Во власти его величества

Размер шрифта: - +

Часть 22.

Пить хотелось нестерпимо. Я машинально облизнула пересохшие губы, чувствуя отголосок усталости во всём теле. И тут же чья-то тёплая рука коснулась моей щеки. Только когда голова машинально потянулась навстречу, я точно поняла, что она принадлежит Аяру.

Мою голову осторожно приподняли, а к губам прикоснулось что-то прохладное, заставляя меня открыть рот и сделать пару торопливых глотков.

Слишком сладко.

Я скривилась и попыталась отвернуться, но пришлось сделать ещё пару глотков, когда над головой послышался негромкий голос эора:

– Надо, Снежинка.

– Сладко, – скривилась я всё же.

Во рту после напитка осталось яркое сладостное послевкусие, в данный момент показавшееся просто отвратительным. Мне бы сейчас чего-нибудь чуть кисленького и такого же холодного…

Голову не отпустили и губ тут же коснулся другой сосуд, а голос Аяра над головой успокаивающе пояснил:

– Другое.

Я послушно глотнула и в очередной раз удивилась эору. Я, наверно, вслух своё желание озвучила, потому что данный напиток был как раз кисленьким.

– Вот и умница, – похвалил он, когда я послушно всё выпила, укладывая меня обратно на подушки.

Глаза открыть оказалось сложно, они просто не желали этого делать, но я всё же справилась. И, оглядывая уже знакомую мне комнату, задумчиво проговорила:

– Знаешь, не надо мне той белой спальни, я уже к этой привыкла.

Аяр в ответ чуть улыбнулся. Потом улыбнулся шире, в итоге хмыкнул и чуть покачал головой.

– Снежинка, я просил тебя не делать глупостей. – Напомнил он очень спокойно.

– А я и не делала. – Слабо возмутилась я. – Это всё Пакля.

– Кто? – Верховный вопросительно на меня посмотрел.

– Пакля, – со вздохом повторила я, – призрак этот.

– Дух, – тут же исправил Аяр.

– Зараза! – Не согласилась я с ним, от переизбытка эмоций даже сев в чужой постели, прижимая одеяло к груди и с искренним возмущением взирая на спокойного, как удав, эора. – Он самая настоящая зараза! Пойдём, говорит, форму мне менять. Сначала чуть не утопил, потом укусил!

И я, в подтверждение слов, продемонстрировала Аяру пострадавшее запястье с отчётливым отпечатком чужих клыков. Эта зараза!.. Он же меня реально чуть не утопил. Заставил зайти в ручей, а там течение такое, что меня чуть не унесло. Пришлось выползать и, дрожа от холода, проклинать эту неприятность на лапках, а он меня возьми – да за руку цапни! Запёкшаяся кровь до сих пор была!

 А, нет, не было. Укушенное правое запястье было очень аккуратно перебинтовано и почти не болело. Удивлённо на него посмотрев пару мгновений, я вскинула голову и подарила Аяру благодарный взгляд.

Эор выглядел спокойным, спокойно же мне и улыбнулся, но его глаза… Они отчётливо сверкнули чем-то опасным и злым.

– Он сказал тебе, что делает? – Всё также спокойно, даже безразлично поинтересовался Аяр, взял со столика высокий стакан и, сидя в кресле возле моей постели, сделал большой глоток.

– Сказал, что будет форму менять, а для этого ему моя помощь нужна. А что?

Мне совершенно не нравилось это показное спокойствие эора. Его обычное спокойствие было с каплей хитринки и добродушного настроя, а то, что я видела сейчас, было спокойствием опасным. Как небо перед сильной грозой.

– Он действительно поменял форму. – Убийственно спокойно проговорил Аяр после ещё одного глотка. У меня такое чувство, что он их делает исключительно ради того, чтобы успокоиться. – А вместе с тем сделал тебя своим хранителем. Ты знаешь, что это значит?

Мозг начал работать со скрипом. Почесав пострадавшее запястье, я честно пыталась что-нибудь припомнить. Вспомнить удалось лишь то, что Пакля ещё до укуса называл меня своим хранителем. Врал?

– Понятия не имею, – честно призналась я, чуть отодвинула одеяло и взглянула на себя.

Чёрная рубашка была застёгнута на все пуговки, но вот под ней… Чувствуя, как краснею, я подняла на Аяра до ужаса смущённый взгляд. И вот после этого он улыбнулся уже широко и малость пакостливо, как улыбался до этого.

– Тебя переодевал я, – медленно растягивая слова, подтвердил он мои опасения с гуляющей на губах хитрой улыбкой, – и мне очень понравился. Думаю, надо повторить. Раз так тысячу.

Я уже не просто красная – я вся багряная от жгучего стыда, даже щёки немного покалывало! Захотелось спрятать лицо в ладонях, но я как-то сдержалась, хорошо понимая, что после этого мне будет только стыднее.

– Ты так очаровательно смущаешься, – будто издеваясь, заметил Аяр с улыбкой в голосе, – Снежинка, мне опять хочется тебя съесть.

Просто замечательно!

– Меня уже пожевали, – нервно напомнила я, бросив взгляд на перебинтованное запястье, – мне хватило.

Зря, наверно, сказала, потому что Аяр улыбаться тут же перестал и вообще стал похожим на глыбу льда – мрачную и злую.

– Снежинка-Снежинка, – укоризненно покачал он головой, а я мимоходом подумала о том, что такими темпами собственное имя скоро забуду, – пришлось сильно поторопить портных. И рабочих. И артефакторов. И… В общем, твоя спальня уже готова, но, если ты хочешь остаться здесь, я буду очень рад, только предупреждаю: спать в другой спальне я не собираюсь.

Я опять начала краснеть под его внимательным взглядом. А Аяр, будто издеваясь, продолжил размышлять вслух:

– Оставайся, я не против, правда. Надеюсь, ты крепко спишь и не проснёшься, если я буду обнимать тебя во сне? Знаешь, ещё немного и я запрещу тебе переезжать…

Тут уж я не выдержала. Вскочила с кровати, чуть было не запутавшись в одеяле, и пулей вылетела в ванную, заперев дверь изнутри. А уже там, стоя перед зеркалом с красным лицом, слышала негромкий довольный смех Верховного.



Валентина Гордова

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться