Водоворот. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 17

Поцелуй обжёг его губы, и горячей лавой проник прямо в сердце. Матильда раскраснелась от удовольствия и обвила его шею своими белыми руками. В голове был какой-то туман, и Конрад ощутил всю тяжесть этих с виду нежных объятий, и крепких как железные цепи. Тревожное предчувствие маленькой бабочкой билось внутри, в надежде привлечь к себе немного внимания. Матильда гладила жениха по волосам, кокетливо улыбалась и была столь обольстительна, что Конрад не смел, оттолкнуть её. В галерею вошёл слуга, и его появление слегка остудило любовный пыл невесты. Слуга водрузил на стол  серебряное блюдо, доверху наполненное свежими фруктами. Здесь были яблоки, виноград, груши, персики и бордовая вишня. Баронесса грациозно взяла тонкими пальцами спелую вишню и впилась в неё острыми зубами. После этого Конрад показал ей великолепный сад, в котором цвели лилии, розы и фиалки. Матильда вспоминала своё детство, постоянно повторяла, что замок её покорил раз и навсегда, а чуть позже настояла, чтобы утром они прокатились верхом. Жених был крайне удивлён, что такая утончённая дама умеет держаться в седле, и абсолютно не боится лошадей. Обед был подан в большой столовой, которая была предназначена для различных празднеств, и в тот день сияла чистотой и богатым убранством. Конрад сидел рядом с невестой, но ел мало, отвечал сухо, да и вообще всё чаще подумывал сбежать, хотя бы на пару часов, чтобы успокоить нервы. Рандольф был несказанно рад, заметив, что молодые уже успели найти общий язык и обмениваются пылкими взглядами. Барон Глосбери слишком хорошо знал собственную дочь, и от его внимания не укрылось, что та нашла себе новую игрушку, а значит, ничем хорошим это не кончится. Как только стемнело, Конрад выскользнул из замка, сел на коня, и быстрее ветра помчался прочь от баронессы, прочь от злой судьбы. Все его мысли были о том, почему его так тянуло к Матильде, ведь он безумно влюблён в Атенаис, а тут прямо наваждение какое-то. Пока он размышлял, верный конь домчал его до берега реки. Это было место встречи с любимой. Конрад остановился, спрыгнул на землю, и подошёл к старому дубу. В нескольких метрах располагался замок, где жила его возлюбленная вместе со своим отцом, и старшим братом. Семейство было достойное и уважаемое, старинный род, графский титул, но полное отсутствие денег омрачало их жизнь. Вот если бы они с Атенаис поженились, то тогда бы непременно всё наладилось, и семья зажила на широкую ногу. Увы, Рандольф не считал, что жалкая бесприданница пара его сыну, тем более, внешне девушка была далека от идеала и напоминала цыганку. Мать прекрасной Атенаис была француженкой, именно от неё девушка унаследовала южную красоту и пылкое сердце. Конрад желал немедленно увидеть возлюбленную, но понимал, что не может вот так неожиданно приехать без подходящего повода. Так он и просидел несколько часов под раскидистым дубом, размышляя, о своей дальнейшей  судьбе. Тем временем, Матильда повсюду разыскивала своего жениха, расспрашивала слуг, которые толком ничего не знали. Только конюх по имени Джон с усмешкой заметил, что должно быть молодой хозяин ускакал навстречу с прекрасной дамой. Баронесса сразу насторожилась, и щедро заплатила ему за информацию, а конюх знал самое главное. Услышав о сопернице, Матильда была в ярости, и поклялась, во что бы то ни стало избавиться от ненавистной цыганки. Так прошло несколько дней. Накануне венчания Конрад, наконец, смог встретится с Атенаис. Девушка была очень печальной, и призналась, что со времени их последней встречи долго болела. Уверяла, что это знак, им нужно расстаться, раз судьба против этого союза.

- Нет, любимая, - прошептал Конрад, прижимая её к себе. – Дай мне пару дней. Если я ничего не придумаю, то мы просто сбежим.
- Сбежим? Я никогда не пойду на это. 
- Неужели ты боишься, что подумают люди? Забудь всё, доверья мне. Мы будем жить далеко отсюда и непременно будем счастливы.
- Если я убегу с тобой, то мой отец умрёт, - сказала Атенаис, отвернувшись. – Он не переживёт такого позора. 
- Если так, то мне следует придумать что-то более серьёзное.
- Не лучше ли принять всё как есть? 
- Я не женюсь на Матильде, - решительно сказал Конрад. – Ни за что на свете!
- Говорят, она красива и богата. Так ли это?
- Да, любимая. Она и в самом деле красива, но моё сердце отныне и навсегда принадлежит тебе. 

Атенаис долго молчала, наблюдая за полётом птиц, потом подняла голову и смахнула набежавшую слезу. 

- Мне приснилось, что баронесса околдовала тебя, и ты позабыл обо мне. А потом, я видела, как она вырезала твоё сердце и съела его. 

Конрад нежно обнял свою возлюбленную, и стал укачивать её как маленького ребёнка, до тех пор, пока у той не закончились слёзы. Он клялся ей в любви, уверял, что всё будет хорошо и совсем скоро они будут вместе. Девушка слушала и кивала, но в её глазах было столько печали, что казалось, в ней можно было утонуть. Конрад вернулся в замок с тяжёлым сердцем, меньше всего он хотел видеть свою невесту, и поэтому сразу направился в свои покои, но слуга сообщил ему важную новость. Его отец на охоте упал с лошади и повредил колено. Матильда вызвалась лично ухаживать за будущим свёкром, который уже успел полюбить её словно родную дочь. Рандольф не отпускал от себя сына, капризничал, и требовал поторопить свадьбу, опасаясь внезапной смерти. Барон Глосбери вызвал личного лекаря, чтобы как можно скорее поставить на ноги лучшего друга, и  доставить радость своей единственной дочери. Постепенно Рандольф пошёл на поправку, и в назначенный день уже мог передвигаться с помощью трости. Конрад провёл бессонную ночь, надеясь придумать какой-нибудь способ, дабы избежать ненавистного союза, но все его попытки были безуспешны. Матильда красовалась перед зеркалом в свадебном платье, которое было расшито золотыми нитями, и выгодно подчёркивало её загадочную красоту. Барон, войдя в комнату, застыл на пороге, с восхищением наблюдая за дочерью. 

- Ты сегодня ослепительна, дочь моя, - произнёс отец, поцеловав её белые пальцы. – Уверен, что твой жених окончательно потеряет голову от любви при виде тебя.
- Я бы не была так уверенна в этом.
- Тебя что-то тревожит? Скажи мне.
- У Конрада есть тайна, - призналась Матильда, поигрывая длинными локонами. – Другая женщина.
- Ну, девочка моя. Для мужчины это нормально, я тоже до женитьбы на твоей покойной матери имел связь с некой дамой…
- Всё очень серьёзно, отец. Он её любит, и хочет взять в жёны. Ее, а не меня! Ты понимаешь? 

Невеста несколько раз прошлась по комнате, и опустилась на стул с высокой спинкой. Лицо её было бледным, а лихорадочный блеск глаз говорил о том, что она страдает от ревности. 

- Надо просто поговорить с женихом, - после паузы посоветовал барон Глосбери. – Думаю, что эту проблему можно легко решить.
- Я видела её. Эту Атенаис. И скажу тебе сразу, что она не из тех, кто легко сдаётся. Следовательно, остаётся лишь один выход.
- Какой же?
- Убийство, - выпалила Матильда, и расхохоталась. – Только тогда, он, наконец, забудет об этой смуглянке. 

Отец попытался уговорить дочь отбросить подобные мысли, намекая на гнев Божий, но дочь была непреклонна. Главным трофеем в этой тяжёлой борьбе было сердце Конрада, которое она не собиралась никому уступать. Тем временем, жених пытался в последний раз поговорить с Рандольфом о своём будущем. Конрад был преданным сыном, и всё же при виде Матильды он не мог побороть отвращение, поэтому просил помиловать его, и позволить ему сделать выбор самостоятельно. 

- Безумец! – воскликнул Рандольф, поморщившись от боли. – Я не собираюсь слушать твои бредни. Всё решено, ты сегодня же станешь мужем Матильды. И точка!
- Но отец, прошу вас…
- Если бы у твоей цыганки было хотя бы приданное, тогда другое дело, но в данном случае, у тебя нет иного выхода.
- Только жестокий отец может требовать от сына подобной жертвы, - не выдержал Конрад. 
- Только любящий отец. Любящий, запомни это, мой мальчик.

За всё время пока шла церемония, жених был сдержан и печален, а невеста наоборот вся светилась от счастья, и словно бы не замечала происходящего. 
 



Наталия Пегас

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться