Во тьме

Размер шрифта: - +

Глава 3

Раздался щелчок, но выстрела не последовало.

- Пошёл вон, лейтенант, - мрачно прошипела шериф, убирая револьвер в кобуру. - И молча.

Впрочем дважды повторять не пришлось, едва женщина опустила оружие, Кристан схватил коробку, но говорить ничего не стал, как бы ни хотелось. Мало ли что еще могло прийти в голову контуженой. Но... всегда можно было подкинуть материал прессе.

Едва за Голдом закрылась дверь, голос подала Лана.

- Андреа, ты больная стерва... - тихо и очень мрачно заметила она и медленно осела на пол коридора, прикрыв глаза.

Руки дрожали от волнения, ныла нога, тело и особенно сердце. К стыду своему, испугалась женщина совсем не за горе-сотрудника, а за начальницу. Хотя нет, не за начальницу, а за подругу. Лана даже представить боялась, что мог повлечь за собой такой срыв, а он казался просто неминуемым. Уже давно ей не приходилось испытывать такого мгновенного и всепоглощающего ужаса.

- Да, полностью согласна, - покачала головой шериф, наклоняясь к подруге, чтобы помочь ей подняться.

Сердце бешено колотилось в груди. Она и сама понимала, что была близка к тому, чтобы сорваться и тогда от убийства Голда ее не удержало бы даже то, что в револьвере нет патронов.

- Утром при задержании все патроны извела на придурка, угнавшего соседскую машину, не успела зарядить, не до того было. - Андреа дотянулась до трости и подала ее Лане. - Извини, год хотела что-нибудь подобное сделать, не сдержалась.

Женщина прекрасно понимала, что у неё могут быть проблемы из-за сегодняшней выходки, но пост шерифа захудалого городка - не та должность, за которую стоило держаться. Да и хуже быть уже просто не могло.

- Боже, ну и начало недели.

Глубоко вдохнув, Лана приняла трость, но вставать не спешила, не уверенная, что тотчас же не свалится.

- Твоя радикальность доведет тебя до могилы, - всё же добавила Лана, взглянув на подругу. В течение года она старалась как-то уладить взаимоотношения в коллективе, но ее крошечного воздействия оказалась явно недостаточно.

- Зато избавит нас от такого дерьма, как Голд, - хмыкнула Андреа. - Как таких уродов, вообще, на службу берут?

Женщина подхватила подругу под руки и попыталась поднять.

- Ааандреа, ты смерти моей хочешь? - протянула Лана, отмахнувшись от начальства. - Лучше премией помоги, - криво усмехнувшись, всё же добавила она.

Смысла продолжать давить на совесть Андреа не было. С Голдом или без него, у них оставалась работа. Глубоко вдохнув, женщина не без труда, но поднялась сама, оперевшись о трость.

- Погоди, через неделю, как раз премия будет, - усмехнулась шериф. - А сейчас, пойдём, нужно разобраться во всем этом дерьме.

 

Пожалуй, в мире не так уж много вещей, которые могут превзойти по занимательности уязвленное самолюбие. А уж уязвленное мужское самолюбие и вовсе уникально и неповторимо. По крайней мере так считает каждый второй мужчина. Некоторые, получив наставительный пинок от судьбы, отправляются зализывать раны, с годами обрастая обидами, что наслаиваются одна на другую, постепенно превращаясь в монолит.

Но есть и другие, те, кто не таит своей обиды, а дает ее яду ход, отравляя себя, обидчика и все окружение.

Голд никогда бы не подумал, что мерзкое слово «шестерка» когда-то можно будет отнести к нему. Что злые языки назовут его, лейтенанта полиции наушником прессы. Не подумал бы он об этом и сейчас, выходя из редакции городской газеты. Сейчас он вовсе не думал ни о чем, кроме как посильнее насолить больной стерве.

Глухая злость клокотала в душе вторые сутки и он не стал ее сдерживать, дал ей выход в пространном интервью местному каналу, но и этого ему казалась мало. Ничтожно мало.

Снимут истеричную стерву с должности и что? Нет, ее за подобное стоило бы сравнять с землей, уничтожить малейший шанс отбелить свое имя. И как лучше это сделать, если не напев нужного в уши иногороднего журналиста?

Криво усмехнувшись, отбросив в сторону еще тлеющую сигарету, мужчина решительно направился в кафе, где назначил встречу писаке.

Жеральт уже ждал его. Мужчина сидел на лавочке со стаканчиком кофе в руках. Рядом лежал блокнот. Завидев офицера, Мэй помахал ему рукой и поднялся с места.

Коротко кивнув, Кристиан неспешно подошел к нему, опустившись на лавку рядом с ним.

- Зря вы ждете сведений от шерифа. Она не может с вами ничем поделиться, равно как и добыть их не в состоянии, - неспешно, точно отвлеченно, заметил Голд.

- А вы, стало быть, можете? - удивлённо поинтересовался Жеральт, отхлебнув кофе. В памяти было свежо появление офицера в отделении и его поведение, которое кроме как «неподобающее» и «непрофессиональное» Мэй никак не мог назвать. - А мне показалось, что шериф очень рассудительная и умная женщина, а главное - профессионал своего дела.

Хмыкнув, Голд только чуть прищурился, взглянув на собеседника.

- Умная и рассудительная, говорите... Интересно, за что же ее, настолько многогранную и умелую отрядили из элитного отряда в наши, богом забытые места? Может из-за неустойчивой психики. Решили избавиться от бомбы замедленного действия, которая может в любой момент взорваться и унести с собой десяток-другой жизней. И не важно, что такой некомпетентный человек не в состоянии вести расследование, - пожав плечами, невозмутимо отозвался он.

- Даже так? - изумлённо изогнул бровь журналист. На секунду он задумался, а затем покачала головой. - У вас есть, что сказать по этому поводу? - деловито поинтересовался он, присаживаясь на лавочку и доставая из кармана телефон. - Вы не против, если я запишу все, что вы скажете на диктофон, чтобы позже перевести это в текстовый формат?

- Конечно, - улыбнувшись, отозвался он, откинувшись на спинку лавочки.

Не углубляясь в подробности, но и не теряя важных мелочей, мужчина полностью повторил тот же рассказ, что так заинтересовал местных журналистов. Начиная от странного перевода нынешнего шерифа, ее замкнутости и агрессивности поначалу и дальше, по ряду мелких неприятностей, до настоящего положения с полным отсутствием продвижения дела.



Эн и Ли Ноар

Отредактировано: 16.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться