Воин пепла

Размер шрифта: - +

Часть 3: Мутная вода. Глава 12

Лодка мягко стукнулась о причал.

- Вылазьте, - потребовал лодочник и, как будто без этого было непонятно, добавил: - Приплыли.

Тайен хмыкнул, отсыпал ему монет, подхватил свой вещевой мешок и залез на доски. Следом поднялись Эль и Карас. Маг собирался галантно подать ашари руку, но передумал и предложил ее целителю.

Эль путешествия по воде переносила прекрасно. Зато Карас – непоколебимый, равнодушный к любым невзгодам Карас! – зеленел при одном только упоминании о реках или море. За последние два месяца он проклял всех богов, и своих, и чужих, – путь к Билиме, месту упокоения Херна, лежал в основном по воде.

Ступив на твердую землю, Карас вздохнул и расправил плечи. Тут же он поморщился и неосознанно дотронулся до левой руки – хотя прошло два месяца, рана от стрелы Свикара его до сих пор беспокоила.

- Легче стало? – ехидно спросил Тайен.

- Я вдруг вспомнил, что мы ни разу не проверяли, как ты переносишь утопление, - отозвался тот. – Сбросить бы тебя посреди реки и посмотреть, выберешься на берег или нет.

Маг рассмеялся.

- Идем. У нас нет времени прохлаждаться.

- Подожди, - Эль тронула его за локоть. – Дай хоть поглядеть, куда мы приехали!

Она стояла на самом краю причала и, затаив дыхание, смотрела на город. И чем она любовалась? Тайен никогда не бывал в Ориве, но от графа Игнатоса, проводившего его в путь из Вессалии, знал, что смотреть тут не на что.

Орива была последним городом в путешествии к Билиме. Она ничем не блистала – обычное захолустье. Тем не менее здесь жило несколько тысяч человек, город мог похвастаться парой борделей и лавкой алхимика, а маленький речной порт обеспечивал хоть какое-то движение в этом болоте.

Судя по тому, что видел Тайен, болотом Ориву можно было назвать и в прямом, и в переносном смысле. Многочисленные реки в графстве облегчали путь и торговлю, но почва вокруг них превращалась в болота. Даже название города переводилось то ли как «желтая река», то ли как «мутная вода» из-за грязных потоков реки Ары. Дороги здесь не мостили – булыжники смывало бы в реку, потому что от каждого сильного дождя Ара выходила из берегов. Насколько это неприятно, друзья убедились неделю назад, когда на неправильно выбранном постоялом дворе им пришлось чуть не вплавь добираться из одной комнаты до другой.

Вид города тоже соответствовал легкому презрению, с которым о своих владениях обычно рассказывал Игнатос. Каменные дома тут можно было пересчитать по пальцам, а деревянные, не выше двух этажей, из-за тростниковых крыш напоминали хижины. Те, что находились у реки, поднимались над землей на сваях.

Повстанцы, недовольные властью империи, пользовались тем, что хоть сколько-нибудь устойчивые здания в Ориве не построить. Они постоянно нападали из густых лесов и устраивали вессалийскому гарнизону то поджоги, то еще какие-нибудь пакости.

Дядя Игнатос беспрестанно ругался, когда пересказывал отцу прибывавшие отсюда отчеты. Он говорил, что за тридцать лет местным жителям пора бы смириться и радоваться тому, что ими управляет император, а не какой-нибудь полудикий вождь, который не умеет ни писать, ни читать. Вместо этого они вставляли власти палки в колеса. В конце концов, это вессалийцы построили в Ориве первые каменные здания, устроили лечебницу и научили местную знать пользоваться вилками.

Вспомнив графа, Тайен поежился. Как-никак, он нарушил запрет – вернулся в Вессалийскую империю, да еще во владения близкого друга семьи, который знает его в лицо. Это могло бы стать преимуществом, если бы Игнатос не был до мозга костей законопослушным гражданином. Он сдаст Тайена с потрохами, как только его увидит.

Оставалось надеяться, что за этот год граф не нарушил собственных правил и продолжает жить в столице. Что ему делать в маленьком и поганом городишке? Единственное, что тут было хорошего, это изумрудная зелень деревьев. После монотонной желтизны пустынь глаз Тайена на них отдыхал.

- Налюбовалась? – грубо спросил Карас у Эль. – Идемте отсюда скорее. Я больше не выдержу этой речной вони.

Маг сочувственно похлопал его по плечу.

- Боюсь, от нее здесь будет никуда не деться.

Он как в воду глядел. У причалов сам Всесоздатель велел скапливаться смраду от цветущей воды, пота докеров и рыбы, которую потрошили прямо на берегу, однако душный запах преследовал их до самого края города, до дешевого постоялого двора.

Зайдя внутрь и втянув ноздрями воздух, Тайен поморщился. Истоптанный в мочало тростник на полу, потеки на стенах, повсюду грязь, неуловимый привкус плесени… Зато в углу висел украшенный цветами портрет императора. Хозяева очень старались подольститься к нынешней власти.

Тайен с удовольствием бы развернулся и отправился искать более приличное место, но, во-первых, выбором Орива не баловала, а во-вторых, на путешествие ушли все деньги. Спутники пару раз застревали в городах по пути, избавляя их от досаждавших разбойников, но озолотиться на этом не получилось. Монет хватало ровно настолько, чтобы продолжить дорогу.

 - Па ре иситани? – выпалила девчонка лет двенадцати, которая выскочила навстречу гостям. В черных спутанных волосах у нее торчал большой цветок магнолии, оттенявший загорелую кожу. – Мани-мани?



Алекс Рауд

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться