Воин Света. Поступь Архангела

Размер шрифта: - +

Глава 6

- Оферон! Оферон! Да очнись ты, - грубый мужской голос раскатами грома носился над молодым воином, безуспешно пытавшимся разомкнуть сонны очи. – Ты что, не знал, что сегодня у нашего братства большой день? Да вставай ты, скотина!
Сильные руки подняли аморфное тело и хорошенько встряхнули новичка, совсем недавно влившегося в воинство Ордена Света. Ещё вчера юный балагур развлекал всех искромётным юмором, попивая прекраснейшее вино с италийских лугов, и вот… с красными глазами, весь то ли в соплях, то ли слюнях, с вываливающимся из непослушного рта языком тщетно пытался отрекомендоваться начальству, что бодр и весел, и уже готов идти на службу Родине и государю!
Старшие товарищи, более крепкие к алкоголю, лишь добродушно посмеивались, наблюдая за безуспешными потугами командира сотни воздеть из непробудного похмелья «зелёного» салагу.
- Архидат, да отпусти ты мальчишку! Всё равно Иеремиил только к обеду явится, - сжалился боевой покровитель молодого воина, матёрый рубака Икар. – Пусть выспится!
- Да какой Иеремиил, ты о чём? – с тревогой в голосе вскрикнул сотник, отпуская бормотавшего бред Оферона. – Наша сотня на сегодня придана Архистратигу Ордена Света Михаилу! А этот псих из нас шашлык изготовит и сожрёт за такое безобразие. Просил же, как людей нормальных, не пейте перед таким Событием!
- Ладно, выдохни, командир, - ветеран подошёл к Архидату и положил тому сухую грубую руку на плечо. – Сейчас поднимем парня, не беспокойся.
- Вот уж постарайся, Икар! Это и в твоих интересах! – жёстко отрезал сотник, покидая зону отдыха Третьего Десятка.
Когда остатки холодной, после долгой морозной ночи, воды вылетели из котла на бедного пропойцу, молодого салагу будто прошибло мощнейшей молнией, посланной ни кем иным, как самим Святозаром Драконоборцем, либо Лидой Потрошительницей, сильнейшей из чародеек, воевавшей на стороне Сил Света.
Оферон подскочил, встав едва ли не по стойке смирно и бешено раскрыв глаза, но через мгновение рухнул на землю от чудовищной головной боли. Икар поднёс под нос напарнику мешочек с травами, тонкий аромат которых начал потихоньку выгонять злобных демонов, стучавших по медным тазам огромными кувалдами прямиком под черепной коробкой воина.
- Что случилось? Где… где я? – слабо выдавил из пересохшей глотки Оферон, полуслепыми очами пытаясь рассмотреть окружавшую обстановку.
- Мы на войне. – весело провозгласил ветеран, разведя руками по сторонам, охватывая весь полевой военный лагерь.
Два десятка дымных столбов уже активно направили ввысь, к облакам, тёмно-сере возле земли и прозрачно белые уже возле облаков древки дымных копий. Кони, стоявшие неподалёку и шумно фыркавшие от удовольствия поглощения сладких фруктов, добавляли к гомону и крикам людей дополнительного шума. Полуголые солдаты, кто с ложками и мисками, кто уже в хорошем медном доспехе с длинными копьями и щитами на перевес нетерпеливо поглядывали на младших салаг, прибывших в лагерь не давно, но уже старательно седлавших лошадей для старших товарищей и надзирателей. Запахи дыма и гороховой похлёбки с говядиной нежно гладили по обонянию Оферона, но последний ощущал только дикую тяжесть и тошноту в желудке.
Наконец «водопад» сработал и перебравшего вчера с перебродившим виноградным соком воина Светлого Воинства вывернуло тёмно-коричневой массой прямиком на возлежавший под головой щит.
- А вот это хоть и нехорошо, но правильно! – странно похвалил сотоварища Икар, седлая двух коней, для себя и похмельщика с зелёным лицом. – А подумай-ка про бараний жир с волосами в гречневой каше с человеческими ногтями!
Ветеран откровенно издевался над доставившим неудобства мальчишкой, слыша, как после сказанного им паренька выворачивало ещё два, а то и три раза. Как оно часто и бывает, хлебнувший воды после очистки желудка Оферон немного порозовел, хотя мертвенная бледность покрывала всё, кроме щёк.
- Панцирь натянуть сможешь? – сжалился наконец Икар, но даже после утвердительного кивка и мычания, всё же помог соратнику надеть медную броню из двух пластин, защищавших торс спереди и сзади.
- Дальше поножи, наручи и шлем как-нибудь сам, - твёрдо заявил Икар, наблюдая за неловкими движениями и трясущимися пальцами напарника.
- Где мы… находимся? – голос салаги дрожал, будто сохнущая простыня на верёвке, но Икар посоветовал, проигнорировав вопрос:
- Ты давай, собирайся! Если Архидат прав, то скоро в наше расположение прибудет сам Архистратиг Михаил! А этот Светлый Генерал, или как их стали с недавнего времени называть – Архангел, разброда в армии, а особенно пьянства, терпеть не может!
- Кто прибудет? – резко вскинул голову Оферон, в глазах которого ветеран заметил какое-то внутренне противоборство.
- Архангел Ордена Света Михаил, - медленно произнёс Икар, внимательно наблюдая за эмоциями на физиономии младшего товарища. – А что случилось? У тебя такое лицо, будто ты с Кощеем на двубой вышел голым.
- Ко-о-още-е-ей, - неуверенно протянул Оферон, растерянно водя глазами по утоптанной земле с редкими бледно-зелёными стебельками травы.
Картины прошлого, образы чего-то инородного и непонятного нахлынули с силой девятого вала, сокрушавшего корабли Девятой Флотилии в греческих морях совсем недавно, буквально пару месяцев назад.
- А что, праздник какой намечается? – аккуратно подбирая слова, полюбопытствовал у зорко следившего за соратником Икара Оферон.
- Тебе что, вино мозг отбило окончательно? – хмуро ответил вопросом на вопрос ветеран, скрещивая руки на груди. – Сегодня великая дата – Сотворение Мира меж Орденом Света и силами Тьмы! Одолели мы проклятущих!
Пострел глухо замычал, хватая голову руками и сжимая как можно крепче. Ощущение, что кости черепа начали трещать под воздействием невнятных картин и воспоминаний, принадлежавших явно другой сущности, было настолько сильным, что воин Света просидел в позе «о, боги, я многодетная мать с мужем из Китая» минут пять, пока из прострации не вывел новичка голос Икара:
- Хорош сокрушаться над бренностью бытия! Завязывайся и на коня, живо!
Оферон поднялся, когда последняя бечева плотно затянула поножи вокруг голени и быстро поднялся в седло. Большой круг щит удобно висел за спиной, оберегая владельца от коварной стрелы в спину, короткий меч, лезвие которого не превышало в длину предплечье крупного мужчины, и двухметровое копьё были приторочены к седлу и постоянно тёрлись под рукой. Ещё по левую сторону и немного позади, почти у крупа лошади, бережно вложенный в налучи лук и колчан с полутора десятком стрел. Заинтересованный Оферон быстро выудил одну и удостоверился в догадке – наконечник отсвечивал серебром.
По правому боку, прямо возле бедра наездника, висели три небольших мешочка, кои тут же подверглись исследованию.
В первом молодой человек без труда узнал соль, перемешанную с перцем, во втором покоился серебряный песок, а вот в третьем… Солдат осторожно подцепил пальцем красноватого вида вещество и поднёс к глазам.
- Что, пороха никогда не видал? – недовольно пробасил ветеран, поглядывая на собиравшихся на окраине лагеря воинов. – Давай, быстрее влиться в строй надобно, а то вон ужо… показались!
Молодой воин последовал за старшим товарищем, зорко высматривая тех, на кого указал перст ветерана.
На горизонте действительно показались люди, облачённые в полноценный доспех. Поигрывая на восходящем солнце белоснежными цветами и металлическими отсветами, к сотне элитных наездников приблизилось трое всадников. В середине восседал на белоснежном коне мужчина с проникновенным взглядом небесно-голубых глаз, прямым носом и мужественными чертами, присущими военачальникам с богатым опытом и родословной. Ещё двое оказались братом и сестрой, в более лёгком доспехе и с боевыми шестами в позолоченной отделке.
Командиры поприветствовали Архидата и оглядели отряд. После пары перешёптываний с сотником, Архангел Михаил подал знак и всадники немедля выдвинулись по маршруту.
Оферон, старавшийся держаться поближе к Икару, вопросил горячим шёпотом:
- А кто эти двое?
Ветеран даже качнулся от ударившего в нос перегара от молодого воина, на миг даже показалось, что сама лошадка матёрого рубаки пошла в бок, не справившись с ароматами, но наваждение исчезло так же быстро, как и появилось.
- Паладины Ордена Света, - уважительно проговорил Икар, сидящий в седле непоколебимо, будто скала. – Двойняшки, рождённые под Знаком Света. Могучие волшебники!
Оферон, пришедший в норму окончательно, теперь с интересом слушал, лучше рассматривая рассказчика.
На вид ветерану многих битв Икару едва ли перевалило за тридцать, но морщины, густой сеточкой растрескавшие лицо молодого воина красноречиво показывали, что обладатель множества шрамов стар душой давным-давно и несёт на плечах бремя старого вояки. Впрочем, наперекор злодейке-Судьбе, ветеран держался молодцом, подавая пример молодым и неопытным солдатикам, посланных на войну после короткого периода обучения у тех, кто не в состоянии был держать больше меч и сражать противников ловкими пируэтами.
- А почему охрана Сотворения Мира проводится таким малым числом? – продолжал заваливать вопросами соратника Оферон.
- Договорённость была, - покривив губы в пренебрежении, развёл руками Икар. – Восемь сотен со стороны Ордена Света и восемь со стороны сил Тьмы.
- И у каждой сотни во главе Архангел? – недоумённо прошептал Оферон, но даже за топотом сотен копыт напарник разобрал, усмехнулся:
- Пока бабы из Некромекона не уничтожены, расслабляться нельзя.
- Кто-кто?
Икар посмотрел на собеседника, будто рядом скакал не полнокровный молодой муж, а ребёнок, едва оторванный от груди матери.
- Ты чего, Оферон? Сам же недавно в резерве стоял с десятью легионами всадников! Битва возле Палермолиса! – сокрушаясь, воскликнул ветеран, подавая коня ближе к напарнику. – Мы же тогда с ордами Кощея объединились, дабы выбить зубы ведьмам из поганого союза, который те обозвали Некромеконом. Давай, вспоминай…
«Вспоминай… Вспоминай. Вспоминай!» - нарастающий гул из сотен тысяч неясных голосов подобно кувалде великана обрушился на голову молодого воина. Оферон ничком свалился с коня, громыхнув на прощание всем снаряжением, с любовью впившемся в самые мягкие места молодого тела. Безжалостная судорога стегнула по телу солдата, заставляя того выгнуться дугой, будто составной лук, мышцы превратились в камень.
Икар мгновенно оказался рядом, навалился всем весом, стараясь привести соратника в горизонтальное положение, не позволяя жилам несчастного оторваться от костей. Рядом блеснули панцири ещё тройки воинов, стальной хваткой впившихся в изводимого корчами дружинника. Прошло меньше минуты и тело Оферона размякло, разгладилось так же внезапно, как и пришли судороги. Веки несчастного дрогнули, в суровый мир древности прямым взглядом зелёных глаз смотрел другой человек, более жестокий и более опытный.
- Оферон, ты как? – с беспокойством в голове вопросил Икар и вздрогнул, когда очи больного в упор всмотрелись в лицо ветерана.
- Я – Игорь…

- Кто ты? – старший товарищ Оферона воззрился на молодого человека с таким изумлением, что брови едва не пробили шлем. – Неудачно с коня упал, да? Заговариваешься?
- Что тут происходит? – Архидат грозно въехал в толпу спешившихся всадников, кинувшихся на помощь свалившемуся с лошади соратнику.
Икар открыл было рот для ответа, но Оферон, назвавшийся минуту назад неизвестным именем Игорь, одним движением поднялся с утоптанной до состояния камня земли и поднял глаза на сотника. По спине сурового воина пробежали мурашки, а ладони, сжимавшие поводья мгновенно намокли. Молодой солдат Ордена Света изменился до неузнаваемости. Нет, черты лица и телосложение остались прежними, но глаза, осанка и мимика… будто на чужого человека натянули кожу того самого Оферона.
- Последствия попойки, командир, - жёстко отрезал молодой воин Света, разминая отчего-то затёкшие предплечья. – Седло намокло и сполз нечаянно.
Окружавшие салагу всадники грохнули мощным мужским хохотом, а смутившийся от прямого сильного взгляда сотник развернулся, бросив через плечо:
- Ещё одна остановка – пятьдесят плетей!
Взгромоздившись в седло и уверено управляя лошадью, Игорь позволил глазам растерянно покрутить очами. Возымев верх в короткой борьбе с сознанием Оферона, чей рассудок был серьёзно потрясён похмельем, демоноборец с удивлением прокручивал в чужом мозгу чужие воспоминания. Детство, неспокойное отрочество, гибель родителей от демонов Водяного Царя, спасение полками Рафаила, затем подготовка и наконец армия. Точнее, Десятый Светоносный Легион под командованием Светлого Архангела Иеремиила, дислоцированного сначала на севере Греции, а потом переданного на северо-восток, в дикие леса Тартарии, где стали развиваться основные события конца Войны.
Несмотря на полную дезориентированность, руки Оферона, пользуясь мышечной памятью, ловко управляли конём, корректируя ход животного так, как того желал временный гость в сознании молодого воина.
- Отошёл? – как можно добродушнее, но с сильнейшей подозрительностью в голосе вопросил соратника Икар, осторожно приближая коня к товарищу.
- В мир иной? Пока нет, - чёрный юмор сам кольнул язык Скрябина, а собеседник отшатнулся так поспешно, будто увидал три сотни поднятых чужой волей скелетов, в солдатской и магической среде получивших прозвище «пешкерников». – Чего случилось – то?
Ветеран многих битв быстро нарисовал в воздухе указательным пальцем правой руки защитный жест и с тревогой посмотрел на глупого в словах напарника:
- Зачем так страшно шутишь? – в глазах воина, тёмных, будто водная гладь на исходе дня, метнулся искренний суеверный страх. – Зачем беду кликаешь?
- Прости, друг, - всевдо-Оферон пожал плечами, пытаясь далеко впереди рассмотреть фигуры Архангела Михаила и могущественных паладинов Ордена Света.
«Подъехать сейчас? Подумают, что рехнулся, если выпалю всё, что знаю», - сокрушался Игорь, продумывая стратегию действий. – «Да и какого рожна Амалия вообще меня сюда забабахала? Да ещё с пафосной фразочкой «Прими Судьбу»… пенсионерка сумасшедшая!»
После получаса томительных умозаключений, Скрябин пришёл к выводу, что на открытый разговор с Архистратигом идти нужно под вечер, когда Сотворение Мира будет подписано всеми сторонами, а люди военные смогут расслабить напряжённые ягодицы.
Из движения интеллектуальных жерновов мыслителя из двадцать первого века вывел непонятный зуд. Даже не полноценный, а тонкий писк, небольшой вибрацией пролетевший по бёдрам, прижатым к попоне и седлу и засевший ближе к паху.
Под неодобрительно-заинтересованный взгляд Икара, демоноборец соскочил с коня, приложив раскрытые ладони к земле. Так и есть! Лёгкое дрожание покалывало кончики пальцев, а подсознание, принадлежавшее скорее Игорю, лихорадочно запустило процесс поиска подходящего воспоминания. Крупная канцелярская мышь бегала вдоль библиотечных полок, старясь найти требуемый сундучок, пока вибрации медленно, но уверенно становились всё сильнее и сильнее.
- Что там, Оферон? – Икар остановился метрах в десяти, обогнав напарника, пока другие всадники тоже с нарастающей тревогой всматривались в застывшего на корточках юродивого, недавно упавшего с коня.
- Сейчас… - прошептал Игорь, сознание которого поймало нужную мысль. – Вибрации, лёгкое марево над землёй…
Осознание вспыхнуло, подобно взрыву. Скрябин заорал, вскакивая с места и одним рывком залетая на смирную лошадку, смиренно ждавшую хозяина в двух метрах:
- Земляные гоблины!!!
Правая ладонь с грохотом упала на короткий меч, пока левая с характерным хрустом разрываемой ткани, срывала с седла мешочек с серебряным песком.
Огромная тёмно-коричневая туша уродливого существа взвилась из земли неподалёку от догадливого воина Света, картинно занеся кривой каменный меч над головой, дабы с одного удара разрубить наглеца. Красные глаза хищно вспыхнули на неровной земляной морде, а мощные короткие крылья распахнулись, пока полусогнутые короткие и толстые ноги с мощными когтями нацеливались на бок лошади.
Игорь одним резким движением обрушил на смертоносную тварь увесистый комок с серебром, распахнувший широкую горловину на полную мощь. Поток драгоценного метала осыпал монстра с уродливой башки до когтистых лап, не позволяя завершить рывок. Гоблин упал на землю, исходя удушливым дымом и свирепым жалостливым рёвом, скребя каменистую кожу прочными когтями передних конечностей. Меч Игоря с лёгкостью рассёк твёрдую плоть твари, мгновенно превратившуюся в кучку желтоватой глины, испускавшей в небеса струйки сизого пара.
- Сотня, слуш… - раздался со стороны раскаты громового голоса сотника, но быстро прервались глухим стоном и противным бульканьем, будто Архидат тонул в болоте с густой грязной жижей вместо застоявшейся воды.
В мир демоноборца, отошедшего от первой схватки ворвалась какофония звуков яростной битвы. В том месте, где ещё недавно голосил командир отряда, верхом на мёртвой лошади сидел особенно огромный гоблин, вонзивший когти нижних конечностей в брюхо коню сотника, пока крепкие лапы рвали горло Архидата, остекленевшие глаза которого не видя уставились в небеса.
Ситуация резко выходила из-под контроля. Если отсечённые от основной массы войск Архистратиг Михаил и два паладина сражались на твёрдую пятёрку, то вырывавшиеся у коней из-под копыт гоблины в центре сотни грозили скорой гибелью всех всадников.
Скрябин что было сил вдохнул, на удивление, без труда перекрывая шум сражения громогласным голосом:
- Сотня, в круг! Серебряный песок под ноги сыпь!
Заслышав уверенный командирский рёв, пускай даже излишне юный, кавалеристы, честь им и хвала, повиновались мОлодцу беспрекословно. Игорь промчался на коне вдоль быстро образовавшегося строя конников, на ходу разрубая зазевавшихся гоблинов коротким мечом. Под копытами лошадей матово поблёскивал металл, мешавший магическим тварям вырастать где вздумается, повергая сильнейших воинов Света.
- Первые ряды – пики готовь! Дальние – стрелы на тетиву! Живо, живо, живо!!! – напрягаясь изо всех сил, орал демоноборец, парируя выпады каменных мечей.
Земляные твари бессильно рычали, потрясая мечами и булавами, но подобраться к сотне всадников для монстров стало не легче, чем обратить в бегство раздававшего направо и налево тумаки неподалёку Михаила. Конные лучники быстро проредили ряды нападавших, когда Игорь вскинул руку с мечом к небу, приказывая прекратить стрельбу. Гоблины держались на удалении от войска и нападать не спешили, будто ожидали чего-то.
Икар подъехал к державшему впереди конных рядов Игорю и вопросил:
- Как думаешь, чего ждут?
- Не знаю, - покривил уголки губ охотник на нечисть, оглядывая ряды скалившихся на солдат монстров. – Разве что… поддержки с верху!
Глаза воина Света воззрились на поднебесье, где среди облаков мелькали массивными тушами странного вида животные.
- Спасите нас боги… - сокрушённо прошептал ветеран, отступая к основной массе войска и вливаясь в ряды суровых воинов.
- Химеры, - с досадой в голосе констатировал Игорь, разворачиваясь к всадникам и повышая тон:
- Передние ряды – стрелы отдать назад! Войны в середине – огонь по летающим врагам только по моей команде!
Расшумевшиеся было от страха воины видя мужественность и собранность вынужденного командира, примолкли, исполняя все приказы в точности и быстроте, как того требуют условия войны.
Девять тяжёлых и ужасных тварей, химер, были уже на полпути к войску, и Игорь мог отчётливо разглядеть демонические порождения Тьмы: широко распахнутая пасть на львиной морде, мощное туловище козы с короткой серой шерстью и блестящие от яда клыки змеи, заменявшей ребёнку Мглы хвост. Демоническая смесь, одним словом. Особенно, если прибавить к общей картине огромные, подобно орлиным, крылья.
На миг демоноборцу показалось, что на загривке одной такой страхолюдины мелькнула хрупкая женская фигурка, но подтвердить увиденное, либо опровергнуть воин Света не успел, рассматривая других тварей, уже близко подлетавших к отряду всадников.
Одной из главных характеристик химеры была способность к огнедыханию, которого молодой сотник допустить ну никак не хотел, резко опуская руку с мечом вниз, к земле, отпуская громкий чёткий приказ:
- Огонь!!!
Воздух за спиной охотника на нечисть загудел, когда тетива на нескольких десятках луком хором отправили в короткий полёт длинных дочерей с серебряными клювами, почти одновременно звонко щёлкая по кожаной перчатке на правой руке стрелков. Две химеры поздно разглядели опасность, в последний момент пытаясь уйти от смертоносных снарядов, распахнув огромные орлиные крылья и подставляя брюхо под удар.
Монстры кубарем свалились с небес, запутавшись в собственных крыльях и свирепо крича от невыносимой боли, причиняемой магическим металлом. Ещё две твари получили по паре стрел в мягкие места, но смертельно ранены не были, разворачиваясь в полёте для нанесения чудовищной силы удара, но как минимум пятеро снайперов из лучников немного поредевшей сотни, умело нервировали носившихся под облаками химер, выцелия глаза и рот летающих крепостей.
- Икар, ко мне!
- Готов, стратег! – тут же оказался подле нового командира ветеран, сведя густые брови над переносицей и убирая в налучи деревянного друга с тревожно гудящей тетивой.
- Следи и корректируй огонь! – грозно проинструктировал напарника Игорь, указывая на выделывавших в небесах пируэты химер. – В случае чего – дашь в рассыпную и пиками попробуете достать тварей!
- Понял, Оферон!
Скрябин, ловко орудуя поводьями, подал коня вперёд, вытягивая перст в сторону воинов, чьё расположение являлось ближайшим к бившимся с огромным числом гоблинов и химер Архистратига и паладинов Ордена Света:
- Вы – со мной! Клин, пики для удара!
Матёрые воины-всадники без труда поняли, что требует командир, профессионально покидая строй и перестраиваясь в кавалерийский клин для мощного удара в спину увлёкшегося противника. Скрябин по праву возглавил фигуру построения, набирая скорость на уже порядком подуставшей и испуганной лошади. Периферийным зрением демоноборец отметил, как один из пяти круживших над паладинами и Архангелом тварей заметил несущихся во весь опор всадников и с грозным рёвом отделился от собратьев, нацеливаясь всем естеством на возглавлявшего нашествие охотника на нечисть.
Скрябин даже не успел осознать до конца действия и манипуляции, которые произвёл, но в руках уже удобно лежал составной лук, мощнейшее оружие своего времени, с лежавшей на тетиве стрелой. Когда между противниками оставалось меньше пятидесяти метров, оленья жила неприятно сорвалась с фаланг, больно ударяя по не защищённому перчаткой большому пальцу правой руки, выпрастывая во врага опасный заряд. Игорю показалось, что слух уловил негромкий хлопок взорвавшегося правого глаза химеры, куда на добрую половину погрузилась стрела. Львиный рык разорвал пространство, крылья судорожно вздрогнули в такт рывку поводьев демоноборца, желавшего уйти от столкновения, но… тщетно. Огромная хищная змея, вместо хвоста растущая из копчика летающего чудовища успела на последнем излёте вцепиться в переднее правое копыто лошади охотника на нечисть, с ужасным треском вырываю ту из тела бедного животного. Раздалось предсмертное ржание, резкий рывок, Скрябин сделал попытку спрыгнуть с седла, но врезался в проносившегося мимо союзника, сталкивая того из седла. Грудь больно врезалась в землю, целый сноп искр брызнул из глаз молодого человека, кубарем покатившегося по сухой, давно не видевшей дождя траве. Предсмертные крики и стоны слились в один мутный коктейль с рыком и рёвом гоблинов и химер, оглушая помятого демоноборца. Вскоре неудавшегося сотника догнал тяжёлый металлический удар, с которым десяток отобранных Игорем воинов врезался во вражеские ряды, круша и топча всех и вся.
Воин Света осторожно протёр грязными руками слезившиеся от взметнувшейся к облакам пыли глаза, стараясь вновь с ориентироваться в той суматохе, что поднялась по милости врага.
Неподалёку из земли вынырнули пара земляных гоблинов, затем ещё и ещё и Игорь наконец ощутил страшное: меч остался в ножнах на лошади! Молодой человек успел подняться, но больше сделать не смог: двое первых детей Тёмной Воли были уже в двух шагах. Скрябин успевал лишь уворачиваться от выпадов каменных, но всё же острейших, мечей оппонентов, с холодком понимая, что если в досягаемости не появится хотя бы пика… то можно будет хоронить нового сотника рядом со старым.
Интуиция успела засечь кого-то за спиной, когда из-за плеча раздался хриплый возглас:
- Пригнись!
Демоноборец буквально рухнул ничком, ощущая как над хребтом проносится нечто тяжёлое и острейшее. Головы гоблинов подпрыгнули над шеями, синхронно падая пред неудавшейся жертвой. Скрябин тут же метнулся вперёд, в длинном кувырке хватая оба каменных меча и ловким движением приводя тело в вертикальное положение. Оружие оставшихся двух противников воин Света легко парировал, ловко подрубая одному гоблину колено и прикрываясь раненым, перехватывая выпад второго, доставая горло последнего кончиком меча, а несчастному одноногу снося безмозглый череп с плеч.
- Лихо, - с удивлением и одобрением в голосе произнёс Архистратиг Михаил опираясь на длинный, чудесной работы меч искусного оружейника. – Никогда такого не видел за все годы Войны!
- Всё когда-то бывает впервые, - тоже остановившись на мгновение перевести дух, буркнул Игорь, не сводя глаз с оружия Архангела.
В последствие, Игорь недоумевал, как мог пропустить момент, когда огромная огнедышащая скотинюка смогла-таки ударить исподтишка двух искусных воинов?! Скрябин лишь почувствовал, как затрещала спина и начался короткий полёт. Перед глазами мелькнул Михаил, тоже явно не поглаженный по голове, со всего размаха врезающийся в небольшой песчаный холм всей мощью нехрупкого тела в массивном доспехе генерала. Демоноборец опередил командира не на много, перелетев бархан и с сумасшедшей скоростью скатываясь по наклонной плоскости.
Яростно выругавшись и бешено отплёвываясь молодой человек постарался встать и поспешить на помощь Архистратигу, но болезненно побледнел, едва попробовал пошевелить ногами. Поясница заныла, давая понять о страшном повреждении, но Скрябин сжал зубы и резко перевернулся на живот, напрягая мышцы пресса и с нечеловеческим стоном садясь на икры. По телу прошлась неимоверная боль, но Игорь смог унять ту силой воли, направив в реку ярости, что грозилась разлиться морем бешенства. Преодолевая неимоверное желание лечь на горячий песок, демоноборец воздел тело на ноги и поспешил на противоположную сторону бархана. Внезапно, немного правее и дальше что-то блеснуло. Затаив дыхание, Игорь метнулся к мощнейшему оружию, возлежавшему совсем недавно в руках Архангела Михаила, ухватил длинную и вытянутую бочкообразную рукоять, с множеством символов и рез и… охнул в ужасе. Одна сиротливая рукоять и осталась от красивейшего оружия, ещё недавно разившего врагов направо и налево… стоп…
Игорь осмотрелся, надеясь обнаружить осколки лезвия и гарды, но… ничего не было! Будто невиданная в древнем мире сталь просто испарилась, не оставив и следа!
«Всё же лучше, чем ничего!» - лихорадочно пронеслось в голове демоноборца, взвесившего в ладони тяжёлую рукоять меча Архангела, набирая скорость и преодолевая треклятый бархан.
О, как же многогранна и, одновременно, обычна бывает битва! Клубы пыли, в глубине которых на солнце матово поблёскивают медные латы, слышатся грубые голоса десятников, стоны и крики раненых и предсмертные хрипы умирающих воинов. Временами слуха касались заунывные и протяжные рыки погибавших под пиками и мечами химер, чьи челюсти в последней судороге перемалывали кости и мышцы тех обезумевших от крови солдат, что неосторожно решили приблизиться к погибавшему чудовищу. Но зелёные глаза Игоря в данный момент выделяли лишь одну-единственную картину, имевшую первостепенную значимость.
Полы длинного чёрного платья обрывались возле земли тёмным туманом, в котором ведьма будто парила. Красные глаза светились ярким огнём удовлетворённой властью и могуществом женщины, высокие скулы с белой мраморной кожей и иссиня-чёрные волосы, копной падавшие на спину ведьмы, обрамляли целостную картину, точкой в которой был Михаил, могучее тело которого весело над землёй в полуметре, а горло перехвачено тонкими пальцами последовательницы Тьмы.
Демоноборец, преодолевая боли и страх, помчался на врага, крепко сжимая в руке бывшую рукоять меча Архангела. Губы разомкнулись и истошный, яростный крик отчаявшегося человека в последнем смертельном прыжке взвившегося в длинном прыжке разлетелся по обагренной кровью равнине. Игорь занёс уже руку с обломком меча для удара, когда невидимая сила отшвырнула атакующего в сторону, круто развернув в воздухе.
Скрябин взвыл, приземлившись на многострадальную поясницу, но тут же встал на четвереньки, сплёвывая похрустывавший на зубах песок на грешную плоскость под руками. Багровый комок скрылся в пожелтевшей траве, а воин Света неимоверным усилием воли поднялся и бросился в новую атаку. И вновь незримый удар под дых, но увесистый груз предусмотрительно вылетел из ладони Игоря, беспрепятственно продолжая путь к ненавистной магичке.
Когти колдуньи на свободной руке удлинились, грозясь распороть горло Архангелу, но рукоять меча успешно треснула заворожённую казнью колдунью по затылку. Взвизгнув скорее от неожиданности, чем от боли, почитательница Тьмы мигом развернулась, отбросив в сторону потерявшего сознание Михаила.
- Ты… - глаза, налитые зловещим красным огнём, провернулись в орбитах, находя беспородного наглеца, так глупо бросившего вызов непобедимому существу из Мрака. – Да как ты смеешь, червь?! Я – Брагида, Потрясательница Основ и Человеческих Судеб!
- Вот и иди ты… в потрязадельницу! – злобно огрызнулся Игорь, вновь вздевая тело на ноги и сплёвывая очередной комок с солоноватым привкусом крови. – Много вас таких вдоль трасс стоит…
Ведьма возопила, что резаная, резко переходя на ультразвук, больно ударивший по ушам демоноборца, но мышцы матёрого убийцы уже среагировали. Скрябин резко присел и боковым кувырком увернулся от двух фиолетовых молний, с оглушительным шипением и грохотом разорвавших земную плоть неподалёку от молодого человека. Игорь прекрасно понимал, что последний час настал. Как бы не сложилась ситуация, но против магического люда способности и умения демоноборца не могли стать серьёзной помехой и воспрепятствовать убийству последнего.
Внезапно, в душе посветлело, а жгучая боль от множества ссадин и ушибов ушла на второй план, затмеваясь той светлой ясностью, что казалось, пришла из далёких глубин души. Вот тот момент, к которому всегда шёл Игорь Скрябин, талантливый демоноборец Ордена Света!
Один на один со Стихией Смерти, зная, что погибнет, молодой человек внезапно для ощетинившейся в гримасе злобы и ненависти ведьмы, выпрямился и растянул в улыбке потрескавшиеся от повреждений и жажды губы. Внезапно налетевший с Севера прохладный свежий воздух остудил разгоряченное тело, даруя тому лёгкость и иллюзию полёта. Воин Света быстро отстегнул две заклёпки на боку и тяжёлый медный доспех рухнул в песок, а колючие пальцы холодных дуновений воздуха ловко забрались под промокшую насквозь потом рубаху. Игорь чуть склонил корпус вперёд и рванул из последних сил на растерявшуюся на мгновение от человеческой глупости и непредсказуемости Брагиду. Ведьма с лёгкостью поймала врага в поле телекинеза отрывая того от земли и приближая к собственной персоне.
- Вы удивительные существа! – восхищённо признала колдунья, чёрными когтями правой руки оставляя четыре глубоких царапины на груди пленника магических чар. Тонкое полотно с глухим похрустыванием разорвалось и быстро начала напитываться кровью.
- А ты тупая тварь, - кривясь от боли прорычал Игорь, силясь вновь почувствовать хотя бы мизинец, сквозь плотную пелену боли, сковавшей каждую мышцу.
- Как грубо, - разочарованное поцокала языком Брагида, добавив, - жаль времени мало, нельзя поиграться!
Яркий луч Света с силой ударил в бок заговорившуюся в собственном самомнении колдунью, разнося вокруг места событий удушливый запах обгорелой плоти и шёлка. Ведьма тонко закричала, но сковывавшие движения чары исчезли, Игорь упал на расползавшийся во все стороны песок, но устоял, периферийным зрением замечая, как в голову летит нечто длинное и золотое.
- Меч! Лови меч! – раздался истошный вопль Архангела Михаила, совсем недавно сумевшего выплыть из небытия, придя на помощь странному воину Света.
Игорь быстро и ловко поймал рукоять, с широкого разворота нанося сильнейший удар в висок ведьмы. Потерявшая ориентацию Брагида попыталась достать когтями обеих рук наглеца, но лишь безуспешно рвала пространство, пока раззадоренный демоноборец лупил магичку в лучших традициях Сильвестра Сталлоне в фильмах «Рокки».
Но праздник никогда не длится вечно. Тонкие пальцы с острейшими когтями с мокрым шлепком распороли левый бок Игоря, а другая рука быстро подцепила несчастного за горло и приподняла в воздух.
- Простому смертному никогда не одолеть меня! – свирепо вскричала ведьма, с наслаждением сжимая пальцы на горле жертвы.
- А… к-к-кто тебе… ска..хр-р-р… зал, что я простой?
Яркий луч Света вновь разорвал пространство, но исходил не от впавшего вновь в беспамятство Светлого генерала, а излился прямиком из правой руки воина Света. Ведьма вздрогнула. Красные глаза неверяще опустились вниз, выхватывая из общей картины лишь широкое стальное лезвие меча Архангела, пробившего плоский живот колдуньи насквозь. Чёрная кровь брызнула изо рта женщины, красивые нежные руки расслабились, выпуская из смертельных объятий пленника, не преминувшего добить врага. Игорь немного вытянул меч из брюха колдуньи, присел и провернув грозное оружие в кишках несчастной, с силой вогнал лезвие снизу-вверх, разрывая желудок и вонзаясь в сердце, наполненное Тьмой.
- Кто ты? – хрипло выдавила из перехваченного спазмом горла Брагида, издавая отвратительные булькающие звуки и всё ещё не веря разглядывая жестокое лицо убийцы. – Ведь… меч Архангела… признаёт лишь… хозяина?!
- Ну-с, мы тоже не лаптем щи хлебаем, - шокированный произошедшим не меньше, выдал демоноборец, вытаскивая осквернённое чёрной кровью оружие из бренного тела ведьмы. – Передавай привет жителям Нави!
Глаза женщины окрасились в бледно-белый оттенок, когда из раскрытого в беззвучном страдании рта вырвались первые языки Небесного Пламени. Игорь дёрнул рукоять вверх, вспарывая брюхо колдуньи и вызволяя сталь из объятий чёрной плоти. Тяжёлое лезвие сильно и грубо крутнулось в воздухе, по диагонали разрубая смертносную тварь от правого плеча до левого бедра, пока последние капли дурно пахнувшей крови небольшими дымками испарялись с благородного металла. Флегматично наблюдая, как на горячий песок опускался чёрный пепел, некогда бывший могущественной ведьмой, Скрябин всё же устало отметил, что оставшиеся в живых две химеры и десяток каменных гоблинов сломя голову бегут, оставляя поле боя за Орденом Света.
Подскочив к пребывавшему в забытье Михаилу, Игорь быстро стянул через голову рубаху и скомкав, осторожно подложил под голову Архистратигу, хриплым голосом призывая оставшихся в живых всадников на помощь. На удивление и успокоение, первым прискакал на зов нового сотника Икар. Лоб и плечо ветерана здорово кровоточили, но глаза оставшегося в живых блестели неподдельной радостью при виде товарища:
- Пускай двое скачут за подкреплением и помощью, - проговорил демоноборец, снимая с Михаила тяжёлый доспех для лучшего притока воздуха. – А ты собери оставшихся и помогите раненым, соберите погибших! Кстати, что там с паладинами?
- Парню кишки на руку намотали, а девка отбилась, правда левую руку придётся отмахнуть! Химера зажевала, один лохмотья остались! – с печалью в голосе доложил матёрый рубака и скрылся в оседавшем облаке пыли, зычным голосом скликая проверенных в деле людей.
Развернув тело Михаила в более горизонтальное положение, Игорь перестал мучить раненого Архангела, отсаживаясь от ровно дышавшего генерала и удобнее перехватив меч, терпеливо ожидавшего внимания к своей персоне. Скрябин с наслаждением наблюдал прекрасную и смертоносную мощь древнего меча Ордена Света: рукоять и гарда неведомым образом преобразились в стиле римского гладия, а широкое прямое лезвие немного сужалось ближе к острию, но не доходя сантиметров семь расширялось относительно ширины клинка на полпальца, образуя на кончике стальной красоты небольшой треугольник. Демоноборец долго не мог оторвать взгляда от дивного изделия Высших Оружейников, без сомнения вложивших душу в изделие для Кары и Суда над тёмными созданиями.
Из созерцания дела рук кузнецов талантливых, воина Света вывела тень, заслонившая солнце. Молодой человек поднял голову и встретился взглядом с теми десятками солдат, что вышли живыми из поединка с детьми Смерти. Окровавленные, с помятыми доспехами, грязные и потные пешие всадники плотным кругом обступили молодого командира. Игорь медленно поднялся, остановив взор на самый огромном из всех конников, с ужасом и трепетом наблюдавшего за магическим оружием в руках парня. Спустя минуту, гигант несмело шагнул вперёд и под грозным взглядом, обхватил кисть молодого сотника и вскинул ту вместе с оружием к небу.
- Слава Великому Воину!!! – испуская тяжёлый рёв, унёсшийся в поднебесье и оглуший правое ухо стоявшего рядом виновника торжества, возопил смельчак.
Сотни рук с пиками, мечами и щитами взметнулись следом, потрясая смертоносными изделиями, заполняя оставшееся пространство радостными воплями одержавших победу людей.
Игорь слегка растянул уголки губ в улыбке, сквозь рёв десяток глоток заслышав, впрочем, торопливый скрип колёс телеги и топот сотен конских копыт.

Мерное покачивание в седле выматывало Игоря. Да, есть некое большинство, впадающие в блаженный сон на спине животного, но Скрябин такого счастья не испытывал, ощущая, как побитую задницу то жмёт, то трёт, либо вообще… Соскочив с верного скакуна, демоноборец подождал, когда в длинной веренице телег к молодому человеку приблизится та, на которой везли впавшую в беспамятство деву-паладина и ловко вскочил на потрескивавшие доски. Лекарь, немолодая женщина с грустным лицом и печальными глазами недоумённо посмотрела на воина Света, но ничего не сказала. Игорь слегка склонил голову, осторожно опуская зад на утоптанное сено и аккуратно приоткрывая повязку на левой руке девушки, метавшейся в жару. Пропитанная кровью тряпица не сдерживала поток крови, а сидевшая рядом сестра милосердия с тяжёлым вздохом молвила:
- Не дотянет она до крепости, юный воин, излишне слаба и кровь теряет быстро!
- Не беда, - отмахнулся молодой человек, кивая на серебрёные доспехи, оставленные на теле раненой, дабы не тревожить лишними телодвижениями. – Помоги снять железки.
- Ей станет только хуже, - попыталась воспрепятствовать беспределу мужчины женщина, но демоноборец остудил пыл знахарки:
- Тогда умрёт!
Когда рядом с правой ногой охотника на нечисть возвысилась гора из различных лат, Скрябин выудил из-за голенища сапога короткий акинак, споро распоров драгоценный шёлк, покрывавший тело паладина. Лекарь рядом лишь охнула от того бесстыдства, что, по её мнению, учинял наглый солдат, дорвавшийся до бессознательного женского тела, но опасения сестры милосердия не оправдались. Воин Света целомудренно укрыл сокровенные места девушки, проводя пальцами по плоскому животу сверху вниз в поисках нужных точек. Крепкие пальцы с силой вонзились в мягкую плоть, грозя прорвать опасно натянувшуюся кожу волшебницы. Губы бедняжки дёрнулись, изо рта хлынул поток крови, но Игорь резко оттолкнул кинувшуюся на помощь раненой знахарку:
- Не лезь!
Подобные железу фаланги странными рывками и нажатиями в области пресса девушки прошли короткий путь до рёбер, сдвигаясь ближе к центру груди. Ткань немного сползла, открывая беспощадному солнцу нежную плоть девичей груди с острым розовым соском, но Скрябин отвлекаться на женские прелести не собирался. Последним аккордом стал сильный удар по грудине ребром ладони, после которого пускавшая кровавые пузыри дева смолкла, отправившись в дивный мир путешествий по подсознанию.
Сидевшая неподалёку женщина опасливо подала голос:
- Что ты сделал?
- Замкнул кровяные потоки на левую руку, - утирая пот со лба, сообщил Игорь, откидываясь на борт телеги и шумно выдыхая полной грудью. – Главное, предупредите замкового лекаря, пусть сделает всё, что требуется и потом разомкнёт «плотину», а то оставшийся обрубок потеряет.
- Спасибо, - совсем тихо молвила знахарка, телячьими глаза глядя на будто из ниоткуда взявшегося врача и полубога.
Воин Света вяло отмахнулся, быстрым рыком сползая с телеги и подхватывая под узды верного скакуна.
Замок появился в поле зрения прежде, чем Скрябин умудрился натереть мозоли на ягодицах об жёсткое седло. Массивные белокаменные стены и такая же цитадель поражали воображение простых смертных высотой и величием, а вот молодой охотник на нечисть спокойно воспринял внушительные постройки. Демоноборец вырос в большом городе и видывал чудеса повыше и побогаче, но кичиться виденным не спешил. На воротах отряд встретила группка высокопоставленных чинуш, украшенных доспехами с золотом и самоцветами, грозно возвышавших голос на каждого, кто проходил мимо:
- Соблюдайте правила и чтите закон, люди! Все вы находитесь под Светом Ордена! 
Скрябин недовольно поморщился, стараясь держать за рядами солдат, не желая вступать в беседы, с недалёкими умом, бюрократами. Увы, избежать разговора не удалось, ибо Игоря при всём честном народе окрестили новым сотником первой конной колонны Архистратига Михаила, чей пребывавший в боевом состоянии меч спокойненько притаился на поясе скромного солдата.
Грозный генерал, с большим красным мясистым лицом и глазами навыкате потребовал командира выехать навстречу и доложить о состоянии дел. Демоноборец, хмуря брови и проклиная древних дармоедов на шее общества, пустил коня вперёд, спрыгивая непосредственно возле голосившего. Рядом мгновенно появилось пятеро парней из подручной сотни и Скрябин, на удивление, почувствовал возраставшую в душе уверенность. Мордатый тоже оценил преданность воинов новому командиру и уменьшив тон, проговорил:
- Назови имя и звание, солдат!
Поняв по манере властного хамства, что мнётся в двух шагах какой-то канцелярский осёл с яркими панталонами, Игорь грозно бросил на рукоять меча Архистратига ладонь, зычно пояснив наглецу:
- Сначала моим людям окажут помощь, а уж затем я отчитаюсь пред Магистром и хозяином этого славного клинка!
Мордатый вспотел ещё больше, со страхом поглядывая на смертоносное оружие, но тон не сменил, пытаясь выправить ситуацию:
- Но я главный…
- …претендент на обезглавливание! – рявкнул Игорь, наступая на павлина с неотвратимостью скалы. – Пшёл прочь с дороги, смерд!
Одобрительные взгляды обрушились на сотника со всех сторон, а отступившие пред напором воина с грозной сталью под рукой замковые гвардейцы, отворили ворота и начали без промедлений запускать повозки с ранеными и убитыми. Небольшая заминка произошла спустя десять минут, когда большая пёстрая на все цвета радуги делегация странных особ выдвинулась из глубин цитадели в сторону выезда из замка. На небольшой площади едва-едва разместилась первая половина колонны, пока вторая пыталась разъехаться в воротах, когда зычный рёв огромного рыцаря в чёрных доспехах провозгласил:
- Дорогу Царю Тьмы и Князю Нави, челядь! А то потопчем!
Скрябин угрожающе вышел из толпы народа, до селе помогая разгружать залитые кровью и внутренностями раненых телеги с несчастными, приближаясь к громогласному крикуну.
- Прошу не гневаться и потерпеть несколько мгновений. Сейчас колонная с ранеными разо…
- Что-о-о? – взревел рыцарь, вынимая огромный чёрный меч из массивных ножен и направляя коня на наглеца, посмевшего перечить посланнику самой Смерти воплоти. – Да как ты смеешь? Голову потерять хочешь?
- Остынь, Ксандр, - к взбесившемуся воину подъехал молодой и непристойно красивый незнакомец, облачённый в дорогой чёрный шёлк с головы до ног, разве что сапоги отливали сафьяном.
- Но Ваше Величество, этот человек…
- У этого человека в глазах Смерть, мой друг, - Кощей нехотя ухмыльнулся, приподняв один уголок бледных губ, отчего лицо мага стало больше напоминать маску. – Ты проживёшь дольше, научившись различать мою подругу и помеченных ею!
Спрыгнув с огромного иссиня-чёрного скакуна, Бессмертный, высокий и статный, но с болезненной худобой на костях, подошёл ближе к Игорю и немного склонил голову в жесте почтения. Скрябин ответил тем же и выжидательно уставился на застывшего по стойке «Смирно!» с идеально прямой спиной Князя Нави.
- Мы подождём, благородный воин! Не торопитесь! – голос Кощея, низковатый и сухой. Приятно обдал душу молодого человека мертвенным холодом, но последний не моргнул и глазом, прямым взглядом буравя чёрные зрачки стоявшего напротив.
- Благодарю!
Стоявшие неподалёку воины из сотни демоноборца облегчённо выдохнули, отпуская вспотевшими ладонями эфесы клинков, и расслабляя мышцы, уже изготовившиеся было к быстрой и кровопролитной схватке с детьми Тьмы.
Процесс освобождения проезда занял двадцать минут, в течение которых процессия Кощея Бессмертного спокойно ожидала возможности проехать на выход. Когда проезжавший мимо Царь Тьмы вновь бросил мертвенно-тяжёлый взгляд на Игоря, молодой человек встретил и дал отпор попытке сломать Волю, не спуская зелёных глаз с чёрной бездны, плескавшейся под веками тёмного мага. В последний момент Кощей улыбнулся, отводя взгляд и быстро кивая достойному противнику.
Не прошло и секунды, как вокруг Игоря образовалась толпа возбуждённо галдевших на разные голоса солдат, хлопавших по плечу, пританцовывавших и подпрыгивавших, в желании разглядеть смельчака, бросившего вызов самому Царю Тьмы и верному псу оного – Чёрному Волку.
Правда, долго наслаждаться весельем бойцам не дали, когда к виновнику радости протолкался высокий черноволосый воин с мечом наперевес, рукоять которого походила на тот, что покоился на поясе демоноборца. По рядам мгновенно замолкнувших конников промчался суровый шёпот: «Генерал Рафаил!» и Игорь молча выудил из ножен оружие Михаила и протянул Архангелу. Военачальник немного поколебался, но всё же принял смертоносный клинок, коротко бросив:
- Мы услышали о твоём подвиге Оферон!
- Игорь, - перебив командира, поправил последнего воин Света. – Игорь Скрябин.
- Тебя будут ждать к вечеру… Игорь, - проигнорировал наглость сотника Рафаил, быстро развернувшись в сторону цитадели замка и покидая двор, заполненный народом и солдатами.

Замок под покровительством Светлых Сил очень быстро оживал под закатными лучами солнца. Несколько разнопёрых делегаций неспешно покидали убежище Сил Ордена, разбредаясь по далёким сёлам и весям с неожиданно новой для всех целью – Жить и Добро Наживать. Договор о прекращении Древней Войны подписан и казалось само Солнце радостно подгоняет возвращавшихся к плугу людей отложить посеребрённое оружие и начинать жить по иному, во имя Семьи и Света.
Игорь вольготно расположился на небольшом тюке сена прямиком под крепостной стеной из белоснежного камня, наслаждаясь пришедшей со сгущавшимися сумерками тенью и прохладой. Второй и третий поверхи твердыни светились под нестерпимым огнём небесного светила, даря скромные пучки света и грешной земле, но количество и качество оных неумолимо сокращалось. Раненых и убитый давным-давно убрали с побагровевшей от пролитой крови площади и босоногие мальчишки в чистеньких, но плотных одеяниях старательно соскребали с мостовой застывшую коркой сок человеческой жизни. Икар неспешно откололся от тихо разговаривавших неподалёку воинов и направился в сторону сотника. Скрябин удостоил помощника усталым взглядом, немного передвигая туловище на край кипа, освобождая место для нового знакомца. Ветеран хищно улыбнулся и принял молчаливое приглашение, присоединяясь к флегматичному созерцанию окружающей действительности.
- Воины от тебя в полнейшем восторге, - как бы невзначай просветил товарища матёрый рубака, теребя в беспокойных пальцах толстый стебель давно засохшей под знойными лучами травы. – Хотят сделать тебя сотником!
- Нет, друже, я до командира не созрел пока, - отрицательно покачал головой демоноборец, бросая благодарный взгляд на поглядывавших в сторону собеседников, оставшихся в живых конников. – Да и дело моё не подразумевает задержек!
- Какое дело? – насторожился было Икар, но Игорь неспешно воздел тело в вертикальное положение, двигая руками в коротких гимнастических упражнениях, дабы разогнать кровь по телу.
- Я тоже хотел бы узнать, какое дело меня ждёт, - невесело покачал головой Скрябин, переключая внимание на другую тему:
- Икар, а расскажи мне подробнее про Архангелов и ведьм Некромекона! Откуда появились сии дивные воины и эти… магические твари?
- Да кто его знает, командир, - акцентируя тон на последнем слове быстро ответил ветеран, наблюдая за реакцией молодого человека.
На удивление, ни один мускул на лице Оферона – Игоря не дрогнул, а вот глаза наоборот, затуманились дымкой размышлений в несколько раз сильнее. Молодой командир сотни всадников быстрым рывком сорвал тело с сена и отошёл к белобрысому пацану, намывавшему каменное покрытие с особой тщательностью и потрепал байстрюка за плечо.
- Чего Вам, дяденька? – доверчиво пискнул тонким голосом ребёнок, отвлекаясь от важного занятия.
- Скажи воин, а куда отвезли раненого в сражении паладина?
- В святилище Арконы, дяденька! – светло улыбнулся мальчишка, выгибая худенькую грудь от такого приятного обращения, как «воин».
- Спасибо!
Скрябин с серьёзной миной сделал пару шагов по направлению к цитадели, но внезапно дёрнулся и остановился, оборачиваясь на возлежавшего на сене соратника. Жёсткий голос много где побывавшего воина рассёк воздух над площадью, врываясь в слух ветерана просьбой:
- Икар, подсоби найти святилище!
Мужчина добродушно кивнул и рывком подскочил на ноги, быстрым шагом обгоняя просившего и увлекая в короткое путешествие. Свернув за дальний угол, воины протиснулись по тесной улочке, сжатой с одной стороны плохой инженерной мыслью в лице близкой стены твердыни, а с другой вплотную построенными лавками со всевозможным товаром. Пройдя метров триста, Икар вывел сотника на небольшое открытое пространство и тут же заслышал за спиной вздох удивления. Показавшийся небольшим фортом замок преобразился в глазах Игоря до неузнаваемости, заиграв дополнительными красками и ощущениями. На задней части цитадели, считай, на заднем дворе располагался небольшой пологий спуск, как оказалось, с холма, на котором высился замок, в небольшую долину, до нельзя застроенную домами. Посредине возвышался двухэтажный дом, выстроенный в готическом стиле с высоким шпилем на толстом «тельце», от которого красиво, подобно немного кривым, но сильным лучам расходились в разные стороны богатые дома, под конец превращаясь в захудалые коморки. Ветеран указал на здание со шпилем рукой и коротко бросил:
- Святилище Арконы, друже! Проводить до дверей?
- Нет, спасибо, - отказался от любезности Скрябин, настраиваясь на короткую прогулку. – Дойду!
Соратник со шрамом на лице немного помялся, но решился на страшную фразу, догнавшую Игоря уже в пятидесяти метрах от товарища:
- Не смотри в лицо преподобному, сотник! Худо накличешь…
Скрябин развернулся на миг, помахав в благодарность за информацию огрубевшими от постоянных упражнений с оружием ладонями и прибавил шаг. К лечебнице воин Света добрался довольно быстро, но Тьма над городком уже сгустилась и ноги неуверенно ступали по разбитой постоянной людской беготнёй дороге, норовя соскользнуть в глубокие ямы.
«Время идёт, а в стране традиции прошлого отлично соблюдают» - мысленно посетовал демоноборец, с присущей только русскому человеку «любовью» вспоминая жёсткие дороги Родины.
Уверенно войдя под тёмные своды заляпанных грязью стен святилища, Игорь быстро уловил приглушённые, но уже давно привычные стоны несчастных, раненых в не давнем бою с силами Некромекона. Скрябин мягко ступая по грязным камням, коими вымощен был пол, двинулся на звуки, выхватывая в дальнем углу фигурку молодой девушки, ломавшаяся в неровном свете факелов тень которой зловеще танцевала танец Смерти в гордом одиночестве. Некогда нежные руки с силой и толикой злобы полоскали в ледяной воде пропитанные кровью тряпки, приходившиеся местным медсёстрам перевязочным материалом.
Игорь постарался сделать шаг тяжелее и громче, но молодуха всё одно испугалась, резко оборачиваясь на внезапные звуки. Тихий вскрик вознёсся к сводам лечебницы и потонул в покрытых паутиной перекрытиях, жалобно затихая под напором зловещей тишины.
- Прошу простить, милая девушка, - тихо произнёс демоноборец, слегка наклоняя голову в приветствии, сразу переходя к делу, - Я хотел сподобиться о самочувствии паладина, привезённой нынче вечером.
- Вы о Фелиции? – уточнила раскрасневшаяся от ударного труда и ледяной воды дева, отойдя от испуга и оценивающе окидывая взором нежданного гостя. – Могу проводить, только воительница спит!
- Значит, выжила? – скорее утверждая, чем выспрашивая, облегчённо выдохнул Игорь, скидывая с души очередной груз. – Кровь в левой руке отомкнули?
- Преподобный всё сделал, хоть и был в полном недоумении… - начала было говорить девушка, но глазки медсестры сместились с воина Света за спину последнему и конец фразы так и остался в горле болтушки.
Охотник на нечисть мгновенно обернулся, выхватывая из темноты и неяркого свечения едва тлевших факелов массивную фигуру в расшитом рунами балахоне и с наброшенным на голову глубоким капюшоном. Правая рука незнакомца сжимала длинную трость, как и мантия изрезанная неизвестными молодому человеку резами и письменами на языке магов-целителей. Глухой и резкий, будто треск ломаемого дерева, голос преподобного селевым потоком неотвратимо раскатился по полупустым коридорам лечебницы:
- Слухи бегут впереди тебя, незнакомец, - мужчина сделал пару шагов навстречу демоноборцу, хотя лицо так и оставалось в тени просторной одежды. – Низвергнувший Брагиду и спасший Архангела… И не говори, что заговор на кровь не ты наложил на девку с пшеничной головой! Что ты тут забыл?
- Знания получить хотел, - не стал отпираться воин Света, жёстко глядя в непроницаемую тьму капюшона. – Хотел попытать счастья у паладина, но, видимо, тщетно!
- А может я тебе помогу? – скрипуче прогудел Преподобный, разворачиваясь боком к собеседнику и простирая длань вдаль коридора к выходу из лечебницы, намекая на короткий вечерний моцион.
Скрябин подумал, здраво рассудив, что старик, проведший всю жизнь среди магической братии может знать куда больше молодой девы-паладина, потому благосклонно кивнул, делая неторопливый шаг вперёд.
- Так что тебя тревожит? – глухой голос мага-целителя спокойным снегопадом свалился на плечи демоноборца прохладой и расслаблением.
- Откуда произошли ведьмы Некромекона? – глаза Игоря сузились, в ожидании интересной, но страшной легенды, либо мифа. Руки самопроизвольно скользнули по рифлёной рукояти нововыданного меча с хищно изогнутым лезвием. 
- Дети Кощея, - голос Преподобного странно изменился, будто трещавшие под сильным ветром деревья вырвали с корнем и начали нещадно разбивать сильными ударами о высокую скалу. – Посланники Тьмы, в ответ на создание которых ответили «рождением» Архангелов.
- Почему колдуньи против Мира?
- Брагиде, почившей на руках твоих, показалось, что чёрный отец злодейской братии – предал дочерей, возжелав прекратить бесполезную Войну, в которой одержать победу стало невозможно! – повысив голос, Преподобный равномерно отстукивал ритм шагов длинным резным посохом. Казалось, что в момент соприкосновения с землёй, из-под кончика магического орудия вылетают голубые искры, быстро растворяясь в холодеющей дневной пыли.
- Бунт во имя неоправданных желаний и стремлений? – Скрябин с сомнением опустил глаза долу, рассматривая многочисленные тонкие трещины, подобно морщинам, испещрившие землю. – Слабо верится…
- Видимо, страх перед Архангелами возымел верх над исчадием Тьмы, - выдвинул предположение Преподобный, на миг останавливаясь перед странными изображениями на каменной стене. – Светоносцы стали последним оплотом, надеждой на Победу и преуспели! Могучие воины, гордость наших владык – во всём и всегда превосходили тёмных детей.
- Архангелы, Генералы Света – кто они?
- А в твоём мире кто? – внезапно вопросил Преподобный, продолжая отстукивать посохом каждый шаг.
- Откуда… хотя ладно, - справившись с крайней степенью удивления прокашлялся Игорь, припоминая курс христианского вероучения, преподававшегося ещё в «учебке» Ордена Света. – В священные книги наши адепты внесли Архангелов, как могучих воинов - сподвижников, низвергнувших главного плохиша в преисподнюю.
- Что же, ваши волхвы недалеко ушли от истины, скрывая сокровенное в изменённых тестах! – довольно проскрипел странный маг, начиная довольно продолжительный рассказ.
Как удалось узнать удивлённому до крайности Игорю, Архангелы некогда были простыми людьми, за доблесть и отвагу на полях сражений, включённых в сотню избранных для некоего ритуала, проведённого тремя Магистрами Ордена Света – Святозаром Драконоборцем, Тверомером Огнедышащим и Лидией Потрошительницей. Тот день, когда проводили страшный эксперимент Преподобный запомнил на всю жизнь. Среди ясного полдня, пронзительно голубое небо затянуло непонятно откуда взявшимися чёрными тучами. Россыпь молний прожигали намокавшую от страшного ливня землю, поднимая к небесам клубы чёрного дыма. Зал, где проводился ритуал, заполнили нечеловеческие крики и душераздирающие стоны несчастных, каждая клеточка которых стонала под напором Высших Энергий.
Не прошло и десяти минут, как разрывы грома в небесах стихли, унося вдаль и ветвистые разряды молний, а коридор перед залом Магии заполнился запахом горелой плоти и обугленных костей. В тот день за Магистрами вышли лишь семеро, сумевших обуздать влившуюся в жилы Силу Света, воинов, получивших гордое звание Архангелов.
- А остальные из сотни смельчаков? – тихонько охнул Игорь, понимая, отчасти, глупость вопроса.
- Чёрный пепел сожжённых магией тел разлетелся по Свету вслед первого порыва ветра после открытия дверей, воин, - угрюмо прошелестел ответ Преподобного, и мужчины застыли на крыльце лечебницы, ощущая на плечах растущую мощь Солнца Мёртвых, раскинувшее серебристые сети на засыпающий мир.
- И каков итог? – прошипел сквозь стиснутые зубы Скрябин, чьё мировоззрение ломалось, будто тонкий ноябрьский лёд под тяжёлым сапогом раннего рыбака.
- Мир, - развёл руками Преподобный, заключая в невидимые объятия весь видимый мир. – Выжившие принесли покой на кончиках мечей и положили конец семидесятилетней войне между Светом и Тьмой.
Скрябин молчал, не в силах произнести ни слова. Нет, воин Света отлично понимал, что жертва остальных девяносто трёх не прошла бесследно, но… была ненужной? Мысли плавно перетекли в иное русло, рассматривая созревшую мысль с другого угла. Скрябин чувствовал, что близок к важнейшему вопросу, стоит только протянуть руку и ухватить… точно!
- Преподобный, избранные в лице Архангелов – как можно найти и воссоздать подобных воинов? – глаза демоноборца разгорались огнём интереса всё сильнее, на миг охотнику на нечисть показалось, что разгадка перемещения во времени и телах приоткрылась для него, оголила плечико.
- На подобное способны только могучие волшебники! – покачал капюшоном в отрицании маг-целитель, перебирая пальцами по резному боку посоха. – Плюс, моя личная то догадка, у человека кровь должна быть особенная!
Скрябин почувствовал, будто из спины выдернули стальной штырь, на котором держалась всё время воля и сила духа. Неизвестная сила изготовилась для удара по Ордену Света, а единственное спасение ускользнуло из рук человека, отправленного найти волшебный «меч кладенец», дабы встретить ту опасность во всеоружии. Демоноборец в последний раз попытался выровнять счёт, буркнув тихо под нос:
- А есть способ найти носителя с нужной кровью сразу и совсем?
- Чего не ведаю, того не ведаю, воин, - вновь развёл руками Преподобный, заглядывая за плечо собеседнику. Игорь тоже ощутил лёгкую дрожь на земле, когда из-за ближайшего поворота выскочил запыхавшийся гвардеец в тёмно-синих в свете Луны доспехах и щитом и коротким копьём в руках. Едва не падая от усталости, пострел опустил оружие, оперев то в утоптанную дорогу и быстро произнёс, стараясь попасть в частые вдохи и выдохи и не заикнуться:
- Сотника Оферона… в замок к Магистрам… немедля!
Воин Света понятливо кивнул и повернулся вновь к Преподобному, сгибая спину в почтительном поклоне:
- Спасибо тебе, отче! Благодарю за знания и терпение!
- Ступай, воин, - вновь заскрипел старческий голос, будто неподалёку страшный ураган ломал вековой дуб шквалистым ветром. – Твой бой ещё нескор. Уверен, ты найдёшь решение!
- Буду надеяться, - грустно ухмыльнулся уголками губ Игорь, неторопливо следуя за гвардейцем, поспешившим сопроводить сотника к командованию.



Алексей Каменский

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться