Водоворот. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 13

Спустя два с половиной года, Конкордия и её супруг Лукиан переехали в новый дом, который был построен по проекту некого римского архитектора. Белоснежные колонны украшали вход, всюду возвышались ослепительные статуи богинь и храбрых воинов, а в саду переливаясь всеми цветами радуги, били семь фонтанов, украшенные изображением диковинных цветов. Патрицианка была счастлива. Красивый супруг, а теперь и самый прекрасный дворец были в её распоряжении. Она всегда любила удовольствия. Хотя в последнее время стала замечать, что Лукиан всё чаще молчит погружённый в меланхолию, и его страсть слегка померкла по сравнению с первым годом семейной жизни. Однажды, златокудрая красавица решила отвлечь любимого от тяжёлых мыслей, и принялась ластиться к нему, дабы восполнить некий пробел, что успел образоваться в их семейной идиллии. Лукиан вспоминал Иларию. Сердце переполняла невыразимая и бездонная тоска. Когда к нему приблизилась Конкордия, он был холоден и довольно резко говорил с ней. Патрицианка покинула комнату с улыбкой, но в душе она просто кипела от гнева. С того дня отношения супругов зашли в тупик. Лукиан уезжал на целый день по делам, или же запирался в своей комнате, чтобы ему никто не мешал. Слуги приносили лишь кувшин вина да корзину фруктов. «Он думает о покойнице» - затаив злобу, размышляла красавица. Эта мысль лишила её покоя и сна. Посоветовавшись с преданной служанкой, которая к тому времени успела удачно выйти замуж, она решила разыскать старого колдуна. Тот непременно должен был подсказать, что нужно делать, чтобы изгнать призрак Иларии. Старик жил в том же домике на окраине города, так что Конкордия поспешила к нему за советом. При виде знатной госпожи колдун весь съёжился, и лицо его приняло хмурое выражение.

- Вы ещё помните меня? – спросила патрицианка, протягивая ему мешочек с деньгами.
- Да, госпожа. Как не помнить. Вы приходили, чтобы приворожить своего возлюбленного.

Златокудрая красавица села за стол, и кратко изложила свою проблему. Он требовала, чтобы старик изгнал призрак покойницы, и разжёг в её супруге ещё большую страсть, чем прежде.

- Когда мне прийти за снадобьем?
- Боюсь, что ни чем не смогу вам помочь, - проговорил колдун, рассматривая гостью. – Скоро откроется правда, и вы окончательно его потеряете.
- Что это значит? 
- Вы же сами отправили на тот свет бедную девушку, чего ж теперь удивляться появлению её призрака.
- Призрака? – от страха Конкордия едва могла говорить. – Но может быть есть какое-то средство…
- Средство есть, только вам оно не подойдёт.
- Говорите, я должна знать.
- Расскажите супругу всю правду, тогда есть шанс спасти его жизнь и вашу душу, которая находится на волосок от гибели.
- Я не могу сказать ему правду. Это всё разрушит.
- Тогда, я более не в силах вам помочь, - сказал старик, отвернувшись.

Патрицианка вернулась домой в слезах. Верная служанка не отходила от неё, стараясь хоть как-то облегчить душевные страдания своей госпожи. Прошло два дня. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, Конкордия устроила грандиозное пиршество в честь своего обожаемого племянника Лисимаха, который недавно прибыл из Афин. Это был стройный юноша, с голубыми глазами и горячим сердцем. Он преклонялся перед любимой тётей и старался исполнять все её капризы. Поселившись в их доме, Лисимах вскоре подружился с Лукианом, и они частенько вдвоём ездили на охоту. Пир был назначен на вечер, поэтому Конкордия всё утро провела перед зеркалом, перебирая дорогие наряды, чтобы произвести неизгладимое впечатление  на гостей. Она остановила свой выбор на алом платье с высокой талией. Расшитое белым жемчугом оно ещё сильнее подчёркивало её ангельскую красоту. Пока Лидия укладывала её густые волосы, вбежала преданная служанка, и по её блестящему взгляду стало понятно, что она принесла важные новости.

- Лидия, ты можешь идти, - надменно произнесла Конкордия.
- Но госпожа я ещё не закончила…
- У меня серьёзный разговор.

Лидия отложила гребень, поклонилась и скрылась за портьерой. 

- Что-нибудь узнала?
- Да, госпожа, - просияла служанка Потамия. – Я нашла одну женщину, которая согласилась за большие деньги выручить вас из беды.
- Слава богам! Рассказывай, скорее. Кто она?
- Я знаю о ней немного. Но рассказывают, что она творит чудеса.

Потамия передала госпоже небольшой сверток, в котором находились странные на вид предметы:  мешочек с костями, медальон с изображением уродливого существа и коробочка с розовым порошком. Мешочек с костями был нужен для отпугивания призрака, медальон нужно было носить, не снимая, чтобы замедлить процесс старения и всегда молодо выглядеть.

- А этот порошок? – спросила златокудрая красавица, открыв плетеную коробочку.
- Его вам следует добавлять в питье.
- И тогда, мой муж снова будет без ума от меня?
- Не только, - выдержав паузу, ответила служанка. – Через месяц вы сможете забеременеть. 

Эта новость ошеломила и одновременно обрадовала её. Ведь Лукиан часто повторял, что желал бы иметь долгожданного наследника, и даже подобрал имена для будущих сыновей. Едва стемнело, как стали появляться самые уважаемые люди города. Зала постепенно заполнялась людьми, слуги не успевали наполнять чаши, но хозяйка дома так и не появлялась. Она чуть не забыла надеть перед выходом волшебный медальон, который пришлось спрятать в складках длинного платья.  Её встретил взволнованный племянник, который сообщил, что Лукиан бесследно исчез, сразу после их возвращения с охоты. Конкордия вздрогнула. Она мгновенно поняла, где находится её супруг, либо в своих покоях, либо снова грустит около бюста покойной Иларии. Патрицианка послала слугу позвать господина, а сама принялась развлекать гостей. Лукиан вскоре к ним присоединился. Он был мрачен, и внимательно наблюдал за Конкордией. Та веселилась от души, кокетничала с неким генералом, и всюду её сопровождал Лисимах. От выпитого вина, красавица разрумянилась, и попыталась увлечь в спальню Лукиана, но тот был слишком холоден и груб. Тогда, заметив пылкий взгляд Лисимаха, она решила с ним попытать счастья, и совершенно забыла про порошок из плетёной коробочки. Юноша был влюблён в свою тётю, хотя старался всячески это скрыть, а патрицианке всего лишь хотелось развлечься, ну и заодно отомстить любимому супругу. Они не заметили, что Лукиан последовал за ними, потому что были увлечены друг другом, и не замечали никого вокруг. Лукиан стоял за портьерой, не решаясь войти. Конкордия давно уже не привлекала его, а в последнее время вызывала раздражение и гнев. Порой он думал о том, что было бы лучше умереть, вслед за Иларией, но смерть почему-то не приходила. Теперь же, он мог ворваться в покои, застукать любовников и освободится от сетей властной патрицианки. Более получаса он бродил по коридорам, пока не вышел в сад, и уверенным шагом приблизился к окнам Конкордии. На дворе стояла жаркая ночь, гости всё ещё веселились, ни смотря на отсутствие хозяев. Лукиан прислушивался к голосам в надежде узнать нечто важное, что могло бы изменить его безрадостную жизнь. Его ожидание увенчалось успехом, потому как выпившая супруга ничего так не желала после плотских утех, как поговорить о своей судьбе. Лисимах предложил ей оставить мужа, и уехать с ним в Афины. Конкордия возразила, что не в силах этого сделать, потому что ещё любит Лукиана, и не сможет отказаться от привычной жизни. Затем, закутавшись в шёлковую накидку, она подошла к окну, и принялась рассказывать юному любовнику обо всех своих страданиях. Упомянула о первом замужестве, о ненавистной падчерице, и невероятной любви к Лукиану. Лисимах желал знать всю правду, и красавица уступила его просьбам, в подробностях описав гибель Иларии. С улыбкой она торжественно добавила, что лично отравила несчастную, а затем разыграла всю эту сцену с похищением. Лукиан схватился за сердце, и едва не упал. Далее патрицианка упомянула про колдуна, и дальнейшую атаку на нынешнего супруга. Лукиан, шатаясь, побрел, куда глаза глядят, и вдруг из кустов на него выскочил стражник. Не успел господин промолвить и слова, как был мгновенно заколот копьём прямо на пороге собственного дома. Стражник понял свою ошибку слишком поздно, и в ужасе бросился бежать, но его схватили преданные слуги. Конкордия прибежала на шум, и при виде трупа с ней случилась истерика. Она целовала лицо Лукиана, умоляла его открыть глаза, и в порыве горя чуть было не покончила с собой, но вмешательство Лисимаха расставило всё на свои места. 
 



Наталия Пегас

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться