Во все тяжкие

Размер шрифта: - +

Глава 22

На следующей неделе в Академии я так и не появился, дел итак хватало. Мы окончательно решили переехать в коттедж и занимались перевозкой вещей, которых набралось «по мелочи» очень много. Во вторник мы с Валерой поехали в магазин бытовой техники и купили пять телевизоров, один из которых был очень здоровый и предназначался для гостиной, остальные для комнат и кухни, три видеомагнитофона, большой холодильник, стиральную машину, радиотелефон и кучу «приблуд» для кухни. Чтобы это всё увести, договорились тут же в магазине о доставке в этот же день.

Вечерами, вместе с Володей и Валерой на подхвате, собирали оборудование в лаборатории. Майор, судя по его словам, вовсю «шуршал» по складам, в том числе и аптечным, и добывал для нас необходимые ингредиенты в достаточных количествах, и постоянно намекал мне на финансовую помощь, которую незамедлительно получал.

В среду, у нотариуса, состоялась сделка по покупке профилактория. Интересы Матанцева представляла, как я понял, его родственница, Нина Ивановна, женщина лет пятидесяти. Сопровождал сделку какой-то лощёный и весь из себя важный адвокат, в костюме-тройке, бабочке и золотых запонках, представившийся Александром Григорьевичем (я сразу вспомнил Батьку), который «надувал щёки» и разговаривал со всеми, как с маленькими детьми. Когда я попросил его посмотреть документы, этот дядя с ленцой мне заявил:

- Ну куда вы лезете, молодой человек, не задерживайте взрослых людей!

Наверно, он даже был прав… Но…

- Слышь, Григорич, я тебе сейчас лицо обглодаю! – прошипел я негромко, максимально близко приблизившись к адвокату, заметив краем глаза, что Валера очень характерно дернулся в нашем направлении.

Григорич слегка побледнел, растерял свою вальяжность и без слов протянул мне комплект документов.

После заверения нотариусом договора купли-продажи и доверенностей на дальнейшую регистрацию договора в БТИ, адвокат предупредил присутствующих, что дальше он сделает всё сам, документы сдаст, потом получит свидетельство, поздравил присутствующих со сделкой и поспешно удалился. Я же решил показать родителям наше приобретение, и мы поехали в Верхнюю Сысерть.

Профилакторий на моих родителей произвёл неизгладимое впечатление. Мы с Валерой с улыбками наблюдали, как отец и мать, широко открыв глаза, начали понимать, совладельцами чего они стали. Экскурсия по территории и корпусу профилактория, проведённая Евгением Петровичем, директором пансионата, которого мы с Матанцевым пока решили оставить на должности, окончательно «добила» моих родителей.

Не откладывая в долгий ящик, в этот же день заехали на телефонную станцию и договорились за оговорённые пятьдесят долларов на перенос номера телефона на адрес коттеджа в эту пятницу.

К выходным лаборатория была полностью готова. В одном из помещений нами был устроен склад, который с каждым приездом Володи наполнялся различными веществами по моему списку всё больше и больше, для лекарственных препаратов мы выделили отдельный угол и даже купили холодильник. Всё было готово к «варке», но тут встал вопрос – под какой торговой маркой наш Айболит будет продавать лекарства конечному потребителю. После недолгих раздумий, мной был предложен вариант назвать продукцию «Эдельвейс» - прямая отсылка к Германии и Альпам. Володя название одобрил и пообещал согласовать этот вопрос с Матанцевым. А я же решил в это воскресенье, прямо с утра, начать производство различных препаратов для нашего Айболита, для чего созвонился с Ольгой Петровной. Володю я решил к «варке» не привлекать – так мне будет спокойней.

В пятницу окончательно переехали в дом. Как мне показалось, больше всех этому обстоятельству был рад Рейнис, получивший практически беспрепятственный доступ на улицу. Понятно, что непривыкшую жить на улице собаку, оставлять во дворе мы не собирались, но вот бегать туда-сюда в отсутствие «клиентов», позволить могли. Огромный плюс дома – отсутствие соседей через стену и большого движения на улице, и когда я ложился спать, эта тишина буквально давила на уши.

Проснувшись утром в субботу, я решил немного поваляться на кровати и подумать о дальнейшем графике работы. Моя практика в качестве «экстрасенса» в последний месяц приобрела стабильный характер, запись шла на две недели вперёд, недостатка денег на текущие расходы не было, благодаря «браткам» образовался солидный запас «на чёрный день». Можно и нужно подумать о выходных днях, в которые «приёма» не будет. Особенно актуально это было для отца, который в отличие от нас с мамой, работал на «настоящей» работе, и суббота с воскресеньем были для него единственной возможностью отдохнуть и побыть с семьёй. Да и маме надо дать возможность отключиться от телефонных звонков и постоянной уборки. Я и про себя не забыл – хочется иногда проснуться в субботу или воскресенье и знать, что сегодня мне никуда бежать не надо, да и время для «варки» требуется… Решено, будем делать всё как у нормальных людей – суббота и воскресенье выходные дни. «Бизнесу» это не повредит, просто перераспределим приёмное время выходных по остальным дням недели и точка, а клиенты никуда не денутся. Озвучив своё предложение родителям за завтраком, встретил их полное понимание и всемерную поддержку.

Кроме того, думая о своём бизнесе и о совместном бизнесе с Матанцевым, я начал понимать, что для осуществления моих дальнейших планов пора забыть о моём препарате, а начать использовать его более простую версию. И вот почему.



Станислав Минин

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться