Воин пепла

Размер шрифта: - +

Часть 2: Осколок рая. Глава 6

В маленькой комнате караван-сарая трепетали огоньки масляных ламп. Танцовщица из элирия стояла на коленях, упираясь одной ладонью в стену, и томно постанывала каждый раз, когда Тайен толкался в ее округлый зад. Делала она это с огоньком, выгибала смуглую спину, задыхаясь, просила еще и еще, быстрее, быстрее. Маг разошелся так, что, когда все было кончено, девушка распласталась на подушках, не в силах подняться и обмыть себя водой из кувшина. Волосы темно-медного оттенка растрепались, полная грудь южанки тяжело поднималась. Тайен усмехнулся, провел рукой по ее бедрам, талии, затем по соскам и, прижав танцовщицу к себе, лег рядом.

- О, - простонала она. – У тебя даже дыхание не участилось! Неужели все вессалийцы такие выносливые?

Маг рассмеялся.

- Нет, я один такой. Будешь меня всю жизнь вспоминать?

- Да! Потому что если ты останешься в Небесном городе еще хотя бы на неделю, моя жизнь не продлится дольше.

- Да ну? Ты иссохнешь от тоски по мне?

Он пробежался пальцами по ее боку. Девушка, захихикав, вывернулась, но Тайен снова поймал ее и приник к горячим губам. Когда поцелуй завершился, она вдруг легонько укусила мага за ухо и игриво прошептала:

- Ты зацелуешь меня до смерти!

Вместо того чтобы расхохотаться и начать новый круг распутных забав, Тайен слабо улыбнулся. «Не зацелуй меня до смерти!» - весело предупреждала его Кейро, когда любовники на целые сутки запирались в спальне дома, который он для нее снимал. Слышать те же самые слова, но от другой женщины оказалось больно.

Танцовщица слегка отстранилась, растерявшись от того, что партнер внезапно к ней остыл.

- Я сказала что-то не то? Или что-то не так сделала? Только скажи, я все исправлю!

Эти подобострастные фразы окончательно испортили ему настроение. Тайен прекрасно понимал, что за ними стоит: страх разочаровать гостя и потерять деньги. А платил он очень хорошо. За единственную-то рыжую девчонку аж в трех окрестных элириях.

- Все в порядке. Я просто устал. Представь себе, и с могучими вессалийцами такое иногда случается.

Шутка подействовала. Танцовщица успокоилась и вернулась на подушки, нарочно приняв позу, в которой выглядела соблазнительнее всего. Тайена это оставило равнодушным. Он задумчиво рассматривал девушку, теребя ее медный локон.

Волосы были крашеными – у них отрастали темные корни. Кажется, трава, которая меняла их цвет, называлась хной. Ее некоторые танцовщицы наносили и на тело, а потом смывали, после чего на коже оставались коричневые узоры. Эта девушка тоже покрыла себя ими, но после часа любви все орнаменты смазались.

Еще одна причина, по которой Тайен выбрал именно ее. Можно было любоваться на нее, думая, что это Кейро, но в то же время помня, что это не она.

Да и он был уже не тот, что в Арраванте. Тогда Тайен тоже задыхался от ласки и нежности, и они с Кейро делали долгие перерывы с вином и фруктами, чтобы восстановить силы перед очередным заходом. Сейчас от сердца мага осталась лишь зола. В этом крылись и свои преимущества – он меньше уставал, ему требовалось меньше еды и времени на сон, но маг предпочел бы снова стать слабее, чем жить, всерьез раздумывая, когда он развеется над пустыней горсткой пепла.

Хернова магия. Херново проклятье Кейро!

В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, распахнули ее. Тайен лениво оглянулся. Это был кто-то свой – охрана караван-сарая, ради которой они и выбрали это место, не пропустила бы чужаков.

Эль вошла в комнату, как хозяйка, уверенным шагом. Если бы танцовщица не пискнула от испуга и не дернулась за покрывалом, чтобы спрятать наготу, ашари, наверное, и не заметила бы, что мужчина не один. Спохватившись, она быстро отвернулась.

- Извини, я не знала, что ты занят. Я подожду снаружи. Только давай скорее, нам надо поговорить.

На ее щеках не вспыхнуло и следа румянца. «Бесстыжая девчонка», - с удивившим его самого удовольствием подумал Тайен.

Когда Эль вышла, он кивнул танцовщице, чтобы та собиралась, и встал сам. Вытершись влажным полотенцем, маг отворил ставни. В комнату вместе со свежим воздухом полился яркий свет. Маг сощурился, уберегая глаза от рези, и улыбнулся открывшейся перед ним панораме.

Небесный город – колыбель всего Гирантиса, чья слава гремела уже не одну тысячу лет. Постоянно дробящиеся и объединяющиеся эмираты могли утверждать, что у них есть собственные, еще более важные столицы, но они не могли и близко сравниться с Таммарутом, который все, включая его собственных жителей, называли Небесным городом. Это было не простое хвастовство. Каждый дом здесь покрывали голубой краской, так что здания по цвету сливались с лазурным небом. Они были синее, чем воды крупной реки, которая извилистой змеей текла с известняковых гор. А среди этого великолепия, на холме, возвышался золотой храм Всесоздателю, в ясные дни сиявший, как солнце. Прибыв сюда неделю назад в поисках очередной цели Кейро, Тайен понял, почему о Таммаруте говорили, что это осколок рая среди желтого уныния пустынь.

Увы, запахи в нем оставались вполне земными. Несмотря на то что караван-сарай находился отнюдь не в самом бедном квартале, под окнами воняло рыбьей требухой. Вздохнув, Тайен прикрыл один ставень и начал одеваться.



Алекс Рауд

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться