Vocem in caput

Размер шрифта: - +

Глава 2

На Зем­ле есть од­на де­ревень­ка, ко­торая на­ходи­лась не­дале­ко от ле­са Мра­ка, в честь че­лове­ка ко­торо­го и наз­ва­лась она. Бер­винге, стран­ная фа­милия мес­тно­го жи­теля, ро­див­ше­гося в де­вяти­сотом го­ду. Он был из­вестен в то вре­мя, ког­да бы­ла пос­тро­ена са­ма де­рев­ня. Но сей­час ма­ло кто зна­ет про это­го че­лове­ка, все дав­но за­были его, и, ка­жет­ся, вспо­минать не же­ла­ют. Лишь нем­но­гие ба­буш­ки и де­душ­ки слы­шали мель­ком об этом, но ны­не но­вое по­коле­ние пе­рес­та­ла во­об­ще ин­те­ресо­вать­ся прош­лым. В шко­лах, ес­ли да­же и рас­ска­зыва­ют на ис­то­рии, но не тот вре­мен­ной промежуток, на­чиная с де­вять­сот де­сято­го го­да и за­кан­чи­вая ты­сяча де­сятом го­ду. Да, сто лет не ма­лый срок.

В ар­хи­ве де­рев­ни ни­чего об эти ста лет не го­вори­лось, ведь тог­да был по­жар и этот ар­хив сго­рел. Но что бы­ло стран­но, так это то, что ни­чего не сго­рело, а еще бо­лее стран­ным так это то, что сго­рели за­писи с де­вять­сот де­сято­го го­да по ты­сяча де­сятый год. Прям-та­ки па­ранор­маль­ные яв­ле­ния ка­кие-то, сог­ла­ситесь? Мно­гие думают, что это Бог на­казал за их сто­лет­ние гре­хи, дру­гие ос­та­нови­лись на мне­нии па­ранор­маль­ных яв­ле­ний. А треть­их вов­се не ин­те­ресу­ет это.

В этой де­рев­ни есть при­ез­жая се­мей­ка с фа­мили­ей Бер­винге. Все стран­но иног­да ко­сят­ся на них. Один раз дочь семьи не вы­дер­жа­ла и из­рекла «Хва­тит уже пя­лит­ся на нас, по­дума­ешь фа­милия та­кая же, что и наз­ва­ние этой де­рев­ни!». Пос­ле это­го все ре­шили боль­ше не смот­реть ко­со на них и сми­рились с ни­ми. Са­му де­воч­ку зва­ли Три­бания. Да, это как вы уже на­вер­ня­ка до­гада­лись, та са­мая де­воч­ка, ко­торая вмес­те с Ка­тулом заш­ли в лес Мра­ка, а там уж и в ста­рый дом. Сей­час она слад­ко со­пела, в од­ном до­миш­ке на краю де­рев­ни, в сво­ей из лю­бимой кро­ват­ке. Бук­валь­но вче­ра юная Бер­винге приш­ла вся из­ра­нен­ная до­мой, и ее с боль­шой за­ботой ле­чила мать.

На­до ска­зать, что Еле­на бы­ла це­литель­ни­цей так и семьи, так и са­мой де­рев­ни. К ней мно­го раз при­ходи­ли ле­чить­ся от раз­ных бо­лез­ней и ран. Бла­года­ря это­му семья бы­ла не та­кой уж и бед­ной. А что бы­ло са­мое не­понят­ное для жи­телей де­рев­ни, так это то, что на сле­ду­ющий день ра­ны или болезни, как и не бы­ло.
Все нем­но­го бо­ят­ся эту семью, да­же по­гова­рива­ют что она ведь­ма или кол­дунья. Но де­ло все­го лишь в том, что на­до тща­тель­но все тра­вы ре­зать и сме­шивать, что­бы по­лучил­ся нуж­ный ре­зуль­тат. Но это уже сек­рет са­мой це­литель­ни­цы, и не ду­маю, что нуж­но рас­кры­вать кар­ты рань­ше вре­мени, не так ли?

Три­бания, кста­ти, то­же зна­ет ба­зовые зна­ния це­литель­ства, там наз­ва­ния и свой­ства рас­те­ний, при ка­ких слу­ча­ях нуж­но при­менять ка­кой-ли­бо от­вар. Мисс Бер­винге не очень то и лю­била це­литель­ство, да и са­ма Еле­на не со­бира­лась учить ее че­му-ли­бо.
Страх — это чувс­тво, ко­торое пог­ло­ща­ет в се­бя ка­кого-ли­бо че­лове­ка, тво­ря с ним что угод­но, де­лая его не­навис­тным. Страх поз­во­ля­ет че­лове­ку де­лать не­об­ду­ман­ные пос­тупки. Так и на­чал­ся Кро­вавый век. Век, в ко­тором дол­гое вре­мя бы­ла охо­та на це­лите­лей, кол­ду­нов и ведьм. Дру­гим наз­ва­ни­ем, как из­вес­тно, яв­ля­ет­ся Ин­кви­зин­ция. Но сей­час ма­ло «име­ющих ма­гию» ос­та­лось, так же как и охот­ни­ков, по­это­му счи­та­ет­ся это поч­ти ле­ген­дой.

***

 

Здесь и да­лее от ли­ца Три­бании



— Мисс Бер­винге! — ска­зал стро­гий муж­чи­на, стоя око­ло дос­ки. Как вы, на­вер­но, поняли, шел урок. Прош­ло уже два дня с то­го не сов­сем бла­гопо­луч­но­го дня. Я вздох­ну­ла. Мис­тер Зар­но­ви был са­мым не лю­бимым учи­телем в шко­ле, веч­но ко все­му при­дирал­ся, но от­лично знал свой пред­мет. Ког­да впер­вые я уви­дела это­го пре­пода­вате­ля, то сра­зу по­няла, что счас­тли­вые день­ки за­кон­чи­лись, так как по­яви­лись но­вые пред­ме­ты. В том чис­ле и хи­мия, ко­торый ввел имен­но он. Но я так ув­леклась раз­думь­ем, что не ус­лы­шала воп­рос. А это весь­ма, да­же очень, пе­чаль­но. — Вы на­мере­ны мол­чать? Еще раз пов­то­ряю, что про­изош­ло в пя­том ве­ке до на­шей эры? — Я зас­ты­ла и от­кры­ла рот от изум­ле­ния. У нас сей­час что, ис­то­рия? Он пос­мотрел на ме­ня и сел за свой стол, ни­чего не го­воря, и на­чал за­писы­вать что-то, по­хожее на школь­ный жур­нал. Тог­да-то я и по­няла.

— Но ведь. — он пос­мотрел на ме­ня так, что мне не хо­телось ни­чего го­ворить, по­это­му я про­мол­ча­ла и по­пыта­лась при­кусить язык, чтоб не за­сыпать Зар­но­ви сво­ими пре­тен­зи­ями и то, о чем ду­маю о нем. На­ше по­веде­ние вли­яет на бу­дущее. Ведь, сда­вая Ис­пы­тания Зна­ний Азов — по-другому его все школь­ни­ки на­зыва­ют ИЗА­вуш­ка, так как нам всем не очень нра­вить­ся го­ворить все пол­ностью, тем бо­лее он зву­чит без риф­мы — у нас есть кое-что весь­ма ин­те­рес­ное и слож­ное. Осо­бен­но для шут­ни­ков. На­ши пос­тупки и дей­ствия вы­соко це­нят­ся во внеш­нем ми­ре, по­это­му мы ста­ра­ем­ся по­мень­ше вли­пать в неп­ри­ят­ности, но ис­хо­дя из пос­ледних со­бытий. По­хоже всем из­вес­тно о том слу­чае в Ле­су и, на­вер­но, из-за это­го на ме­ня об­ра­тили столь прис­таль­ное вни­мание.

— Итак, значит, на­шей юной пу­тешес­твен­ни­це за­хоте­лось по­сетить и зап­ретное для всех мес­то? А вам из­вес­тно, что за та­кое мож­но по­лучить на­имень­ший балл по Нра­вам? — за­гово­рил опять Зар­но­ви. Нра­вы — это пред­мет, ко­торый мы изу­ча­ем еще с то­го как по­пали в шко­лу, нам ро­дите­ли го­вори­ли об этом все. Но моя мать вос­пи­тала ме­ня в доб­ро­те и лас­ке. Я ни­чего об осо­бен­ностях это­го пред­ме­та не зна­ла, так как жи­ла за пре­дела­ми это­го мес­та. Я жи­ла до од­но­го вре­мени у ба­буш­ки Вик­то­рии, а она тай­но учи­ла ме­ня азам Нра­ва. Ма­ма по­чему-то не же­лала это­го. Но я по­доз­ре­ваю, что она во­об­ще об этом ни­чего не зна­ет. А вот Зар­но­ви мне поч­ти каж­дый день на­поми­нал, так как его урок сто­ял по буд­ням. И, сла­ва Бо­гу, что по суб­бо­там хи­мии нет. Я хрис­ти­ан­ка, этим и от­ли­ча­юсь ото всех жи­вущих в Бер­винге — они языч­ни­ки, но ни­кому об этом не го­ворю, это слиш­ком уж лич­ное. — Мисс, — он тя­жело вздох­нул, — ес­ли вы так и про­дол­жи­те иг­рать в мол­чанку и бу­дете так от­но­сит­ся к мо­ему пред­ме­ту, то у вас бу­дет ужас­ная оцен­ка, а вы, как и все учи­теля этой шко­лы, не хо­тим, что­бы та­кая спо­соб­ная де­вуш­ка тра­тила свои си­лы и зна­ния на изу­чения Мра­ка. — Пос­ле этих слов проз­ве­нел зво­нок. Не­уже­ли про­шел це­лый час? Нам за­дали прос­то объ­ем­ную до­маш­нюю ра­боту. На ме­ня од­ноклас­сни­ки мрач­но пог­ля­дыва­ли. А я что сде­лаю, ес­ли на ме­ня обоз­лился в пер­вый же день Зар­но­ви? Я нап­ра­вилась к вы­ходу из ка­бине­та, но ме­ня ок­ликнул пре­пода­ватель, но сде­лав вид, что я ни­чего не ус­лы­шала, нап­ра­вилась в убор­ную. Стоя око­ло ра­кови­ны, я, чес­тно го­воря, ли­ла сле­зы. По­чему он так пос­ту­па­ет толь­ко со мной? Я по­нимаю, что он, как ник­то дру­гой в этой шко­ле, хо­чет, что­бы вы­пус­ти­лись нам­но­го боль­ше луч­ших уче­ников. Но ведь есть и дру­гие, на ко­го не об­ра­ща­ет он вни­мание, хо­тя сле­дова­ло бы. Грест, нап­ри­мер, чуть ли не раз­гро­мил ка­бинет хи­мии, но ему наз­на­чили лишь от­ра­бот­ку. Пос­мотрев на вре­мя, я по­няла, что опоз­да­ла на Ми­фоло­гию. Ну и пусть, все рав­но не­нави­жу ее. Вый­дя из по­меще­ния, я мед­ленно пе­ред­ви­галась, мой путь ле­жал в ме­дицин­ский ка­бинет. По­чему имен­но ту­да, я да­же и не зна­ла.

— Мисс Бер­винге? — до бо­ли зна­комый, но по­чему-то ти­хий, го­лос. Ну вот, те­перь нач­нется лек­ция о том, как же я сдам Нра­вы, ес­ли бу­ду про­гули­вать за­нятия и ис­кать прик­лю­чения на од­но мес­то и так да­лее. Но он ни­чего боль­ше не ска­зал, лишь обер­нувшись на сто во­семь­де­сят гра­дусов, ска­зал сле­довать за ним. А я, под­жав гу­бы, мол­ча поп­ле­лась за ним, вы­бора все же не бы­ло.

Мы бла­гопо­луч­но дош­ли до од­но­го ка­бине­та, и я по­няла, что здесь ни­ког­да не бы­ла. Мне по­чему-то ста­ло страш­но­вато. Зар­но­ви по­нял, о чем я ду­маю и пос­мотрел на ме­ня, мол, ес­ли я не по­бо­ялась схо­дить в лес Мра­ка, то по­чему бы не пох­ра­бить­ся и зай­ти за ним? Я от­ве­тила мрач­ным взглядом, и пер­вая вош­ла в ка­бинет. Он ока­зал­ся до­воль­но-та­ки свет­лым, хо­тя ду­мала, что все бу­дет тем­ное. Ка­тул как-то го­ворил мне, что бы­вал в лич­ном ка­бине­те хи­мика, но то, что мне го­ворил, ока­залось не сов­сем прав­дой.

— Итак, быть мо­жет, вы ска­жите, по­чему в это вре­мя вас нет на уро­ке Ми­фоло­гии? — я зас­ты­ла. От­ку­да он мог знать, что сей­час у мо­его клас­са идет имен­но этот пред­мет? Он сле­дит за мной? Я за­пани­кова­ла. Он рез­ко встал и по­дошел ко мне. — Три­бания, слу­шай ме­ня вни­матель­но. — Я вздрог­ну­ла. Ни­ког­да бы не по­дума­ла, что он на­зовет по име­ни ко­го-ли­бо, тем бо­лее ме­ня. Я сме­ло пос­мотре­ла в гла­за учи­теля. А он серь­ез­но про­дол­жил. — Се­год­ня в пол­ночь при­ходи од­на на пло­щадь Пе­руна, луч­ше на­день мас­ку, лю­бую, но чтоб скры­вало твое ли­цо. Иди. — Я не по­нима­ла, что про­ис­хо­дит, но бы­ла слиш­ком шо­киро­вана этим, что­бы размышлять, и по­кину­ла ка­бинет нам­но­го быс­трее, по срав­не­нию с се­год­няшним ра­зом. А последнее, что я услышала, это было "Если, конечно, ты не трусливая"



ЕлизаТар

Отредактировано: 06.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться