Воин сновидений

Глава 32 Заклинание каменной стражи

– Он не железный! – запрокидывая голову, прошептала Ирка. – Он железобетонный!

Идти девчонкам пришлось недалеко – от музея всего пара кварталов по проспекту, упирающемуся прямо в возвышающуюся над Днепром кручу. Крутые склоны были тщательно обложены плитами и обведены гранитным бордюром, над которым поднимался ухоженный курган. На нем, опираясь на гигантское каменное основание, в лучах подсветки вздымалась железобетонная стела монумента воинской славе. Если глядеть со стороны реки, она казалась тонкой и изящной, как спица, но здесь, у подножья, потрясала своей основательной мощью. На самой ее вершине застыла выделанная с грубоватой резкостью громадная женская фигура с факелом в одной руке и пальмовой ветвью – в другой.

– Она не только с железным стержнем, она еще и с группой поддержки, – дрожащим голосом сказала Танька.

У основания стелы из каменной глыбы проступали фигуры солдат Отечественной войны: в плащ-палатках, касках и с автоматами. У их ног в середине каменного круга сине-желтым пламенем трепетал вечный огонь. Рядом лежали цветы – алые розы, белоснежные астры. Многочисленные свадебные процессии по давней городской традиции приезжали сюда, оставляя у возносящегося над Днепром памятника вороха букетов, за что в народе гранитное изваяние получило прозвище «каменной тещи».

– На 9 Мая сюда еще ветераны внуков водят, – продолжая зачарованно глядеть на застывшую на фоне темного неба грозную фигуру, прошептала Ирка. – У нее должно быть очень, очень много сил! Как к ней обращаться хоть? – она неуверенно поглядела на подругу. – Не скажешь же – «многоуважаемый памятник»...

Танька пожала плечами:

– Она монумент славы... Наверное, так и обращаться – Слава!

– Но это же мужское имя! – растерялась Ирка. – Ладно, как-нибудь... – Она задрала голову к монументу и во весь голос прокричала: – Нас прислали твои старшие сестры! Помоги нам, стражница! Мы хотим пленить Костея Бездушного!

Над курганом днепровской кручи по-прежнему царила нерушимая тишина. Лишь гудело на ветру пламя вечного огня. Фигура с факелом царила в вышине, за спиной у нее плыли темные ночные облака.

– Ну что ты молчишь как... как каменная?! – снова крикнула Ирка, и в голосе ведьмочки, сохранявшей неизменное хладнокровие всю предыдущую ночь и страшный день, впервые послышались слезы. – Ты же можешь! Ты должна! – с яростью выкрикнула Ирка. – Это же твой город! Твой народ! Или хочешь, чтоб мы все исчезли, как половцы?! Кто тогда придет к тебе?

Ирка подождала немного... Ничего.

У локтя она почувствовала робкое прикосновение. Стремительно обернулась.

– Мы не принесли ничего! – тихо сказала Танька, указывая на сваленные у подножья статуи приношения – цветы, шоколадки в блестящей фольге, даже початая бутылка водки, придвинутая поближе к каменным солдатам.

– А что, без взятки наша отечественная каменная баба помогать не станет? – зло прищурилась Ирка, глядя то на подругу, то на невозмутимо возвышающуюся статую.

– Приношение – не взятка, – покачала головой Танька. – Это источник силы! Костей так легко не сдастся и сам по доброй воле под землю, тем более под священный негасимый огонь, не полезет!

Ирка поглядела на оставленные за день приношения совсем по-другому:

– Но если так... – протянула она. – Что бы ей такое... – она зашарила по карманам куртки, лихорадочно прикидывая, что из ее имущества сможет дать достаточно силы для битвы с Костеем... Расческа? Зачем памятнику расческа? Кулечек с орешками? Стыдно на такое дело ерунду жертвовать! Замызганный носовой платок? Фу! Так у нее же, считай, и нет ничего!

Лицо Ирки вдруг просветлело... Брови сдвинулись, выражая отчаянную решимость – и она выдернула из ушей сверкающие драгоценными камнями серьги!

– Ты что? Это же подарок! – ахнула сзади Танька.

– Ничего! – сквозь зубы процедила Ирка. – Бабушка Сирануш меня бы поняла!

Ирка подержала серьги на вытянутой ладони, на прощание любуясь игрой самоцветов. И шагнула к подножию статуи.

– Наверное, когда жертвуешь, надо что-то говорить? – дрожащим голоском пробормотала Танька.

– Что? – огрызнулась Ирка. – «На тебе, убоже, шо мне негоже»?

– Ничего себе – «негоже»! – Танька уже чуть не плакала. – Такие шикарные серьги!

– Значит, можно особо не наговариваться, – заключила Ирка. – Не существует бабы настолько каменной, чтоб перед такими сережками устояла! – Ирка изо всех сил размахнулась...

Бесценные серьги, блеснув желто-зелено-красными искрами, ухнули прямо в вечный огонь! Из каменной розетки взвился столб пламени.

Напряженно вглядывающимся девчонкам показалось, что факел в руке статуи блеснул в ответ... Пламя вечного огня опало, снова превращаясь в танцующий огонек...

Над площадкой опять воцарилась ничем не нарушаемая тишина. Ирка недоверчиво поглядела на каменную бабу. Ну? Что дальше?

Каменный факел вроде дрогнул... Вдоль поднятой руки бабы скатился небольшой растрепанный смерч. Скользнул вниз по стеле, как по канату, и опустился к ногам девчонок.

– Хорошо, мне каменные бабы подсказали, где вас искать! – с упреком сказал здухач. – Костей прямо за мной! – серебряный меч взвился из середины смерча, указывая в ночное небо.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться