Во власти янтарных глаз

Размер шрифта: - +

Глава 1. Сильнейший Избранный

Тейран знал, что ребенок это большая ответственность. Так же он был наслышан о том, что воспитание ребенка это тяжкий труд. Когда он узнал, что его любимая жена носит под сердцем их дитя, то стал задумываться – а какого это, быть отцом. Поддержки от своего отца, ослепленного ненавистью Тейран не смог получить, а потому нашел ее в близком друге, у которого подрастал пятилетний сын. Айнакель охотно делился с другом впечатлениями от общения с сыном, юным наследником графского титула, и не скупился на подробности. Так же на ум стала приходить мать, устало улыбающаяся и бессильно качающая головой на проделки подрастающего принца.

Тейран знал, что ребенок это большая ответственность. Так же он был наслышан о том, что воспитание ребенка это тяжкий труд. Однако он не понимал насколько, пока на свет не появилась его дочь. Лея, вопреки ожиданиям родителей и россказням Айнакеля, росла спокойной малышкой, до тех пор, пока не научилась ходить. И вот тогда начались проблемы. Тейран не мог себе представить что ему – взрослому парню, сильному мечнику и королю, уважаемому всеми – будет так сложно уследить за маленьким вихрем с белоснежными волосами. А Лея словно почувствовав, что отец не справляется, ускользала от надсмотрщиков с двойным усердием, в чем ей успешно помогал ее дракончик. Связь между драконом и девочкой крепла с каждым днем и, будучи в два, если не в три, раза больше малышки он всегда ее оберегал. Они были одного возраста, но Тейран был уверен, что дракон уже давно вырос если не до взрослой особи, то до подростка точно. Дракона не интересовал никто и прислушивался он лишь к лепету Леи, словно понимая каждое ее словечко. В полтора года, вопреки всем убеждениям, что первым словом ребенка бывает «мама» или «папа», Лея, указывая маленьким пальчиком на дракона четко, словно и не она, произнесла имя. С тех пор дракона, с черной, переливающейся словно сталь, чешуей и красными прожилками между каждой чешуйкой и пронзительными зелеными глазами, стали звать Эльгор.

Время шло, Лея взрослела, но не становилась спокойнее. Служанки, видя мелькнувший кончик белоснежного хвоста и слыша звонкий смех, сразу же мчались на поиски проделки. Управу на Лею могла найти лишь мать, и Тейран не уставал восхищаться своей любимой женой. Королева Мирелла была волевой, но в то же время очень нежной женщиной. Под взглядом ее пронзительных голубых глаз, которые в гневе темнели, словно глубокие воды океана, робели не только солдаты королевских войск, но даже Эльгор, сопровождающий Лею в каждой проделке, замирал на месте и без зазрения совести сдавал ее матери. Однако даже суровый нрав матери не мог заставить надолго угомониться принцессу.

Но вопреки своему шкодливому характеру Лея была очень умной и внимательной девочкой. Когда пришло время заняться обучением родители не могли нарадоваться успехами дочери. Учителя не уставали ее хвалить, а сама принцесса не уставала впитывать знания как губка. Ей все давалось легко, начиная этикетом и заканчивая фехтованием, которому Лея уговорила отца научить ее. Все в замке и королевстве любили девочку. Она была словно маленьким лучиком солнца, сошедшим с небес. Где бы Лея ни появилась, она всегда оставляла за собой улыбки на лицах людей или звонкий смех. Тейран бы рад принятому решению и нисколько не жалел о нем видя, как его девочка растет и радуется жизни. Он был уверен, что обеспечил ей безоблачное будущее, но… Беда подкралась незаметно. Никто не ожидал, что юная способная принцесса может столкнуться с такой проблемой.

Когда Лея исполнилось двенадцать, Тейран решил, что ей пора обучаться силе драконолога и стал нанимать вернувшихся в королевство после отмены указа отца талантливых всадников. Учителя объясняли девочке принципы союза с драконом и возможности, что открыты ей. Лея с сияющими глазами впитывала новые знания и делала все, что ей говорили учителя. Эльгор не отставал от своего партнера и попятам следовал за драконом-учителем. Тейран не знал, как они общаются, но видел, что после зрительного контакта Эльгор начинал тренироваться и с наступлением нового дня показывал свои достижения взрослой особи. Но, несмотря на то, что каждый из них занимался и развивался, «Слияние», о котором говорили драконологи, не наступало. Всадники рассказывали, что, несмотря на то, что партнеры начинают свой жизненный путь вместе, с возрастом они должны установить контакт, который позволит им обрести ментальную связь и после которого дракон наделяет своего драконолога определенной силой. Этот контакт происходит по мере обучения, в любом возрасте, но чаще всего до пятнадцатилетия и называли они его «Слиянием»…

Тейран тяжело вздохнул и отложил отчет от гарнизонных войск, на который невидящим взором смотрел последние полчаса. Поднявшись из-за стола, король потянулся, разминая затекшую спину, и подошел к окну, устало помассировав переносицу. Устремив взгляд на внутренний двор, на который выходили окна его кабинета, Тейран улыбнулся. В тени раскидистого дуба сидела Лея с очередной книжкой, белоснежные распущенные волосы мягко перебирал ветер, а на вытянутых ногах покоилась массивная морда устроившегося рядом Эльгора. Черный дракон вымахал до невообразимых размеров и Тейран удивлялся, как он еще не переломил его девочку, которая рядом с ним казалась новорожденным котенком в сравнении с человеком. Однако при всей своей громоздкости Эльгор был невероятно нежен с Леей. В каждом его движении рядом с ней невооруженным глазом наблюдалась сдержанность и осторожность. Дракон любил девушку и всячески ее оберегал, следуя за ней будто тень. Их связь, как и в детстве, была так же крепка и нерушима но... Через полгода Лее исполнится восемнадцать лет, а «Слияния» так и не наступило. За последние пять лет в замке побывало чуть меньше сотни драконологов. Все имеющиеся в королевстве всадники, а так же драконологи из соседних союзных королевств, по просьбе короля попробовали себя в роли учителя. Было множество теорий, советов, методов обучения, но ни один не возымел успеха. Лея и Эльгор были лишь партнерами, но никак не единым целым. Эльгор слушал принцессу, делал то, что она просила, пусть и не всегда, но на этом их возможности как партнеров кончались. С каждым новым провалом Лея отчаивалась все больше и больше, а Эльгор в последние полтора года попыток обучения стал агрессивен и не подпускал к себе горе-учителей. Тейран впадал в отчаяние, не имея возможности помочь своей маленькой девочке. Он перечитал все книги о драконологах, которых в замке оказалось несчетное количество, и нашел лишь один способ помочь Лее, но он был практически не достижимым. Проблема, с которой столкнулась Лея, упоминалась в одной из книг, и в ней же было решение. Избранные, которых природа наделила мощнейшей силой, так же известные, как порождения Тьмы. Избранные, обладающие силой способной на короткий миг подчинить себе любого дракона и понять его. Они отличались от обычных людей необычными внешними качествами, и именно эти качества навлекли на них беду. Страшась их силы люди и даже некоторые драконологи стали выискивать Избранных с необычными внешними данными и избавлялись от них. Со временем Сильнейшие Избранные ушли в подполье и затаились. За последние полторы сотни лет не было известно не об одном сильнейшем драконологе. Единственный способ помочь решить проблему Леи оказался недостижимым, и это медленно пожирало короля. Бросив весточку о помощи, он смог заручиться поддержкой союзников в поисках Сильнейшего Избранного. Прошло два года, был проверен, казалось, каждый уголок доступной территории, но все было впустую. Не было найдено никаких следов, признаков или хотя бы малейшего упоминания о существовании такого драконолога. Ничего.



Kaya

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться