.
"Глупо. Глупая жизнь."
Его так и тянуло поделиться с кем-нибудь своими переживаниями, найти единомышленника и хотя бы убедиться, что все, творящееся в голове мага, не порождение безумия. Что, возможно, его догадки имеют хоть немного общего с реальностью. Но Фраус понимал, что его желания лишены малейшего смысла. Проще сбежать от  песчаной бури, чем найти поддержку среди фанатиков. 
Во время очередной передышки, которую Орбан устраивал магам исключительно в связи с паршивыми погодными условиями, Фраус бродил кругами по своей хижине. В моменты, когда шиида оставался наедине с собой, его с особой силой начинали одолевать сомнения, немного притупляющиеся в командной работе. Доходило до того, что Фраус был готов снова признать все рассказы Мериана и поверить ему, только бы успокоить пылающее сознание. Да, он был готов. Но вот разум мага отказывался внимать очевидной бессмыслице, и конца терзаниям видно не было.
Впрочем, на этот раз его одиночество продлилось недолго, и помучиться Фраус не успел. В дверном проеме выросла черная фигура. Шиида заметил ее краем глаза и поначалу решил, что это Орбан снизошел до личных посещений своих подчиненных. Вот сейчас он гаркнет: "Хватит бездельничать!" и начнется новый рабочий цикл. Но, к удивлению мага, знакомого хриплого окрика не последовало. Фраус повернулся к жрецу и замер, чувствуя как страх разливается по телу холодящей волной.
На пороге стоял Пиений. И не сводил глаз с Фрауса.
"Почему он так смотрит на меня? Уйди отсюда. Пожалуйста." 
Маг неловко попытался переместиться в другой угол. Жрец продолжал следить за ним.
- Подойди сюда, - тихий голос, лишенный каких-либо эмоций, развеял повисшее в воздухе напряжение, правда, спокойнее от этого не стало.
Фраус медленно приблизился к Пиению, стараясь скрыть нервную дрожь. Тот стоял неподвижно, как статуя. Однако, стоило магу сократить расстояние, и жрец тут же с неожиданным проворством вцепился шиида в руку и подтянул к себе. Окинув трясущегося Фрауса быстрым взглядом, Пиений воровато оглянулся и втолкнул мага обратно в глубину дома, проскользнув вслед за ним.
- Откуда? - прошипел жрец.
- М-м-м! - Фраус потерял дар речи. 
- Я. Спрашиваю. Откуда?
Маг вжался в угол и не произносил ни слова, лишь затравленно поглядывая на Пиения. Тот понял, что добиться внятного ответа от испуганного шиида будет невозможно, глубоко вздохнул и продолжил более мягким тоном:
- Просто скажи мне. Я не злюсь, не потащу тебя на суд. Если только ты будешь со мной откровенен. Тогда, клянусь Шиида, никто из Круга ничего не узнает.
Расширенные от страха зрачки и гробовая тишина.
- У тебя все равно нет выбора. Либо ты все расскажешь мне, либо тебе придется докладывать об этом Мериану. Ты же не хочешь, что бы Мериан узнал о возмутительном нарушении его священных законов?
- Н-нет.
- Тогда отвечай. Откуда эти полоски? Почему они черные?
Фраус прекрасно понимал, что выбора у него действительно нет. Власти жрецов едва ли можно сопротивляться. И если есть хоть малейший шанс избежать вмешательства Круга в эту историю, то только полный идиот этим не воспользуется. Поэтому маг выложил Пиению все как есть, до малейшей детали. Единственное, о чем он умолчал, это о еретических мыслях, одолевающих его каждую минуту. Но жрецу хватило и этого: Пиений оказался совершенно поражен сбивчивым и спутанным рассказом Фрауса. Какое-то время жрец просто молчал и мерил хижину шагами, выписывая замысловатые фигуры. Он точно забыл о существовании мага. Однако, достаточно было Фраусу слегка пошевелиться, как Пиений резко остановился.
- Пошли.
- Куда? - от вновь нахлынувшей паники голос мага упал до хриплого шепота. 
- В это твое подземелье. Показывай дорогу.
- А как же Орбан?
- Что Орбан?
- Если я вдруг пропаду, он может что-то заподозрить. 
- Это Орбан может что-то заподозрить? - Пиений усмехнулся. - Этот тупица вечно теряет шиида. Пересчитывает вас и все равно теряет. Даже если и исчезнет один, Орбан недолго будет заниматься поисками. Да самое страшное, что тебе грозит, это поток оскорблений и крики. А вот если ты сейчас же не отведешь меня...
- Хорошо. Хорошо. Пошли, - быстро согласился Фраус. Ему еще не до конца были понятны мотивы Пиения, но то, что жрец не побежал сразу же докладывать обо всем Мериану, уже внушало определенное желание сотрудничать с ним. Для своего же блага.
Парочка выскользнула из города без особых затруднений  - да и откуда им было взяться? - и вскоре уже спускалась в библиотеку по самодельной лестнице Фрауса. 
"Странно, что провал до сих пор не нашли. Неужели Орбан настолько невнимателен?" - маг сильно нервничал. На одной из "ступеней" он споткнулся, не сдержав суетливых движений, и наверняка бы свалился с двухметровой высоты, если бы его не подхватил жрец.
- Осторожнее, - процедил Пиений, и это было первое слово, произнесенное им за все время пути.
Постоянное молчание спутника тоже пугало мага. Жрец не задавал никаких вопросов, не выказывал ни капли удивления или восхищения древней постройкой, и даже лампы, реагирующие на движение, похоже, оставили его совершенно равнодушным. Фраус отлично помнил весь спектр эмоций, который прошел сквозь него в этих помещениях, поэтому невозмутимость Пиения казалась ему фальшивой... либо же жрец действительно был лишен каких-либо чувств?
В лабиринте однообразных коридоров Фраус чуть не потерялся, с трудом восстанавливая в голове путь до заветного помещения, но все же смог вывести Пиения к цели. Стул все также стоял в центре комнаты. Но вот кассеты на нем не было.
- Здесь! Она была здесь! - маг растерянно огляделся. Липкий страх начал путать мысли. Фраус подбежал к стулу, осмотрел его со всех сторон, даже заглянул снизу. Пусто. 
Впрочем, жреца истерика мага не интересовала. Его внимание привлекли шкафы, забитые подобными кассетами до верху. Пиений вынул одну и оценивающе оглядел со всех сторон. Взвесил на ладони, слегка поцарапал поверхность, однако, не дотрагиваясь до кнопки. На тонких губах жреца скользнула едва заметная улыбка. Он взял еще несколько кассет и провернул с ними аналогичные действия. Улыбка стала шире.
- Что ты ищешь? - небрежно бросил через плечо Фраусу Пиений. - Здесь же сотни этих предметов. И если все они сделаны из кристаллов, то...
- Нет! Они не такие! - маг, носившийся по комнате, вдруг резко упал на колени. Трясущимися руками он извлек откуда-то из-под шкафа грязную, покрытую комками пыли кассету и бережно отряхнул ее. 
"О Шиида, вот она. Надеюсь, она не разбилась."
- Может, они выглядят также. Может, они созданы также. И может, они действительно все состоят из кристаллов, - Фраус медленно поднялся с пола, прижимая кассету к груди. - Но эта особенная. Она несет истину. Она открыла мне глаза. 
- Так можешь оставить ее себе, - Пиений вернулся к созерцанию шкафов. - Здесь столько божественных камней, что и без нее будет более чем достаточно.
- Достаточно для чего? - маг в недоумении посмотрел на жреца. 
- Неважно. Я увидел все, что мне было нужно. Можем выбираться отсюда.
- Но ты даже не взглянул на нее! - Фраус протянул Пиению драгоценную кассету. 
- Да зачем мне на нее смотреть? - в голосе жреца послышалось легкое раздражение.
- Нажми на кнопку, - с безысходным упрямством приказал маг, сам до конца не осознавая что творит.
- Уйди с прохода.
- Посмотри. Пожалуйста. Это истина.
- Ты безумец, - Пиений вырвал кассету из рук Фрауса. - Что это за истина, если она сводит тебя с ума?
- Я не знаю, - промямлил Фраус, поняв что сболтнул лишнего.
- Что там? 
- Истина, - севшим голосом прошептал маг, понимая что сам загнал себя в очередную западню. 
- Какая истина?
- Другая истина.
- Что это значит? - жрец изменился в лице, и Фраус узнал ту холодящую сердце угрозу, которой веяло от Пиения в хижине. Ту угрозу, которой он не мог соврать.
- Не Мериана.
- Повтори, - внезапно Пиений и сам понизил голос. - Что ты сейчас сказал?
- Это не истина Мериана, - помертвевшим голосом повторил Фраус.
Он знал, что подписывает себе смертный приговор. 
- Это уже интересно, - жрец осмотрел кассету, немного помедлил и нажал на кнопку. 
Сбитый с толку поступком Пиения, Фраус стоял чуть дыша. Он все никак не мог понять, чего хочет от него жрец и какие цели преследует. Единственное, что маг отчетливо понимал, так это то, что не надо было тогда лезть в недра библиотеки. Достаточно было пересидеть бурю в первом же зале и ничего этого не было бы. Как он теперь проклинал свое любопытство. 
После нажатия кнопки Пиений никуда не переместился и не растворился в воздухе. Он замер на месте без движения, напрягся, глядя в пустоту, но не исчез. 
"Со мной было то же самое? Я все время был здесь? А весь этот мир лишь воспоминание. Теперь я начинаю понимать."
Сейчас был самый удобный момент, чтобы сбежать. Жрец явно ничего не замечал вокруг. Фраус знал это по себе. Но он продолжал обреченно стоять, прижатый к стене, и ждать возвращения Пиения. Маг и сам не знал, что с ним будет потом. В глубине души он еще таил надежду, что, возможно, удастся найти решение проблемы, не прибегая к информированию Круга. Если жреца до сих пор что-то сдерживало последовать своему долгу перед Мерианом, то у него обязаны быть на это свои причины. Да и в любом случае сбежать от вездесущего Пиения представлялось Фраусу маловероятным. 
Минуты текли неимоверно долго, но наконец жрец инстинктивно встряхнул головой и с некой долей неуверенности посмотрел на кассету. 
"Либо сейчас меня убьют, либо нет," - Фраус приготовился к любому развитию ситуации. 
Пиений повернулся к магу. В воздухе повисла гробовая тишина. Через несколько секунд изучающего разглядывания жрец отдал кассету Фраусу и спросил:
- Не истина Мериана? Что ты об этом думаешь?
- Я не уверен.
- Говори. Честно и прямо. Ты согласен с этим.
- Я согласен.
- И?
- Я, - маг пытался как можно осторожнее подбирать слова, - думаю, что Мериан может ошибаться. 
- Так значит? Ошибаться? 
- Да.
- А я думаю, что Мериан не ошибается. Он осмысленно лжет.
Фраус не верил своим ушам.
- Лжет? Верховный жрец??? И это говорит член Круга?
- У тебя совершенно искаженное представление о Круге, - кислая улыбка пробежала по лицу Пиения. - Как и у всех вас. Вы считаете нас преданными служителями Великого Шиида, верно? Избранными, наделенными воистину божественной силой и слепо исполняющими его волю - и волю его пророка?
Маг только кивнул головой. 
- Но это не так. И если бы ты взглянул на Круг изнутри, тебе бы открылась совсем иная картина. То, что для вас свято, возводится в культ Мерианом и наиболее верными его последователями. Но есть и те, кто не пожертвовал свой разум верховному жрецу. Таких меньшинство, и не все способны противопоставить хоть что-то священным учениям Шиида, но сомнение давно зреет среди нас. Вот только окончательно вырасти ему не дано, - Пиений нахмурился. 
- Почему?
- Потому что они трусы. Кто-то рад своему положению и не хочет рисковать им, кто-то занимается любимым делом и не считает важными ошибки в идеологии, кто-то в целом не придает всему этому большого значения. Кругу нужны перемены, пока Мериан и его... свора не отправили всех нас обратно в Алтарь. С этим ты согласен?
- Может быть, - страх уходил, но его место занимала неуверенность. Фраус совсем не ожидал найти союзника среди жрецов. Он все еще не доверял Пиению, слишком подозрительными казались его слова. Вдруг это очередная ловушка? Но с другой стороны, зачем жрецу играть с магом? Забавы ради?
- Не знаю, как ты воспримешь мое предложение... вот только это совсем не предложение. Это приказ жреца. Вам так привычнее, верно? Ты и это подземелье - вы можете проложить путь к будущему. Такие как ты, нужны в Круге. Смелых у нас не хватает, а ты смелый.
- Что ты имеешь в виду? - Фраус начал догадываться, но сама мысль об этом показалась ему дикой.
- Я обеспечу тебе место среди жрецов. Это будет первый шаг. Увидишь, что будет дальше.
- Я??? Жрец??? Нет, нет, нет, - маг схватился за голову.
- Тебе это кажется настолько ужасным? 
- Нет, но я даже и не думал о таком. Я не знаю. Я не умею. Я не готов. И как, как? Как ты хочешь это сделать? 
- Это уже не твоя забота. Ты получишь место в Круге, даю слово. Этого достаточно. Не знаешь, не умеешь... готовься, пока есть время. Но ты зря боишься. Жрецу сложно совершить ошибку. Помни только две вещи: как можно меньше разговаривай с Мерианом и как можно лучше выполняй свою работу. И тебе ничего не будет грозить. Но, на самом деле, об этом еще рано вести разговор.
- Хорошо, - обреченно кивнул Фраус. Он понял, что спорить с Пиением бесполезно. Оставалось только надеяться, что жрец знает, что делает. 
- Пора уходить отсюда. Возвращайся к Орбану и жди.
- Ждать чего?
- Увидишь.
 



Аргонатика

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться