Во власти его величества

Размер шрифта: - +

Часть 31.

А потом я опустила взгляд и увидела, как Пакля отодвигает в сторону мужскую руку, открывая кровоточащую рану на левом боку. О боже, сколько крови!.. Тонкими ручейками она текла из безобразной глубокой раны, пачкая кожу и штаны и собираясь на берегу лужицей.

Мне стало сложно дышать. Внутри всё сжалось от страха, а перед глазами зароились сотни чёрных точек.

Никогда не любила кровь. Её резкий противный запах, её вид, всю её. Она была слишком противной, и мне каждый раз становилось плохо, вот прямо как сейчас.

Гулко сглотнув, я тут же отвернулась, задышав глубоко и пытаясь успокоиться.

– Ты не знаешь, кто такие перерождённые? – Удивился мужчина, кривясь от боли. И с шипением пояснил для меня: – Вы силу получаете через ритуал, и она у вас отличается от магии Смерти.

Возможно, если бы в этот момент у меня перед глазами всё не плыло и не нужно было бы давить тошноту, я бы задумалась над тем, что он сказал. А так же слова просто прошли мимо меня.

– Что с вами случилось? – Этот вопрос казался сейчас наиболее важным.

– Границу неудачно пересёк, – рыкнул он и тут же зашипел, когда Пакля что-то сделал с его раной, – Ищейки Верховного перехватили, пришлось от них попетлять, но я ушёл.

– А Паклю где нашли?

– Так он со мной был, – безразлично бросил мужик, – вы мне помогать-то собираетесь?

Вот после этого я повернула голову и возмущённо на него посмотрела.

– Как?! – Воскликнула громче, чем следовало.

И получила вот просто самый логичный ответ:

– Ты же перерождённая.

У меня и так всё на лице было написано, но я, видя его искреннее непонимание, всё же протянула:

– И?

Непонимание на его лице отразилось ещё сильнее, после чего Марос покосился на молчаливого Паклю, у него же и спросил:

– Она не знает?

– Совсем безнадёжная, – вздохнул дух горестно в ответ, затем обернулся и ласково так мне сказал: – Вика, или как там тебя, иди сюда, сейчас мы нерадивого мага лечить будем.

Мне не хотелось идти. От вида крови воротило, сознание стучало и напоминало о том, что я даже представления не имею о том, как это делать. К тому же, он был магом Смерти, а я вообще прямо сейчас должна была сидеть и медитировать…

Вздохнув, осторожно подошла к магу и опустилась перед ним на корточки, мимоходом отметив, как ощутимо нагрелись клинки на поясе. Отстранённо подумала о том, что так и не увидела духов во время нападения. Надеюсь, что и сейчас не увижу.

– Чего я не знаю? – Спросила у них, чувствуя себя… странно.

Мне не было страшно, хотя, по логике вещей, именно это я и должна была испытывать. Вздохнув и официально причислив себя к категории безумных людей, я осторожно отодвинула лапы Пакли и взглянула на рану. Жуткая, явно болезненная, но, кажется, не смертельная. Во всяком случае, мне искренне хочется в это верить.

– Перерождённые маги сильнее урождённых магов Смерти, – проговорил Пакля, и это была первая полезная фраза из его уст.

– А Верховный знает? – Спросила просто из любопытства, неосознанно оттягивая страшный момент, когда мне вот это лечить придётся.

– Перерождённых приходится один на сотню. При условии, что живых магов Смерти в этих землях осталось штук сорок максимум, ты единственная перерождённая, – ответил всё также спокойно Пакля, отойдя в сторону и плюхнувшись на попу. Посмотрев внимательно сначала на меня, затем на раненого, он добавил очень выразительно: – мне обещали, что взамен на помощь тебя не тронут.

– А меня могут тронуть? – Удивлённо вскинула я брови, опасливо косясь на мужчину, что сейчас был совсем рядом со мной.

Интересно, как быстро он может меня убить? И спасёт ли от магии Смерти защита Аяра?

Но стоило только заглянуть в чёрные глаза мужчины, как я тут же поняла, что о моей смерти даже и не думают. Нет, он смотрел на меня не как на потенциальный труп, а, скорее, как на чудо какое-то – с восторгом и явным желанием потрогать.

Я сильно нахмурилась, перебарывая желание отодвинуться, и прямо посмотрела на Паклю:

– И в чём же отличие? Почему перерождённые выше?

Марос открыл рот, собираясь ответить, но не успел.

– Сначала вылечи его, а потом я тебе расскажу, – перебил мага Пакля. И, видя моё недовольство, примирительно добавил: – не хочу время тратить, удары Ищеек сами собой не заживают.

А я поняла, что совершенно точно не хочу знать, что случается со всеми ранеными, кого не может вылечить маг Смерти. Вместо этого я подумала об абсурдности происходящего: как маг Смерти может кого-то лечить? Да это же просто нелогично!

– Ладно. Что делать?

За следующие минут пять я успела выяснить, что учителя из этой парочки просто аховые. Они говорили без перерыва, перебивали друг друга и несли просто какой-то бред. Я не поняла ни слова. А то, что кое-как понимала, даже вообразить себе не могла. Пару раз я перебивала их и говорила, что ничего не понимаю, и тогда они слажено тяжело вздыхали, обменивались выразительными взглядами и начинали объяснять сначала.

В итоге плюнули на всё и попросили сделать уже хоть что-нибудь.

Ну, я и сделала.

– Что ты творишь?! – Шипел корчащийся на каменном берегу маг.

– Не знаю, – честно отвечала я ему, не убирая рук от его груди и продолжая вливать в неё яркое золотистое свечение, – надеюсь, что не убиваю тебя.

– Я тоже на это надеюсь, – нервно вставил Пакля, что стоял в стороне и благоразумно не вмешивался, хоть и смотрел на всё это дело широко распахнутыми глазами.

– Заткнитесь оба, – попросила их до жути перепуганная я.



Валентина Гордова

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться