Во Тьме. Безликий

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 35. БЫТЬ ВСЕМИ И НИКЕМ

- …пройдет не одна сотня лет, прежде чем суть сказанного дойдет до тех, кому оно адресовано.

Глядя перед собой, Камиль де Кард раздумывал над тем, что услышал только что. Он даже не подозревал, что история мира Синих сумерек настолько трагична. Светлые времена давным-давно канули в небытие, превратившись в красивую легенду. Вот только красота эта оставляла какое-то гадкое послевкусие, оно и портило впечатление.

- Не понимаю, - развел руками денр Лучезарных земель.

- Чего?

- Ты говоришь о мире, где не было лжи, двуличия, жестокости и прочих неприглядных качеств, которых в избытке сегодня, - принялся размышлять де Кард. – Все выглядит так радужно и безоблачно, что начинает подташнивать от такой идеальности.

- Разве такой мир не имеет право на существование? – казалось, Исмена была несколько обижена.

- Нет, если в этом мире заживо жгут людей на кострах, - тон Камиля стал настолько колючим, словно вернулись лютые ветра зимы, окатив его собеседницу своим безжалостным холодом.

- Это все от неведения, - пожала плечами крэмвилл. – Чаровницы не спешили рассказывать о рождении простых смертных в своих семьях, а денр был…

- …самодуром, - закончил за нее де Кард.

- Ты не прав, - вздохнула Исмена. – В каждом из времен есть свои трагедии, о которых больно вспоминать. Со временем, и твоя станет примером того, как следует справляться с ними.

- Нет, - возразил де Кард. – Я не хочу, чтобы кто-то следовал моему примеру. Больше такого произойти не должно. Никогда, - припечатал он, отворачиваясь от собеседницы.

Союзница Дариуса тяжело вздохнула. Листая манускрипты, она была уверена, что Безликий станет панацеей. Именно в нем Исмена видела решение если не всех, то большинства проблем. Сегодня пришло осознание, что помимо предназначения, он имел свое мнение, которое не совпадало с ее собственным. Камиль никак не желал отвлечься от земных бед. Он все еще мыслил как человек, что очень мешало Исмене. Де Кард должен был быть тем, кого она искала так долго. Он был им. Пришло время отбросить мелкие заботы, чтобы заняться более насущным. Проблема заключалась в том, что так считала только она.

- Пора оставить денра де Карда, - тихо сказала она, опуская ладонь ему на плечо. Чувствуя, как сердце замедляет ритм, Исмена поймала себя на мысли, что со страхом ждет его ответа.

- Никакая сила не заставит меня отречься от него, - и переживала крэмвилл не зря. – Все, что у меня осталось – это денр де Кард. Это он стоит между Винсентом и жителями крепости. Он,  а не тот, кем ты меня считаешь.

- Ты не должен сражаться с Винсентом, - проговорила Исмена. – Нравится тебе это или нет, но придется найти способ сосуществовать с ним.

- Что? – дернулся Камиль, сбрасывая руку женщины со своего плеча. – Ты предлагаешь подставить вторую щеку для удара?

- Это тяжело, но иногда другого выхода нет.

- Нотации о прощении оставь при себе, - жестко ответил денр. – Я давно простил этерна, но ничего не забыл.

- Его будут судить Боги.

- Это мою землю он утопил в крови, - тихо произнес Камиль. – Моих родных и близких отправил к предкам. Нет, судить его буду я!

- Не сможешь совладать с собой – умрешь, - не отступала Исмена. – Тебе придется считаться со словами Маливии.

- Что это значит?

- Пусть бастард, но по крови ты – наследник рода де Кард, а значит, наследуешь и проклятие чаровницы. Когда правительница холмов поняла, что успокоить гнев денра Лучезарных земель не удастся и будет собран совет, Маливия осознала еще кое-что.

- Что же? – полюбопытствовал Камиль.

- Когда холмы впитают принадлежащие ей чары, никто не сможет защитить ее ребенка. Мальчишка обречен быть затравленным, словно дикий зверь. Тогда Маливия создала заклятие, которое и связало ее сына с ребенком, которого носила жена старшего сына денра. Природа всегда соблюдает баланс и, поскольку еще даже не родившийся наследник рода не мог жить вечно, дабы обеспечить Винсенту безопасность, чары легли на мальчиков-первенцев во всех будущих поколениях. На свою беду, твой предок не воспринял всерьез бессвязные слова, брошенные в агонии.

- Каким образом выражается связь? – спросил денр.

- Пока жив и не вредим этерн, ничего не угрожает и смертному мальчишке.

- Но…? – начал де Кард, понимая, что история далека до логического финала.

- Крики чаровницы еще летели над землями смертного денра, когда он отправил стражу на поиски сына правительницы холмов. Мальчишке удалось затеряться в Сумеречных лесах и о нем постепенно забыли, пока наследники рода де Кард не стали погибать от самых нелепых смертей.

- Проклятие пробудилось, - догадался Камиль.

- Верно, - кивнула крэмвилл. – Прошло почти десять лет после казни правительницы холмов, когда внезапно погиб на охоте денр Арий де Кард. Прекрасный наездник, всегда отлично держащийся в седле, он не удержался на лошади, упал и сломал шею.



Александра Кармазина

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться