Война аватаров. Книга первая. Нечёткая логика.

Размер шрифта: - +

Глава 1

Яркая, залитая солнцем площадка. Белый ослепительный снег. Погода тёплая и солнечная. Что ещё нужно? Живи да радуйся! Но нет, я сижу на снегу и горько плачу. Ко мне подошла взрослая девочка. Ей было всего десять, но в мои семь она казалась необычайно взрослой.

-А что такой взрослый сидит и плачет?- спросила она.

-Я не взрослый… Мальчишки - сквозь плач произношу я.

-Какие мальчишки?-

Я указываю куда-то в сторону и ещё больше заливаюсь плачем. Там стоят мальчишки и тычут в меня пальцем.

-Ну и что? Ты взрослый, а они маленькие!-

От удивления я перестаю плакать.

-Я взрослый?-

-Конечно! Встань на ноги.-

Я поднялся на ноги и опёрся на лыжи.

-Вот видишь? Смотри ты, какой высокий!-

Я удивлённо смотрю на свои ноги, обутые в лыжные ботинки.

-Я не умею ездить. Вот смотри - сказал я, и мои ноги разъехались в разные стороны. Я снова сел на снег и заплакал пуще прежнего.

-Да ты неправильно делаешь! Дай я тебя научу.-

-Не хочу! Ненавижу этот снег! Ненавижу эти лыжи!-

-Да ты будешь как взрослый!-

-Правда?!- слёзы на моих глазах мгновенно высохли.

-Конечно! Видишь, тётенька стоит на лыжах? Она тоже ездить не умеет. А дяденька её учит. Он её инструктор. А я буду твоим инструктором!-

Впереди действительно какая-то тетенька попыталась встать на лыжи, но не удержалась и упала на попу. Вместо того чтобы, как я заплакать, она громко и заливисто захохотала. После этого дяденька инструктор помог ей подняться на ноги, и они о чём-то весело заговорили.

-Видишь это весело!-

Я поднялся на ноги и смело посмотрел на притихших мальчишек.

-Видите я взрослый! У меня есть инструктор, а у вас нет!-

-Мы тоже хотим - хором сказали мальчишки.

-Ищите себе другого инструктора! – сказала, как отрезала девочка.

Яркий очень яркий сон. Миша открыл глаза и проснулся. Нет. Конечно сейчас он не Миша. Мишей он был тогда 30 лет назад. А сейчас он живёт в Германии, и соседям он известен как Майкл Торн – американец. Хотя какая разница, что у него за легенда. Внутри он остался тем же Мишей, или лучше Михаилом Сергеевым. Михаил открыл глаза и огляделся. Конечно, он был в капсуле, для управления аватаром. Это было такое свойство его организма. После того как он выходил из управления, мозг отключался, и неизменно засыпал. Последнее время мозг, из-за недостатка положительных эмоций отправлял его в путешествие по самым светлым моментам в его памяти. Где это было? Сочи. Ясная поляна. Как же давно это было? 25? 30 лет назад?

Я родился в тёплом Сочи. Тогда в семь лет родители впервые привели меня покататься на лыжах. Я не понимал и не хотел этого. Лыжи я сразу возненавидел, пока не встретил ЕЁ! Полина была той девочкой, что помогла встать мне на ноги. Я полюбил её сразу детской любовью. Она не понимала моих чувств, считая это обычной детской привязанностью. Родители Полины были лыжными инструкторами, а она всего лишь помогала им, показывая малышам, как ходить на лыжах. Но я её любил! Я не хотел её отпускать! Я просил родителей каждый день, чтобы они привели меня снова покататься на лыжах. Они не понимали моих порывов. Одно дело раз в две три недели посетить лыжную трассу, и другое дело рваться туда каждый день. Не я не мог прожить и дня без своей любимой. Родители, наконец, смирились и записали меня в лыжную секцию.

Теперь я имел возможность почти каждый день видеть свою любимую. Но ей это категорически не нравилось. Я надоедал ей своей назойливостью. Вскоре моя влюблённость сошла на нет. Но я полюбил лыжи. Мне нравилось бегать по снегу, и радоваться его искристой белизне. Мой тренер Виктор Сергеевич Лемешев разглядел во мне потенциал, и постоянно гонял меня по склонам. Это был длинный, худой, коренастый человек лет сорока. Раньше он тоже занимался лыжами, но получив травму, 15 лет назад, он занялся тренерской работой. Особых успехов он не добился, но я думал, что смогу превзойти его. По характеру он был очень спокойный для тренера человек. Меня он особо не гонял, может потому что у него были более перспективные спортсмены? Но и бросать меня он не хотел. Мне казалось, что он просто отрабатывал зарплату.

Лыжи укрепили меня. Я стал спортивным и подтянутым. Я тренировался днями напролёт. В тринадцать лет я начал ездить на свои первые соревнования. Учился я хорошо, поэтому ничего меня не отвлекало от любимого занятия. Мне нравились соревнования, нравилось обгонять соперников. Хорошо, когда ты оказываешься впереди. Но именно там, на первых соревнованиях, я впервые столкнулся с серьёзным соперником.

Прошло больше двадцати лет, но я до сих пор помню его имя. Его звали Егор Кузнецов. Ему было четырнадцать, и он был на 15 сантиметров выше меня. Он был абсолютно уверен в своих силах, поэтому не видел во мне серьёзного соперника. Мы встали на старт все вместе, и прозвучал выстрел стартового пистолета. Егор сразу вырвался вперёд, благодаря своему высокому росту, а я бросился вдогонку. Два круга я не мог его догнать. Меня это раздражало. В нашей секции я обгонял всех, а здесь даже не мог догнать соперника. После второго круга мной овладела настоящая злоба и я, напрягая все свои силы, помчался вперёд! На повороте я смог его обойти. Он, наверное, думал, что это случайность, что никто не сможет его обогнать, поэтому он сразу попытался обогнать меня. Но я уже не хотел уступать с таким трудом доставшееся лидерство. Я побежал вперёд, чувствую позади его тяжёлое дыхание. Мы соревновались, совершенно не замечая внимания на других соперников. Когда закончилась гонка, мы уже догнали ребят, отставших на круг. Я из последних сил, пересёк финишную черту и упал на снег. Рядом повалился мой соперник. Мы тяжело дышали и были похожи на двух рыб, выброшенных на берег.

-Я тебе победил!- смог я выдавить из себя.

Мой соперник ничего не сказал. Я до сих пор помню его багровое от напряжения лицо. В тот день я никак не мог отдышаться. Лёгкие, да и всё тело болело, но меня переполняла гордость, что я смог одолеть соперника, гораздо выше и старше меня. А потом случилось событие, которое навсегда врезалось в мою память. Нас начали награждать. Я получил красивый кубок, а моему сопернику вручили почётную грамоту. И тут я увидел перекошенное от злобы лицо тренера моего соперника. Я никогда не видел такого злого выражения лица. Его тренер был широкоплечий полный мужчина. Он был на голову ниже Егора, но Егор просто сжался под его взглядом, стараясь казаться ниже. Егору дали грамоту, и он неожиданно расплакался. Он ревел как девчонка, размазывая сопли и слёзы по лицу. В сущности, он был всего лишь ребёнком, который просто не умел проигрывать. Мне так стало его жалко, что я решил отдать ему свой кубок. Я протянул его ему в знак примирения. Сначала он не понял моих намерений. А когда догадался, то схватил кубок и с силой швырнул его в снег. Это стало для меня серьёзным уроком. Я понял, что можно обыграть любого, даже самого сильного и самоуверенного противника. Но если ты захочешь разделить с ним радость победы, то он не оценит твоего благородства.



Дмитрий Шадрин

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: