Водоворот. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 19

Когда совсем стемнело, Таис и Элизабет сели пить чай в уютной комнате, что соседствовала с библиотекой и выходила окнами на тропинку, ведущую в деревню. Лунный свет покрыл серебристой вуалью деревья и поля. Лиззи сидела с поникшими плечами и что-то рассматривала на дне чашки. Госпожа Карафотис несколько минут следила за тем, как менялся цвет её ауры, а затем решила прервать молчание.

- Лиззи, не стоит винить себя…
- Я всю ночь не сомкнула глаз, - почти шёпотом произнесла мисс Купер. – В голове крутились разные мысли. Поверь мне, если бы я могла, то обратила бы более пристальное внимание на Кристиана.
- Это невозможно. Ваши судьбы так не похожи.
- Тебе что-то известно? 
- Странно, если бы я ничего не знала, - вздохнула Таис. – Ты связана с Мэтью. Вы должны быть вместе.
- А Крисс? Что будет с ним?
- Он всегда будет с трепетом относиться к тебе, но встретит свою любовь раньше, чем ожидает. Большего я пока сказать не могу.
- Главное, чтобы он был счастлив.

В окно подул прохладный ветерок и яркий луч на мгновение озарил комнату, а потом исчез. Элизабет с удивлением заметила, что на ладони подруги осталась перламутровая искра, которая вспыхнула и вскоре погасла.

- Прежде я не видела ничего подобного, - призналась Лиззи, дрожа от волнения.
- Это знак. Впереди важная встреча.
Не успела госпожа Карафотис закончить фразу, как в дверь постучали, и на пороге появилась кухарка Лия.
- Прошу прощения, госпожа.
- Что там? Кто пришёл? – повернулась к ней Таис.
- Да, верно. Вас желает видеть какая-то женщина.
- Хорошо, проводите её в кабинет.

Элизабет проводила взглядом кухарку и, нахмурив брови, повернулась к подруге. За эти дни, она освоила почти все тонкости греческого языка и научилась прекрасно понимать окружающих. 

- Кто это может быть? – поинтересовалась мисс Купер.
- Не беспокойся. Мне ничего не угрожает. 

В кабинете её уже ждала София. Она давно не приходила, потому что Кристиан строго настрого запретил ей беспокоить свою дочь по пустякам. А если она появлялась, то лишь затем, чтобы потребовать денег или же умолять о воссоединении семьи. София была обижена на детей. Они жили в роскоши, когда она и Янис по-прежнему перебивались, чем Бог послал. Хотя, деньги от младшего сына она получала регулярно, но вот на что они тратились, сказать трудно. 

- Таис, доченька, - пожилая женщина принялась её обнимать.

Госпожа Карафотис не успела войти, как София вцепилась в неё мёртвой хваткой. «Значит, опять понадобились деньги» - пронеслось в голове у девушки. Кристиан предупреждал, что родители могут нанести неожиданный визит, и советовал сестре быть с ними жесткой и решительной.

- Здравствуй, мама.
- Как же я давно тебя не видела. Ты стала совсем красавицей.
- Зачем ты пришла?
- Ну вот, едва переступила порог, как ты уже сердишься, - София демонстративно достала из кармана носовой платок.
- Крисс уверял меня, что выдал вам приличную сумму.
- Думаешь, я за этим пришла?
- Говори скорее, пока у меня не кончилось терпение, - отчеканила Таис.
- Не думала, что воспитаю таких неблагодарных и грубых детей. Мы все эти годы так старались для вас обоих…
- Так старались, что продали свою единственную дочь.
- Ты наговариваешь на родную мать, - захныкала София, и пролила пару крупных слезинок.
- Вас с отцом всегда волновали только деньги. Теперь же, когда у меня своя жизнь, я не намерена вас в неё пускать.
- Как ты жестока, дочка.
- Итак, что тебя привело? У нас нет времени на пустые разговоры.
- Наверное, ты забыла, дорогая, что если бы не мы, то у тебя ничего бы не было. Поэтому, ты должна каждый день благодарить нас…
Она повернулась, чтобы уйти, но мать поймала её за руку и расплакалась.
- Денег я больше не дам.
- Доченька, всё очень серьёзно… Отец болен.
- Знаю я его «болезнь». Проспится и всё как рукой снимет, - выпалила госпожа Карафотис.
- Ты не понимаешь, он очень плох. Доктор сказал, что едва ли протянет пару дней. Он умирает, доченька.

Таис медленно опустилась в кресло и закрыла лицо руками. Как же так? Почему у неё не было никакого предчувствия? Отец при смерти, а она как будто бы ничего не чувствует. Сердце невольно сжалось при мысли, что её дар мог тоже дать осечку. Никто не совершенен в этом мире. 

Пока она собиралась, в спальню заглянула взволнованная Лиззи. Ей пришлось рассказать об умирающем отце, хотя Таис очень не хотелось кого-либо вмешивать в эту историю. Элизабет узнав о том, что подруге предстоит тревожная ночь, вызвалась сопровождать её. Госпожа Карафотис накинула лёгкую шаль, взяла с собой сумку и молитвенник. София дожидалась у калитки, и когда они, наконец, тронулись в путь, снова принялась причитать и наигранно плакать.



Наталия Пегас

Отредактировано: 26.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться