Воин семи миров

Глава 1

Армада десяти легионов ― армия властителя Кутсера, повелителя Сферы пяти миров.

Сфера пяти миров ― общее название вселенной, в которую входят:

 ― Империя дубового листа, зеленая планета земледельцев, куда летят в поисках работы, славы, чести и чистого воздуха). Здесь живет правитель и его мессиры-министры; 

 ― Империя темной луны (планета магов и колдунов);

 ― Империя Мирны (пиратский мир);

 ― Империя нерожденных (здесь проживают полубоги, которые не вмешиваются ни во что, но многое знают);

 ― Империя Техноикар (планета ремесленников и инженеров — здесь создают корабли, оружие, приборы и пр.).

Драго  ― род правителей

 Дик, Рубат, Ноэль,Парт  ― друзья Марка

 

 

Глава 1

Никто так и не понял, когда Армада десяти легионов перестала быть защитой и превратилась в карательную руку правителя Кутсера. Дети любой из пяти Империй старались не попадаться на глаза воинам в высоких шлемах с причудливым переплетением металлических листьев на висках. Женщины опускали глаза, проходя мимо охранительных постов, прикрывали волосы и старались не смеяться громко на улицах. Мужчины больше не пили с солдатами в барах, не произносили витиеватых благодарственных тостов, и провожали хмурыми взглядами каждый корабль в небе. Да и само небо будто бы потеряло яркий синий цвет свободы, став хмурым грязно-серым небосводом, на котором солнце появлялось не чаще, чем раз в неделю, да и то на несколько минут.

Марк Лозен нахмурился, глядя в этот неприветливый небесный свод и в очередной раз подавил желание сесть в свою серебристую лодчонку со сверхскоростным двигателем и покинуть Сферу пяти миров навсегда. Он знал, что не улетит. Потому что не сможет оставить друзей. Потому что не знает, что там — за пределами Сферы, откуда еще никто не возвращался.  Потому что некому будет ухаживать за маленьким могильным холмом на одном из старинных кладбищ Рамагона, столицы Империи дубового листа, где он провел последние пять лет.

 

Марк помедлил еще пару минут, чувствуя, как в кожу въедается липкая морось полудождя-полутумана, а затем шагнул в душную пасть заведения «У Доррис». 

 ― Эй, Лозен, старый хрыч, решил тряхнуть костями?  ― поприветствовал его охранник Иен, пожимая руку своей огромной лопатообразной пятерней.

 ― Не все же одному тебе любоваться на молоденьких потаскушек, рыжий верзила, ― не остался в долгу Марк.

Рыжеволосый Иен довольно осклабился.

 ― Иди, развлекись, дружище, ― пророкотал он и, понизив голос, добавил: ― сегодня имперцы в «Крабе», так что можно отдохнуть как следует.

Марк благодарно кивнул и направился к барной стойке, где заправляла Косоглазая Ксю. Скошенные к носу глаза не мешали шустрой девице быть лучшей барменшей города и создавать коктейли, глотнув которых здоровенные пилоты пиратских крейсеров Мирны покидали заведение исключительно на четырёх конечностях. Ксю ловко крутила за спиной и перед собой узкие сверкающие бутылки, встряхивала, наливала, смешивала, взбалтывала и обслуживала не менее пяти клиентов одновременно. Заметив Марка, подозвала его кивком и прошептала прямо в ухо, перегнувшись гибким телом через дубовую, отполированную тысячами локтей стойку:

 ― Через полчаса в Красном зале.

Марк согласно опустил веки, забрал из ниоткуда появившуюся стопку водки, опрокинул в рот и стал протискиваться через переполненный зал к сцене. Ближайшие тридцать минут ему придется провести, пялясь на женские потные тела, извивающиеся в странном танце под ритмичную, вводящую в транс музыку. Взгляд равнодушно скользил по длинным ногам, высоким грудям с алыми окрашенными сосками, поджарым и пышным задницам на любой вкус. Ему не нравилась эта ярмарка человеческих тел. Девиц для заведений привозили из дальних колоний Сферы, быстро обучали ремеслу, вживляли чип под кожу, который не только помогал освоить новый язык, но и полностью контролировал и подчинял себе носительницу. Двадцать лет назад Марк воевал за то, чтобы ни здесь, ни в любой другой Империи Сферы не было рабства. Теперь, с восхождением на трон нового властителя, его работа ничего больше не значила. Спираль раскручивалась, все возвращалось. Всё, с чем боролась прежняя Империя, все, что выжигала напалмом горячих сердец доблестных воинов старой армии. Каждый день менялись законы, менялись лица официальных врагов, друзей, плохое и хорошее смешивалось в крепкий коктейль, меняясь местами. 

Тем временем на подиуме с пошлой темно-лиловой драпировкой в очередной раз сменилась медленная тягучая мелодия. Рядом с Марком возникла стройная длиннокосая брюнетка — дочь народа каури с гордо развернутыми эбеновыми плечами. Она медитативно покачивалась в такт музыке, и похоже всерьез решила вытрясти из посетителя денег, призывно заглядывая ему в самую глубь зрачков. Лозен слышал, что женщины из Империи темной луны владели сильным гипнозом и могли внушить собеседнику что угодно. Поэтому опустил глаза и, хлопнув ладонью по сцене, заказав девушке выпить. Переключив внимание соседей и танцовщицы на выпивку, Марк выскользнул из толпы и зашагал в сторону Красного зала.

 ― Ты кого обмануть решил, сын осла?! Да я смешаю твоё дерьмо с уличной пылью и набью тебе рот!

Разговор за дверью был явно не дружеским. Проклятья сменялись звуками ударов, чьим-то криком, и Марк подумал было вмешаться. Но в этот момент дверь распахнулась и из нее выскочил человечек ростом с собаку, в котором любой горожанин запросто бы опознал судебного соглядатая Ноя. Лицо его было перекошено страхом, из разбитой губы на подбородок стекала струйка крови, а широкие штаны были мокрыми, как у грудного ребенка. Чей-то огромный сапог с кованым носком смачно пнул доносчика системы под зад, отчего тот подлетел на метр в воздух, а затем глухо шлепнулся о грязный, заплеванный пол. Вслед за ним из дверей показался владелец сапога, в котором Марк узнал Сирила, честного воина, с которым они частенько пересекались, сражаясь с врагами Империи. Близкими друзьями они не были, но уважали друг друга. Впрочем, последнее, что слышал Марк о бывшем капитане отряда десантников ― будто тот подался в пираты и с удовольствием и довольно успешно занимался грабежами.



Наташа Пенно

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться