Водоворот Миров, Университет Магии

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Добрый день уважаемая читательница или читатель.

Писать роман буду постепенно добавляя главы, прошу не кидать помидорами и поддержать лайком мое творение)))

- Ленка идет, атас!

 

- Ленка - ведьма, Ленка - ведьма...

 

По дороге домой из школы я встретила стайку пятиклассников, которые начали привычную за семнадцать с лишком лет моей жизни травлю. Один из них, наверное самый смелый, попытался подбежать ко мне и пнуть ногой, но многолетний опыт подобных стычек меня не подвел. Получив неожиданную подножку, малолетний участник моей травли растянулся на дороге и противно заревел.

 

- Ленка, нехристь! Ты почто сына Ивановной обидела! Вот ведьма действительно, пошто ж тебя земля носит…

 

Вредная бабка, которая поливала меня ругательствами - наша соседа Варвара Ильинична, она одинаковой степенью не переваривает всю мою немногочисленную семью. Вечно ворчащая и достаточно вредная бабка явно сделала бы вид, что не увидела как меня пнул этот пятиклашка, но как только он получил по заслугам сдачи, сразу бросилась меня обвинять в том, что я обидела маленького подлеца...

 

Пожав плечами, я продолжила свой путь. Осталось еще немного времени и я покину это захолустье и устроюсь на работу в столице, а потом поступлю в институт. Подобные нападки и несправедливое отношение за время жизни в небольшом областном центре стали уже для меня привычным явлением. Если кто-то из вас учился в обычной школе какого-то небольшого городка, он понимает, что такое быть Белой Вороной и подвергаться насмешкам от одногодок. Дети часто могут быть очень злыми и устраивать настоящую травлю тем, кто от них отличается, а я отличалась и странности, которые сопровождали мое детство могли удивить многих.

 

Начну наверное с того, что я всю свою сознательную жизнь живу с двумя моими дядями. Родители погибли в автокатастрофе и за мое воспитание взялись два брата - Степан и Артем. Братья моего отца, которые взялись за мое воспитание выглядели достаточно необычно и будоражили воображение каждого жителя нашего небольшого городка, который больше напоминал крупное село.

 

Дядя Степан был низеньким, и немного сутулым, он напоминал настоящий пивной бочонок на двух куцых ножках. Дополняла его образ пышная рыжая борода, из которой частенько торчала дымящаяся трубочка с ароматным табачком. Все дети в округе называли Степана гномом и постоянно его дразнили. Ко всему прочему Степан был известным молчуном, порой за несколько дней он мог не проронить ни слова, но я уже к этому привыкла.

 

Дядя Артем был полным антагонистом образа Степана, стройный, с утонченными чертами лица он носил длинные седые волосы. Он был ценителем всего изящного и красивого, благодаря чему наш дом напоминал небольшой музей, который с радостью посетили бы многие искусствоведы. Дядя Артем любил ухаживать за растениями и сделал из нашего сада и огорода образцово-показательное хозяйство на котором росли фактически все овощи и фрукты, знакомые жителю России.

 

Артем и Степан крайне сторонились от контактов с внешними жителями, я была еще маленькой когда они приобрели небольшой домик с участком в нашем областном центре. На территории дома был небольшой сад и огород, которые обеспечивали нас свежими овощами и зеленью. Также, к территории нашего участка примыкал маленький пруд в котором я любила летом купаться, а вечно угрюмый Степан рыбачил. Он частенько посиживал с трубкой на берегу пруда и ловил водоплавающую мелочь, которую сразу же отпускал обратно. Главным для него был медитативный процесс рыбалки, а не полученный улов.

 

“Добрыми чувствами” к дяде Артему и дяде Степе местные жители воспылали после того как Артем со Степаном оградили весь (!) наш участок крепким четырехметровым каменным забором. Забор, который ограждал весь наш участок, был построен на совесть и скорее всего мог выдержать атаку небольшого танка, с чем явно не могли смирится местные жители. Дядя Степан очень гордился творением своих рук, которое он построил без чьей-либо помощи.

 

Высоченный забор оградил от местных не только наш фруктовый сад, с чем местные несомненно могли смирится, но и единственный на весь поселок небольшой водоем, что сразу ополчило против нас все местное население. До того как мы тут поселились, наш участок пустовал, а пустой дом зиял разбитыми окнами. Пруд, который находился территории участка, был местом паломничества местных рыбаков и мальчишек, любители рыбной ловли беспрестанно удили рыбу, а ребятня с радостью плескалась в небольшом водоеме.  Местные мальчишки привыкли совершать набеги на небольшой заброшенный фруктовый сад и их явно расстроили фортификационные усилия моих дядек, которые ревностно относились к любым посягательствам на территорию нашего домика.

 

Наша соседка - Варвара Ильинична тоже получила весомый повод для того, чтобы её отношение к нам не было добрым. Будучи достаточно хозяйственной женщиной она уже привыкла к тому, что использовала территорию нашего дома для выпаса своей скотины и выращивания дополнительного урожая овощей.

 

Дополнительным поводом для различных слухов, которые потом переросли в стойкую неприязнь ко мне и моим дядям было то, что они не общались ни с кем из местных жителей и вели абсолютно затворнический образ жизни. Максимумом коммуникации с внешним миром для Артема и Степана были периодические вылазки в магазин и на рынок. Никто не знал откуда у них берутся деньги, но они нигде не работали, хотя при этом мы себе ни в чем не отказывали.

 

Двое мужчин, которые живут с девочкой и ведут абсолютно закрытый образ жизни абсолютно не принимая того уклада к которому привыкли местные, вначале вызывали любопытство у местных жителей. Когда я ходила в начальные классы, это выражалось в слухах и тихом шушуканье местных сплетниц, но после одного события, которое произошло когда я училась в восьмом классе почти все местное население перешло к нам в абсолютную оппозицию.



Сара Нокс

Отредактировано: 13.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: