Воин. Башня ветра

Font size: - +

Глава 14

Глава четырнадцатая

 

Помня прибаутку о носороге и его плохом зрении, я посоветовал развести костер не на опушке леса, а поодаль. Хотя бы шагах в пятидесяти. Осторожного, как говорится, все бережет. Мало ли… выскочат тролли, разгоряченные мыслью о еде, да и не заметят нас с разбега. Задавить, конечно, не задавят, все же мы не улитки, но помнут изрядно. С таким-то весом... А если ногу и руку кому сломают? Перед дальней дорогой? Оно нам надо? Даже если Тим Подорожник и справиться с травмой, все равно будет нужен отдых и раненому, и целителю. В общем, кто под грузом не стоит, на того он и не падает…

Похоже, мой авторитет командира поднялся на достойную высоту. Парни переглянулись, но выяснять причину такой причуды не стали. Набрали по охапке хвороста, отошли на указанное расстояние и там проворно соорудили небольшой костер. Пищу разогреть, да разогнать дымком мошку, собирающуюся на запах тел.

Уже после я сообразил, что отдавая распоряжение не учел погодные условия. Хорошо земля успела подсохнуть: дождей не было несколько недель, так что от недавнего ливня и следа не осталось. А то конфуз мог получиться…

Образовавшуюся паузу каждый использовал по своему разумению. Я банально распростерся лицом вверх, заложив руки за голову и сунув сидор под ноги, а Подорожник прицепился к следопыту, и не отставал, пока Тень не начал пересказывать недавние события, имевшие место в Выселках. Но только после того, как целитель поделился с ним частью энергии. Или — бодрости, как Тим сам ее называл. При этом Подорожник тихонько присвистнул, помотал головою и с удивлением взглянул на меня. Но от немедленных расспросов удержался. Видимо, решил, что рассказа Тени пока будет достаточно.

В общем, следопыт, слегка приукрашая, а как же иначе, травил байки. Целитель Тим внимал ему, а я даже вздремнуть успел. Не то чтоб было совсем неинтересно… Во-первых, — я все это знал. А во-вторых, — пусть Тень не обижается, но в умении плести небылицы равных Мыколе Шведиру не было, наверное, в обоих мирах. Так что уже привычное сновидение не стало неожиданностью.

Песок под ногами в этот раз не хрустел, а тихонько шелестел, радуясь моему приходу. Неугасимый костер отсалютовал каскадом искр, а сидящий у огня человек, на поданный сигнал вскочил, распростер руки для объятия и бросился ко мне!

— Здоров, бродяга!

— И тебе, Швед, не хворать! — обрадовано заорал я в ответ, со всей силы стискивая бывшего прапорщика. — Как же я рад тебя видеть!

— Взаимно, Влад… Взаимно. Давай, проходи. Присаживайся…

— Погоди. Ты дома был?

— Обижаешь. Сразу же.

— Ну! Не тяни!

— Да нормально все… Чего ты, Влад? И мать, и отец живые, здоровые. Ни о чем не знают, ничего не подозревают… Я им там такого наплел, что сам начало забыл пока до конца добрался… — засмеялся Шведир.

— Это хорошо… — я вздохнул с облегчением. — А то сны какие-то странные приходят. Вроде бы мои, но воспоминания другие.

— И сильно от реала отличаются?

— Да я не особенно помню, что именно снилось. Но дюже погано после них на душе становится. Тревожно. Вот и переволновался. Себя я вижу, а как там…

— Говорю же — все хоккей. Не парься. Это ностальгия, наверное.

— Думаешь?

— А я доктор? — Швед пожал плечами. — Влад, ты же начитаннее. Вот и подсмотри нужное выражение у людей мудрых, живших ранее, а потому — знающих больше и глядящих дальше…

— В смысле? О том, как получать наслаждение, покоряясь неизбежности?

— Типа того.

— Ладно, подумаю при случае в том направлении.  Главное — все живы.  Сам-то как?

— А чего мне теперь сделается, в божественном обличии? Я, правда, особенного удовольствия от пожалованного бессмертия еще не прочувствовал. Для этого чуть подольше прожить надо. Ну, а в целом — прикольно. Прости, подробности рассказать не могу.

— Подписку давал?

— Нет, — улыбнулся тот. — Знания о строении Вселенной не засекречены, просто терминов в нашем языке таких нет, чтобы ты меня понял. А на пальцах не получится. Много ли, к примеру, нашим прадедушкам и прабабушкам объяснила бы фраза, что электрический ток — это упорядоченное движение свободных заряженных частиц под воздействием электрического поля? Но тем не менее лампочкой и электроплиткой люди пользуются больше века.

— Угу, дело ясное, что дело темное... И долго этих терминов еще не будет?

— Этого никто не знает, — пожал плечами Швед. — Человечество непредсказуемо. Может, через тысячу лет, а может — очередной Лобачевский или Эйнштейн уже не только родились, но и вуз заканчивают, откосив от армии…

— Понятно, как в том анекдоте.

— Расскажи? — навострил уши Швед. — Давненько я анекдотов не слышал.

— Семья на прогулке. Сын: «Папа, почему солнце светит?» «А фиг его знает». «Папа, а почему ветер дует?» «А фиг его знает». «Папа, а откуда дождь берется?» «А фиг его знает». Мама: «Сынок, не приставай к отцу!» «Да пусть спрашивает. Кто ж ему еще объяснит, как мир устроен?»

— Смешно… Так что ты спрашивай, сынку, спрашивай. Только в другой раз. А сейчас нам прощаться пора. Спасибо, что заглянул… А вообще, лучше сам меня вызывай — дольше посидим.

— Торопишься?

— Нет, это у тебя гости…

Швед, костер и островок подернулись дымкой, расплылись в очертаниях и стали стремительно отдаляться, словно я взлетал над ними на воздушном шаре. А тишина сменилась тяжелым топотом, будто приближалось стадо коров. Причем, не  традиционным для буренок шагом, а кавалерийским галопом.



Олег Говда

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: