Во славу Шиида

Размер шрифта: - +

Часть 4. Nec Deus intersit

 

"Наконец-то жжение прекратилось", - прошло немало времени прежде чем Фраус осмелился выползти из своего угла. Узоры, украшающие тело мага, налились красным и теперь были отчетливо видны. Как зачарованный, Фраус поднял руку и не без доли гордости заново осмотрел ее. Было в этом что-то красивое, завораживающее. И немного странное.
"Интересно... Эти кристаллы отличаются чем-то кроме цвета?" - вспыхнул в голове мага вопрос, но очевидного ответа поблизости не наблюдалось. Новорожденный жрец прислушался к своим ощущениям, но и там никаких перемен не было.
"Скорее всего нет", - Фраус повертел в руках грубый осколок красного минерала, вздохнул и положил его на кривую табуретку, забившуюся в угол и оставшуюся на память от прошлого владельца комнаты. Больше маг в нем не нуждался.
"Мериан звал меня. Надо бы подняться к нему", - от этой мысли Фраусу стало неуютно. Страх перед верховным жрецом не развеялся окончательно. Хотя черные узоры больше не могли выдать мага, на уровне подсознания осталась твердая ассоциация "Мериан - опасность", и избавиться от нее едва ли было возможно. Но так или иначе, встречи с пророком не избежать, поэтому лучше самому прийти к нему чем ждать, когда Мериан вспомнит о своем неофите и отправится его искать.
Набрав побольше воздуха в легкие для смелости, Фраус снова погрузился в хитроумные лабиринты храма. Попасть на вершину пирамиды было делом нелегким, но все же более простым, чем спуститься вниз, к выходу. Выискивая лестницы, ведущие вверх, жрец забирался все выше и выше и спустя несколько минут, к большой неожиданности для себя, оказался возле уже знакомой комнаты с черным кругом посередине. Внутри круга сидел Мериан с высоко поднятой головой и закрытыми глазами и что-то шептал. Появившегося мага он не заметил. 
- Мериан? - Фраус робко позвал сидящего. 
Шепот стих. Верховный жрец открыл глаза, обвел комнату еще не до конца сфокусированным взглядоми обнаружил помеху. Несколько секунд он внимательно смотрел на мага, словно отчаянно пытаясь сообразить, что тот забыл здесь. Фраус, в свою очередь, не спешил с пояснениями.
- Быстро, - внезапно вырвалось у Мериана.
- Что?
- Неожиданно быстро, - он словно не слышал вопроса. - Впервые вижу, что бы кто-то с такой скоростью принял силу Шиида. Ты одарен, несомненно.
Фраус неопределенно развел руками, но его ответ пророку не требовался.
- Теперь ты один из нас - прямых служителей Шиида. Твоя миссия в этом мире - служение Ему, подчинение своей жизни Его воле и помощь своим братьям по крови не сойти с истинного пути, - верховный жрец поднялся с каменного пола и тут же вознес руки к небу. - Помни, что ты всегда в Его власти, и по первому зову ты должен положить на Его алтарь свое тело и душу.
"Какой же он... кровожадный."
- Но если ты будешь праведно жить и честно исполнять возложенное на тебя бремя, то никогда не познаешь Его гнева. Шиида видит все, жрец, и своих верных слуг Он награждает величайшими благами.
Фрауса так и подмывало спросить, что же это за блага такие, но он сдержался. Вместо этого прозвучал другой вопрос:
- Я должен нести слово Божье народу, Пророк. Но какое задание будет мне поручено? Имею в виду, более...
"Реальное", - чуть не выпалил маг.
- Более приземленное.
Мериан едва заметно нахмурился. Слова Фрауса ему не понравились.
- Ты так стремишься приняться за работу, жрец? Хорошо, трудолюбие угодно Шиида. Терпение тоже входит в число поощряемых Им качеств, но тебя, очевидно, этого дара лишили.
Фраус смутился, но верховный жрец не обратил на это внимания. 
- Ты займешь место Орбана. Как ты знаешь, твой предшественник был стражем наших слабых сородичей, наделенных даром магии свыше. Он оберегал их от бушующих песчаных бурь и всегда вовремя приводил в безопасный город. Без него добыча камня обречена, и лишь ты можешь вернуть ее к прежней точке. Направляй магов, охраняй магов, помни о бдительности и будь осторожен. От твоей внимательности зависит жизнь твоего народа. Верно служи великому Шиида.
- Клянусь, - без особого энтузиазма откликнулся Фраус, заранее зная, что не выполнит свою клятву.
- В таком случае, ты свободен, - Мериан снова сел в центре круга и монотонно забормотал молитвы.
Фраус поспешил убраться из комнаты. 
Путь к выходу из храма был непрост, но жрец с честью преодолел его, хотя это заняло порядочно времени. Чем дальше он уходил от вершины пирамиды, тем спокойнее себя чувствовал, и когда впереди наконец забрезжил уличный свет, Фраус смог облегченно выдохнуть. Правда, безмятежность его очень скоро покинула. У дверного проема мага караулил Пиений:
- А вот и ты. С Мерианом уже говорил? 
Фраус вяло кивнул. 
"Что же он теперь задумал? Перебить весь Круг? Обрушить храм? О Шиида."
- Он поручил тебе задание Орбана, верно?
Маг снова кивнул.
- Отлично. Просто прекрасно, - в голосе жреца мелькнуло удовлетворение. - Иди за мной, нам нужно кое-что обсудить.
Парочка поспешила подальше от центра города. Затерявшись в лабиринте переулков, Пиений остановился, убедился, что храм достаточно далеко, а рядом нет ни единой живой души, и повернулся к Фраусу:
- Ты же знаешь, к чему мы стремимся в конечном итоге?
Вопрос подразумевался как риторический, но маг еще раз кивнул. На всякий случай. Хотя на самом деле он не понимал до конца план Пиения и мог только предполагать.
- Пусть нас двое, но этого все равно мало, чтобы выступить против Мериана. На его стороне весь город и почти весь Круг. Сотни шиида. Но если мы изменим ситуацию на обратную, у нас больше не возникнет никаких затруднений. 
- Что ты имеешь в виду?
- Да, особой хитрости тебе не досталось, - Пиений глубоко вздохнул и начал терпеливо рассказывать свою идею:
- Почему Мериан стал верховным жрецом? Не потому, что он божий избранник и пророк, отнюдь. Он мог хоть себя выставить богом, и ему бы поверили. И поверили бы ему из-за его таланта внушать шиида свои мысли. Мы последовали за ним легко, не задавая вопросов. Нам не нужны были доказательства. Носители кристаллов едва ли смогут поменять свое мировоззрение, но простой народ крайне переменчив. Нам не составит труда заложить в них другую истину. Уверенный голос и красивые слова - и они пойдут за тобой. А если народ встанет против Мериана, победа уже будет практически в наших руках.
- Но что, если Круг переубедит шиида? Второй раз?
- Возможно. Нам нужно работать быстро, но аккуратно. Круг не должен заметить перемен до последнего момента. До момента, когда уже будет поздно что-то менять. И это несложно устроить, поверь мне. Жрецы в своем большинстве сидят внутри храма и крайне редко выходят за его пределы. Ты и я - единственные, кто находится снаружи. Если предупредить шиида, чтобы они вели себя тихо, не выдавали наши проповеди и вели себя как обычно, Круг ничего не заподозрит. 
Фраус слушал и сам не знал, как реагировать на все это. Он и помыслить не мог, что когда-нибудь окажется втянут в такую масштабную авантюру. С одной стороны, план Пиения выглядел вполне красиво, мог сработать и сулил огромные перемены к лучшему в жизни всего города. А с другой, какая-то часть мага боялась этих перемен. Она боялась возможных жертв, неизбежно возникающих при подобных переворотах. Она боялась провала и жестоких наказаний, которые последуют за ним. Она боялась того, что новое, нестабильное общество, которое может вырасти в результате их задумок, не получится контролировать. Она боялась последствий потери контроля.
И еще она боялась Пиения. Как бы ни были велики риски, но что-то манящее во всей этой затее имелось. И отступать было уже некуда. Пиений, очевидно, собрался идти до конца, и Фраусу придется идти следом за ним. Другой выход был закрыт еще давным-давно, когда заблудившийся в песчаной буре маг провалился в древнюю библиотеку.
Пиений тем временем, не замечая метаний напарника, перешел к следующей части своего плана:
- Тебя поставили следить за магами. Я же постоянно нахожусь в городе, среди шиида. Мы вместе можем донести до них нашу истину. Делай что хочешь: очерни Мериана, выставь его лжецом, хоть обзови его еретиком и лжепророком. Но маги должны тебе поверить. Позже я закончу твою работу, но прежде ты должен ее начать. 
- Хорошо, - покорно согласился Фраус.
- Я знал, что не ошибся в тебе, - Пиений выглядел невероятно довольным. Совсем не похожим на унылого помощника. - Тогда не будем терять время. Приступай к этому сейчас же.
Фраус выскользнул из переулка и поспешил к храму.
На главной площади никаких заметных перемен не произошло. Жрецы уже убрали столбы, напоминающие о недавнем Испытании Силы, и теперь шиида вновь слонялись вдоль улиц, войдя в свое привычное состояние апатии. Но при виде жреца равнодушные гуляки насторожились и замерли. Члены Круга по-прежнему производили на них магическое действие.
Фраус никогда не представлял себя в роли оратора. В центре всеобщего внимания он терялся, мысли путались в голове, а язык словно прирастал к челюсти. Именно к такому заключению он пришел, оказавшись на заветном возвышении перед храмом. Десятки глаз внимательно рассматривали его, ожидая какой-нибудь восхитительной новости, но выдавить ее из себя оказалось сложнее, чем думал жрец. Несколько секунд он молчал, сосредоточенно подбирая красивые слова. Тишина на площади начинала давить на нервы, и Фраус понял, что если он сейчас же не произнесет хоть слово, то оттереться от позора потом долго не сможет.
- В-во славу Шиида! - жрец решил начать со священных слов, последовав примеру всех речей, которые ему доводилось слышать раньше.
Тишина чуть всколыхнулась, легкое эхо пронеслось над головами слушателей, но ни один из них не издал ни звука. Шиида ждали.
"И с чего начать?"
- Все вы знаете, что Орбан погиб... недавно погиб, и я занял его место в Круге. Верховный жрец дал мне ту же миссию...
"Нет, не верно." 
- ... возложил на меня ту же миссию, что и на ушедшего. Орбана. Я должен защищать вас. Контролировать добычу бурь и следить за камнями. Вот. И...
"О Шиида, все не так! Мысли слипаются. Надо заканчивать."
- Иначе говоря, все маги должны собраться здесь. Потому что скоро мы выходим. Это воля Шиида.
Несмотря на то, что речь Фрауса едва ли можно было назвать успешной, его прекрасно поняли. Шиида засуетились: часть стянулась к возвышению, часть бросилась разносить весть по городу. Сам же жрец, наблюдая за бегающими сородичами, все пытался унять бешеное сердцебиение и пульсирующий в голове жар. 
"Это ужасно. Как я могу повести их за собой, если я не в состоянии произнести ничего вразумительного? Они не станут слушать меня. Они не поверят. Пиений, зачем ты доверил это мне? Лучше бы ты сам выступил перед ними. А теперь твой план обречен на крушение."
Паника накатывала удушающими волнами, то усиливаясь, то чуть отступая. Фраус искренне не понимал, как у жрецов получается произносить красивые, витиеватые обращения, то и дело добавляя религиозные отступления, когда он не может и дежурные фразы-то сказать. Неужто для того, чтобы стать членом Круга, действительно нужны особые умения, которых у него разумеется не было? Нельзя сказать, что эта мысль обрадовала Фрауса. Он все больше склонялся к тому, что не сможет оправдать ожидания Пиения.
Маги тем временем увеличились в числе. Рассеянно насчитав десятка три с половиной, жрец решил, что хватит и этого. Ждать отстающих было слишком утомительно. Да и если затея удастся, группа все равно вернется в город гораздо раньше обычного: едва ли маги смогут спокойно работать после того, как им перевернут мировоззрение. ПоэтомуФраус набрал в грудь побольше воздуха и крикнул, пугаясь собственного голоса:
- Следуйте за мной.
Небольшая толпа охотно исполнила приказ жреца. Шиида нестройным шагом направились к выходу из города. В воздухе снова повисло молчание, нарушаемое лишь редкими переговорами магов, но Фраус был даже рад этому. В тишине было проще продумать слова будущего выступления. 
"Что бы им такое сказать? - ломал голову жрец. - Нужно начать с отвлеченных тем. Нельзя же их сразу оглушить такой новостью. Хотя с другой стороны, чем безумнее история, тем проще в нее поверить. Уверенный голос и красивые слова... было бы это так легко. И все-таки, с чего начать?"
В раздумьях Фраус и не заметил, насколько приблизились к ним скалы. А четко сформулированной речи в голове до сих пор не было.
"Ладно, пора, наверное. Будь что будет", - жрец остановился и повернулся к своей пастве:
- Во славу Шиида, послушайте меня!
Все маги немедленно замерли на месте, устремив на предводителя полные любопытства взгляды.
- Я скажу одну вещь, которая вас напугает. Может, она покажется ложью. Скорее всего, да, она покажется ложью, но я клянусь светом Солиуса - это правда. Мы клянемся.
Шиида недоуменно зашептались, бросая тревожные взгляды на оратора.  Впрочем, тот чувствовал себя ненамного лучше. Заветные слова застыли где-то в гортани и отчаянно не хотели произноситься. В какой-то момент Фрауса посетила внезапная и очень желанная мысль бросить все и бежать без оглядки отсюда, но огромным усилием воли ему удалось подавить навязчивое желание. Хриплым, неожиданно низким голосом жрец сказал:
- Мериан ошибся. Мериан всегда ошибался.
Вторая фраза потонула в удивленных восклицаниях, вспорхнувших над магами. Толпа требовала подробностей, и Фраусу оставалось надеяться, что он сможет дать их. Терпеливо выждав, когда первый взрыв голосов затихнет, он продолжил:
- Сознательно или нет, но Мериан врал, - последнее слово далось особенно тяжело. 
- Я... Мы знаем это. Мы уверены в этом. У нас есть доказательства.
"Но нужны ли им доказательства?"
- Доказательства того, что верховный жрец ошибался во всем. Если попросите, мы покажем вам их. Только прежде... Мериан говорит, что Шиида - наш бог, - жрец в первый и последний раз вознес руки к небу, на секунду замолк, очарованный сиянием звезды - до чего же редко он смотрел на нее, с тех пор, как узнал про ее небожественную природу! - и медленно произнес, чувствуя, что слова сами соскальзывают с языка, - но на самом деле, Шиида либо умер с прошлым миром, либо сошел с ума. Либо же вообще никогда не существовал.
Он ожидал любой реакции. Криков, рыданий, удивленных возгласов. Может даже недоверия и отрицания. Но маги лишь одновременно подняли головы, встретившись взглядом с Солиусом, а потом также одновременно опустили их и посмотрели на Фрауса. От этих взглядов жрецу стало еще хуже. 
"Скажите же что-нибудь!"
И словно услышав его мысленную мольбу, маги высвободили целый поток вопросов, который мог значить только одно - они готовы поверить. Именно так, как говорил Пиений.
- Мериан говорит неправду? 
- Но кто породил нас?
- Куда мы уходим?
- Кому мы молимся?
- Я понимаю, как вы хотите услышать ответы! - жрец повысил голос, пытаясь перекричать толпу. - Но я не могу дать их! Мы многое не знаем, это правда! И не узнаем, никогда не узнаем, - Фраус понизил голос, испугавшись собственных мыслей, - если Мериан продолжит все объяснять волей Шиида. Наверное, все можно изменить, но нужно что-то делать. Изменить можно все, - жрец устало закрыл глаза. - Быть может... поговорите с Пиением. Он сможет рассказать вам больше.
Маги, будто бы только и ждали этой команды, немедленно развернулись и наперегонки рванули к городу, оставив Фрауса в гордом одиночестве. И, о Шиида, как же он был рад этому!
"Теперь его очередь мучиться с ними", - удовлетворенно подумал жрец и неторопливо направился за магами. На душе сразу полегчало. Самое сложное позади, и пока что от Фрауса больше ничего не зависит. К тому же, он неплохо справился со своей ролью. Можно перевести дух.
До окраины Фраус добирался долго, изо всех сил оттягивая тот момент, когда ему снова придется взять на себя ответственность за очередное замысловатое задание Пиения. А когда все-таки добрался, обнаружил, что город подозрительно опустел. Шиида, бесцельно блуждающие по улицам, пропали. Зато неподалеку, на расстоянии нескольких переулков, слышался громкий голос. Интуиция, или может обычная логика, подсказала Фраусу, что источником голоса является его друг.
"Они уже нашли его? Или это Пиений их нашел?" - жрец поспешил на звук и очень скоро столкнулся с огромной толпой, буквально растекшейся по узкой улице. Шиида забивались в малейшие щели, залезали внутрь домов, пихались и отталкивали друг друга - одним словом, делали все, чтобы оказаться как можно ближе к новому проповеднику. Но нужды в этом не было: Пиения было отчетливо слышно и на самых дальних рядах, где приткнулся Фраус. 
"Должен признать, у него это получается гораздо лучше, чем у меня. Он знает, о чем говорит, не запинается на каждом слове", - жрец был только рад, что хоть кто-то из них двоих может произносить красивые речи. 
- Вы спрашиваете, кто породил нас? Нас породило прошлое. Никто не назовет нам имена наших создателей. Их тела давно обратились в песок. Да-да, я уверен, что наши создатели были смертны, возможно, даже более смертны чем мы. Мы начинаем свою жизнь у алтаря, но кто создал алтарь?
Судя по поднявшемуся гулу, никто из слушателей не задавал себе этот вопрос. 
- Они. Они и создали алтарь. Древние. Боги. Истинный Шиида. Вот кому мы должны поклоняться. Солиус питает нас, дает нам силы, но никогда с начала нашей памяти он не отвечал на наши молитвы. Не потому, что мы были недостаточно усердны, а потому, что он мертв. Мертв, причем мертв во всех отношениях. 
Эта новость уже никого не удивила, судя по вялой реакции.
- Единственный, кто слышит голос Шиида, Мериан. И мы слепо верим его утверждениям и предсказаниям? Вы ошибаетесь, мы все ошибались, доверившись ему. Мериан хитер и жаден. Он прорвался к власти самым простым способом: подчинил себе наше сознание. Он создал ложь, и мы поверили в нее. Отдали ему свои души. Наша вера - его источник силы. Он управляет нами. Всеми, всеми, даже жрецами. Вы думаете, что Круг свободен в своих поступках и мыслях, но это не так. Круг - священное оружие Мериана. Мы прикоснулись к "дару Шиида", и тем самым нас вынудили осознанно присягнуть Мериану и его богу на верность. Мы защищаем их, не опровергая грязную ложь, хотя можем! И в этом нам нет оправдания. Но еще не поздно все изменить. Еще не поздно загладить наши грехи перед вами, направить наш народ по истинному пути - и решение только одно. Мы должны свергнуть Мериана.
Голос Пиения заговорщически снизился. Из толпы донеслись яростные крики.
- Но тише, тише. Не сейчас. Мы достаточно сильны и можем разрушить храм до основания, но есть ли в этом необходимость? Конечно, грубая сила может сотрясти наш город и привести к желанным переменам, но есть и другие способы. Гораздо тоньше и изящнее. Я возьму это на себя. Вы же будьте готовы. Пока я не прошу от вас ничего, кроме как ждать и молчать. Ждите от меня знака и молчите, во имя всего сущего, молчите! Никто из Круга не должен узнать то, о чем я вам поведал, иначе все наше будущее будет стерто и выжжено пламенем слепых фанатиков. А теперь расходитесь.
Стоило Пиению произнести последнее слово, как толпа, выкрикнув напоследок что-то ликующее, расползлась во все стороны. Меньше чем через минуту на улице остались только двое жрецов.
- Это было... впечатляюще, - осторожно начал Фраус. - Но не слишком ли ты преувеличил? 
- Это не имеет значения. Мне нужно было настроить народ против Мериана, и мне это удалось. В отличие от тебя.
- Я делал все, что мог! - возмутился Фраус. - Ты сказал, что закончишь мою работу! 
- Верно, - согласился Пиений. - Было бы что заканчивать. Они набросились на меня и начали засыпать вопросами быстрее, чем я успевал отвечать. Ты вообще хоть что-нибудь им объяснил?
- Я выставил Мериана обманщиком, как ты и велел! Я сказал им, что Шиида, скорее всего, легенда.
- И все?
- Но...
- Ладно, это не имеет значения, - отмахнулся Пиений. - Пусть даже основная работа досталась мне, своей цели мы добились. Они готовы идти за нами на любое безумство. Сейчас главное - не терять времени.
- Куда мы торопимся?
- Они легко загораются, но - кто знает! - могут также легко остыть, если мы будем медлить. Мы можем и сейчас обрушить Мериана, но не без трудностей. Нет, нужно сделать еще один шаг, прежде чем менять мир.
- Какой?
- Круг. Среди жрецов большая часть слишком преданна Мериану или же слишком боятся перемен, но есть один... или возможно даже двое, которые могут помочь нам. Но тебе я их не доверю.
Фраус только усмехнулся, впрочем, без особого веселья.
- Жди здесь. Я пойду в храм и попытаюсь переманить их на нашу сторону. 
- Ждать? И больше ничего?
- Не показывайся на глаза жрецам, не привлекай к себе внимание, не суетись на главной площади. Да, больше ничего, - Пиений скользнул в ближайший переулок и исчез.
Фраус остался один. Сначала у него появилось труднопреодолимое желание броситься вслед за Пиением и потребовать от него несколько ответов. На глубоко подсознательном уровне что-то ему не нравилось в сложившейся ситуации, но определить что именно, было затруднительно. Жрец сделал несколько кругов по улице, остановился возле стены дома. Шершавая поверхность камня, вечно горячая под лучами негаснущего Солиуса помогла ему сформулировать свои мысли, как бы странно это ни звучало.
"Все происходит слишком быстро, но может оно и к лучшему. Вот только что он собирается сделать с Мерианом, когда..."
Фраус догадывался что. Не то, что бы маг сильно жалел Мериана: даже если верховный жрец просто безумен и не таит злых умыслов, ему не место на вершине храма. Но он не заслуживал того исхода, который задумал Пиений. Как, вероятно, и любой другой на его месте. Маг еще слишком хорошо помнил трагедию возле скал, после которой он чуть ли не возненавидел своего напарника, и не хотел, чтобы она повторилась. 
"Может получится разрешить проблему мирным путем? - внутри Фрауса теплилась искорка надежды. - Может Мериана удастся убедить отказаться от правления? Может не придется убивать его?"
Слабая надежда, но Фраус пообещал себе приложить все силы, чтобы добиться успеха. Пусть даже ему пришлось бы... убить Пиения? Глупости. Стать его заклятым врагом - да, возможно. Но не убить. Хватит смертей.
Жрец продолжал мерять шагами ширину улицы, все сильнее упрочняясь в своем желании изменить план союзника. Вот сейчас: он вернется и Фраус выскажет ему все, что думает. Пусть он рассмеется или разозлится, но маг все равно сделает по-своему. Да, все будет именно так!
Но все было не так.
И причиной тому стал грохот, прокатившийся по городу. Ему предшествовали громкие крики, долетевшие издалека. 
Фраус насторожился. Слова из-за расстояния разобрать не представлялось возможным, но шум никак не мог входить в их планы. Жрец завертелся на месте, пытаясь понять, с какой стороны идут крики, и наконец пришел к выводу, что звуки исходят из центра города. В недоумении маг повернулся к храму, величественно возвышающемуся над городом, и онемел.
На какую-то долю секунды Фраусу показалось, что у него кружится голова. Но странное чувство тут же прошло. Часть святилища на самом деле дрожала и на глазах покрывалась трещинами. Ровные стены ломались точно тонкие каменные плитки, рассыпаясь на сотни кусочков. Земля вздрагивала с каждым рухнувшим этажом, от чего хрупкие хижины начинали подозрительно постукивать. Отдельные звуки ударов сливались в единый сплошной гул, от которого даже на таком расстоянии болели уши. Огромное облако пыли и измельченного камня неторопливо поднималось над главной площадью. Какой ужас творился там, можно было только догадываться. 
Длилась немая пауза недолго: уже в очень скором времени грохот начал стихать, а земля содрогаться все реже и реже. И хотя мутное облако продолжало смазывать картину, сквозь него все же можно было разглядеть то, что осталось от храма. Некогда практически идеальная пирамида потеряла немногим меньше половины себя и теперь напоминала очередную уродливую поделку жрецов, разве что сильно увеличенную в размерах. Ничего величественного в ней не осталось.
"Нет! Почему?! Как?!" - Фраус бросился к руинам святилища, не чувствуя ног от ужаса. Его худшие страхи, похоже, воплощались в жизнь. О каком мирном исходе теперь может идти речь?
На площади царил сущий хаос. Повсюду валялись обломки самых разных форм и размеров. Храм, лишившийся доброй части своих стен, выставил напоказ зияющие внутренности, когда-то наводившие ужас на Фрауса. Сейчас же ничего пугающего в замысловатых лабиринтах не было. Извлеченные на свет, они заставляли недоумевать, как в них вообще можно заблудиться. 
Но гораздо больший интерес для жреца представляла огромная толпа шиида, окружившая руины. Никогда еще Фраус не видел такое количество сородичей в одном месте. Должно быть, сюда стеклись все жители города и теперь стояли, выкрикивая ругательства, проклятья и просто бессмысленные фразы, которые должны были поддерживать общую атмосферу беспорядка. Парящая в воздухе пыль забивала легкие, вызывая неукротимый кашель, но шиида будто не замечали ее, продолжая с остервенением звать Мериана.
Фраус с огромным трудом пробился сквозь толпу, с неожиданной силой отталкивая со своего пути любые возникающие препятствия, и чуть не столкнулся с Пиением, который стоял спиной к шиида, внимательно всматриваясь в кучу колотого камня. Выглядел жрец неважно: левая рука была согнута и плотно прижата к телу, плечо рассечено и на песок тонкой струйкой стекала кровь, окрашивая его в темный цвет. Вокруг бушевала толпа, но Пиений не выглядел взбудораженным. Скорее напряженным.
- Что здесь произошло?! - Фраус с ужасом переводил взгляд с храма на руку союзника и обратно.
- Ты? - Пиений резко повернулся, и на его лице мелькнуло облегчение. - Прекрасно. Будь готов. Он скоро появится. 
- Кто? Зачем? Откуда появится? Ты же должен был просто поговорить со жрецами!
- Жрецы? - выкрикнул Пиений с такой интонацией, что Фраус похолодел внутри. - Жрецов больше нет! Все там, - он махнул здоровой рукой в сторону груды камней, - мертвы.
Все, что смог прошептать Фраус в ответ, было:
- Но почему?
Пиений не ответил. 
 



Аргонатика

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться