Во всём виноват поцелуй

Размер шрифта: - +

5

 — Чем вчера занималась? — Катя грудью легла на стол, выставила вперёд локти, ладони уткнула в щёки. Крашенные в красно-бордовый цвет пряди угрожающе приблизились к тарелке, норовя залезть в остатки обеда.

 — Волосы, — кивком указала Женя. — Вчера?

До начала урока оставалось ещё с десяток минут, столовая кишела школьниками. Женя отодвинула тарелку. Сегодня были её любимые рыбные котлеты в панировке, и их она съела полностью. Гарнир в виде зелени и картофельного пюре оставила, правда. В последнее время аппетит не радовал, мама даже начала беспокоиться, что дочь становится анорексичкой. Но Женя такими глупостями не интересовалась.

 — Ой, кстати! — встрепенулась подруга. — А что вчера на физре было-то? Говорят, Эмэф тебе уходить велела?

Женя кивнула. Пожала плечами:

 — Говорит, у тебя, Аникина, освобождение.

 — С чего вдруг?

 — Не знаю! Может, она меня с тобой перепутала?

Катя хихикнула.

 — Женя Аникина, — окликнул кто-то. Будто не окликнул даже, попробовал имя на вкус, решил проверить, как оно произносится.

Женька подняла голову и застыла. Неподалёку остановилась вчерашняя «вэшница». Та самая, что интересовалась призраками.

Так, и чего же ей надо? Подразнить решила? Это она зря.

 — Да? — холодно спросила Женя.

Катя удивлённо оглянулась. Похоже, об инциденте в раздевалке она не знала. Но «вэшница» вместо того чтобы нападать, тихо спросила:

 — Можно с тобой поговорить? Наедине.

Женя переглянулась с подругой. «Мне отойти?» — спросили глаза той. Женька ответила недоуменным пожатием плеча: «Решай сама».

 — Ладно, я тогда в класс пойду, — поднялась Катя.

 — Давай.

Её место заняла «вэшница». Женя ещё раз поразилась её внешности — длинноногая, стройная, как модель, блондинка. Красивая. Села и опустила голову, будто не знала, как начать разговор.

Она явно пришла не ради ссоры.

Женя молчала, и «вэшница», вдруг подавшись вперёд, одарив её взглядом глубоких синих глаз, жарко шепнула:

 — Это из-за моего дедушки. Он умер недавно.

Почему-то закружилась голова. Слова девчонки из «вэ»-класса обрели форму, расплылись, превратились в образ: пожилой человек смеётся, в открытом рту видна золотая пломба; на переносице очки в тонкой, модной, молодёжной оправе; одет хорошо, красиво: выглаженная светлая рубашка, поверх неё тёплый на вид меховой жилет. Человек сидит в кресле, на колени его накинут клетчатый плед.

«Верка, — говорит человек, — включай агрегат! Начинаются твои мультики!»

 — Тебя Вера зовут, — вырвалось у Жени.

 — Вера. Корнелюк. Ты можешь с ним поговорить? — жадно шепнула блондинка.

 — С ума сошла? Как?

Над их головами залился звонок.

— Ой, литература! — Женя вскочила.

— Подожди! Помоги мне, пожалуйста! — Вера схватила её за руку и понесла отчаянной скороговоркой: — Он ко мне приходил. Во сне. Говорил мне что-то, а я не поняла. Помоги мне, пожалуйста, я больше не знаю, кого попросить. Пожалуйста.

О боже, да как? Как Женя может ей помочь? Видения случаются сами по себе, а уж о разговорах с духами вообще речи не шло. Единственный, кого она видела, это светловолосый парень у школьной доски.

Женя с сожалением покачала головой:

— Извини, реально не знаю, чем я могу тебе помочь.

И, пока блондинка не накинулась на неё с новой лавиной просьб, убежала в класс.

Пока неслась по коридору, вспоминала.

Светловолосый парень... ей казалось, она уже где-то его видела. Где-нибудь... во сне? И это странное имя, как оно было... Вейлир?

Вейлир.

Она несколько раз попробовала имя на вкус. Странное ощущение. Как будто не имя, а кодовый сигнал. Заклинание. Призыв.

Ответ пришёл в тот миг, когда она, запыхавшись, ворвалась в класс — слава богу, успела раньше Кристины Антоновны — и рухнула за парту.

«Ты звала меня?»

«Нет! — автоматически подумала Женя. — То есть да! Кто ты такой?»

Молчание.

«Это ты... это ведь ты мне снился?»

Она сама не понимала, о каких снах спрашивает. Кажется, их было несколько. С полётом, с... интимом?! Чёрт, нет, это наверняка её фантазии. К тому же она-во-сне вела себя совсем не так, как настоящая. Раскованнее и взрослее. И Женя за это не отвечает.

Ладно. Она сосредоточилась и спросила: «Ты можешь общаться с умершими?»

«С теми, кто умер недавно».

Хм, вроде бы Корнелюк упоминала, что дед умер как раз недавно.

«Меня попросили помочь связаться с одним умершим. Ты можешь помочь?»

«Да».

«Отлично».

От облегчения или от другого чувства закружилась голова. Надо будет написать «вэшнице» и договориться о встрече после уроков. Но перед этим спросить наконец, кто он такой, почему она его видит и может с ним разговаривать.

Но спросить она не успела, видимо, отпущенный на «сообщения» лимит был превышен. Голова кружилась всё сильнее, к горлу подкатила тошнота, и Женька потеряла сознание.

 

Оживил Женьку резкий противный запах. Она метнулась в сторону, уходя от гадости, скривилась.

— Ложись, ляг, — зашептал ласковый женский голос.

Тёплые руки заставили Женю опуститься, подсунули в изголовье маленькую плоскую подушку. Ладонь дотронулась до её лба. Это медсестра. Женька в медкабинете.



Анна Мичи

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться