Во всём виноват поцелуй

Размер шрифта: - +

28.2

— Займись, — холодно бросила Лорен.

Маринка шагнула вперёд. Она выглядела совершенно другой в кожаном комбинезончике по фигуре, не слишком открытом, но несомненно сексуальном. Как алебастровая статуэтка, затянутая в костюм женщины-кошки, только без маски на лице. Лицо само по себе было похоже на безжизненную маску. Но стоило Маринке увидеть Асту, как в прозрачных голубых глазах плеснула ненависть.

— Марина...

Больше ничего произнести Аста не успела. Маринка, как маленькая фурия, кинулась на неё. В руке бывшей подруги была зажата плеть, и сейчас она, как живая, метнулась вперёд, обвилась вокруг запястья Асты и мощным рывком сдёрнула с места.

Пространство вмиг изменилось. Проросли тонкие чёрные стволы, по земле застелился туман. От рывка Аста упала на колени, и плеть тут же освободила её, чтобы пройтись по спине огненным градом.

— Больно! — вскрикнула Аста.

Свила защитный барьер, вскочила на ноги. Марина стояла в нескольких метрах, и плётка в её руке хищно извивалась, как клубок связанных за хвосты змей.

Всё это напомнило тот старый сон. Голубоглазая девчонка в странных одеждах, ненависть на её лице, стремление заставить Асту сражаться. Но в тот раз Марина была хозяйкой сна.

Сейчас им предстояло сражаться на равных. И смерть грозила обеим.

— Я не хочу с тобой драться, ты с ума сошла? — выкрикнула Аста, защищаясь от очередного взмаха плети. Отступила.

Но Маринка прыгнула следом, взметнулась ввысь — только рыжие волосы плеснули волной. Плеть взвилась, с хищным свистом прорезая воздух. Аста едва успела поставить щит между кончиками плети и своим лицом.

Не отпустит. Не позволит вернуться. А мир вокруг стремительно высасывает силы. Аста раньше стала старшей, лучше умеет управляться со своими силами — но в отличие от Маринки у неё нет привязки. Нет защиты. Чем дольше продлится их дуэль, тем больше вероятность проиграть.

Она отступала, отражая всё новые и новые атаки, а пейзаж вокруг не менялся. Бесконечный лес с травой, так и норовящей оплести ноги, с туманом, из-за которого не видно земли. И с наступающей, скалящейся Маринкой, рыжей ведьмой в чёрном костюме.

В голове Аста прокручивала сценарии, но, как назло, ни один не казался ей достаточно оптимистичным.

Она сразу поняла, в чём дело.

Лорен сделала Марину старшей. Своей обращённой. Может быть, поэтому она и пыталась соблазнить Пашку? Как сама Аста в процессе перерождения — получить дозу чужих эмоций, хотя бы от секса, если нет истинных чувств.

А если Маринка к тому же была в Пашку влюблена... возможно, это был её единственный шанс остаться, укрепиться в обычном мире, не стать старшей. Если бы Пашка ответил.

Но он сбежал — из-за неё, Асты. Получается, из-за неё Марина стала жертвой Лорен. Да чего там, это с самого начала была целиком и полностью вина Асты — ведь если бы она не вызвала Марину на встречу с Пашкой, Лорен бы и не увидела её.

— Марина, — позвала Аста снова. В конце концов, это же истинное имя, может, оно хоть как-то сработает? — Отпусти меня. Лорен просто хочет нас стравить, её нельзя слушать. Ей нельзя верить.

Странно, Аста уже слышала когда-то эти слова. От Вейлира.

И так же, как она сама не поверила ему, Маринка не поверила сейчас ей.

А может, и вовсе не обратила внимания.

Аста пятилась, а Марина шла на неё, как маленький танк. В глазах не было ни тени сомнения, только намерение добиться своего. Выполнить приказ.

Когда же Лорен успела так промыть ей мозги?

Вина снова резанула сердце. Аста ведь и думать забыла о Марине. Беспокоилась только о Пашке и о себе самой. Даже больше о себе самой — как последняя эгоистка. Возможно, из-за ревности, возможно, просто из-за эгоистичности — но она предпочла выкинуть Маринку из головы, как досадную помеху.

А тогда, когда Аста позвала её на встречу с Пашкой? Пусть тогда ещё не догадывалась, что девушка из сна и Марина — одно и то же лицо, но ведь и о настоящих чувствах этой девушки Аста ничуть не задумалась. Призвала, чтобы дать приказ, чтобы свести её с Пашкой — как куклу на ниточках. И чем Аста лучше Лорен?

Она встала на месте.

Опустила руки, показывая, что не собирается сражаться.

— Марин, прости меня.

Рыжая девчонка напротив тоже остановилась. В глазах что-то мелькнуло.



Анна Мичи

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться