Во власти его величества

Размер шрифта: - +

Часть 41.

Мы с мамой разговаривали обо всём на свете. Выгнали из кухни поваров, предоставленных маме Аяром, сами занялись приготовлением ужина и просто болтали обо всём на свете, как не болтали ещё никогда.

Честно: это было самым невероятным чувством в мире.

А потом вернулся Верховный и мы едва сумели уговорить его поужинать с нами.

– М-м-м, – прикрыв глаза, простонал он, пробуя запеченное мясо, – знал бы, что вы так вкусно готовите, давно бы уже пользовался этим вовсю.

Мы с мамой рассмеялись одновременно, она смутилась, а я поняла, что, кажется, отделаться от процесса готовки у меня не получится. Что интересно, меня это даже радовало.

Проверку Аяра на «вкусность» прошли совершенно все наши блюда, а пирога с местными ягодами он даже добавки попросил.

А потом, когда со стола всё было убрано, он, радостно улыбаясь, достал из кармана и поставил перед нами две маленькие тёмные бутылочки.

– Что это? – С улыбкой спросила мама, беря одно из них в руки и с интересом рассматривая.

Я не спрашивала. Я уже знала.

Аяр всегда держит свои обещания. И всё, с чем он обещал разобраться, он выполнил. Почти всё. Кроме одного момента.

Момента, решение которого было сейчас передо мной в тёмной бутылочке.

Последний шаг, что разделял нас.

То, что сможет перестроить наши организмы, подстраивая из под время и продолжительность жизни этого мира.

То, что навсегда изменит нас, как людей.

– Мои люди работали над этим с момента появления Вики в нашем мире. Способ подстроить ваши организмы под время нашего мира. – Подтвердил Аяр мои собственные мысли.

И пусть отвечал он на вопрос мамы, но при этом не сводил внимательного взгляда именно с меня.

А мне стало трудно дышать.

– Я… извините, я сейчас вернусь. – С трудом проговорила я, кое-как поднялась, едва не упала при этом, и, проигнорировав удивленный оклик мамы, просто выбежала из дома.

И по дорожке мимо клумб, которые, как выяснилось, мама сама сажала, подальше от дома по сгущающимся сумеркам, прямиком в небольшой лесок, что тоже был частью купленной Аяром для моей мамы территории.

Я… это было очень сложно. Ведь, если я выпью это, значит, я уже никогда не смогу стать прежней. Прежней собой, человеком. Я буду…айриной. С их продолжительностью жизни, с их распорядком дня.

Это значит, что я не смогу вернуться домой. Для меня там ничего не будет прежним.

Я понимала, что в противном случае мне придётся учиться здесь шестьдесят лет, что, считай, будет пожизненным для меня. Понимала это и боялась этого, но всё равно не могла так спокойно взять и перевернуть свою жизнь.

Всю свою жизнь.

Возможно, кто-то из вас посчитает меня глупой. Возможно, я даже соглашусь. Но вспомните себя и самый сложный выбор в вашей жизни. Вам было легко его принять? Вы смогли, закрыв глаза, упасть в реку и позволить течению самому нести вас в нужном направлении?

– Снежинка, куда ты убежала? – Проник в мысли негромкий голос Аяра.

Я дёрнулась от неожиданности, зацепилась за ветку и чуть не упала. Упала бы, не успей Аяр, как и всегда, вовремя оказаться рядом и удержать меня.

– Спасибо, – выдохнула я, не имея никакого желания убирать его ладонь, держащую меня за руку, – Аяр, я так не могу.

Сама не поняла, зачем сказала, хотела же в одиночестве обо всём подумать. Слова сами слетели с губ, потому что сознание чётко понимало: одна я с этим не справлюсь.

– Я понимаю, – оказался эор как всегда проницателен и сразу догадался, о чём я говорю, – это сложное решение, Снежинка. Помочь?

Наверно, надо было сказать ему «нет», но я не смогла. Понимала, что сейчас он будет уговорить меня выпить это, чтобы я осталась с ним, но всё равно не смогла отказать.

Просто кивнула, а потом позволила ему увести себя и усадить на обнаружившуюся между деревьев скамеечку, что была будто бы сплетена из ветвей.

Аяр усадил меня, а сам присел на корточки передо мной, держа сразу обе мои ладони. В сгущающихся сумерках и темноте леса его светящиеся глаза были очень хорошо мне видны.

Он долго молчал, собираясь с мыслями, а когда заговорил, голос его звучал очень тихо, заставляя меня невольно прислушиваться к каждому его слову:

– Не могу сказать, что поддержу любое твоё решение, хотя должен бы сказать именно это. Знаю, что это эгоистично с моей стороны, но я не смогу тебя отпустить. Ни физически, ни духовно. Снежинка, я знаю, что там твой дом, но это место тоже может стать твоим домом. Мы можем сделать его таковым. Вместе.

Он замолчал, вопросительно глядя на меня снизу вверх. Я тоже молчала, потому что просто не знала, что ему ответить. В итоге Аяр продолжил сам:

– Четыре года тебе придётся учиться в академии, маленькая, ты это понимаешь? Четыре наших года. Ты просто не выдержишь того расписания, что временно подстроили под тебя.

Вот тут я была согласна: я этого не выдержу. Мне всего пара их дней уже казалась вечностью, а ведь ещё даже недели не прошло.

Я думала, Аяр ещё что-нибудь скажет, но он молчал. То ли слов не находил, то ли просто не хотел ничего говорить. Просто сидел, держал мои руки и смотрел мне в глаза, молча ожидая какого-либо ответа и всем своим видом давая понять: он нужен прямо сейчас.

А самое забавное то, что выбора-то у меня и не было, собственно. Он прямо сказал, что не отпустит меня. Так нужно ли сопротивляться, отлично понимая, что успехом это действо не увенчается?

У меня было такое чувство, что я просто опускаю руки. Понимаю, как это глупо, потому что всё как раз наоборот – я собираюсь бороться дальше, но… Чувство от этого понимания никуда не исчезало.

И когда я взяла подсунутый Аяром пузырёк, оно лишь усилилось.



Валентина Гордова

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться