Война аватаров. Книга первая. Нечёткая логика.

Размер шрифта: - +

Глава 2

Похороны. Я их не помню. Когда я силюсь что-то вспомнить, то возникает какая-то черная дыра. Чем больше об этом думаешь, тем больше она увеличивается в размерах, пока не поглощает тебя целиком. У меня не было своей семьи. Я всегда думал, что могу успеть её создать, но всё откладывал на потом. А когда я потерял брата и его семью – я понял, что это и была моя семья. Племянников я любил, как своих детей, а брат с невесткой были самыми родными людьми, с которыми я делился всеми своими горестями и радостями. Часто я был на соревнованиях и не уделял им достаточно времени. У брата ведь были проблемы, о которых я не знал. Если бы я был рядом, то смог бы его отговорить от проекта создания аватара. А этот профессор? Как можно было быть таким беспечным? Почему он сразу не обратился в прокуратуру, когда ему только поступили предложения создать аватара? Почему прокуратура, а не ФСБ? Почему служба безопасности не проверила учеников профессора? Почему служба безопасности допустила, чтобы ученики делали аватара за спиной профессора? Почему, почему, почему? Миллион вопросов, на которые я не мог найти ответа.

Интересно, кто-нибудь смог найти ответ на дне бутылки? Горе – это вязкое болото, у которого нет дна. Каждый день она засасывает тебя. Чем глубже и глубже погружаешься в него, тем больше твоя жизнь превращается в болото. Я очнулся в своей комнате через три месяца после похорон. Мне жутко хотелось пить. Я оглядел комнату в поисках какого-нибудь питья, но ничего не обнаружил, кроме груды пустых бутылок. Ещё я чувствовал страшную духоту. Мне хотелось свежего воздуха. Я отдёрнул шторы, и свет ударил в окно. Яркий свет в глаза, после сильного похмелья вызвал приступ тошноты. Надо было срочно открыть окно. Я открыл защёлку внизу, осталось открыть защёлку вверху. Конечно, это был особняк брата. Окна здесь были старые с двойными рамами в человеческий рост. Я встал на подоконник и открыл верхнюю защелку, но ведь осталась вторая рама. Я открыл верхняя защелку второй рамы. Теперь осталась защёлка второй рамы внизу. Я дернул её вниз. Окна наконец-то открылось. Я наклонился вперёд и полетел вниз.

Вот, правда, говорят, что у пьяных свой бог. Упав с четвёртого этажа особняка брата, на асфальт я всего лишь сломал левую ногу, а мог бы сломать шею. Очнулся я в больнице, не слишком соображая, что происходит вокруг. Ко мне подошла молоденькая медсестра и померила пульс. Я попытался пошевелиться и понял, что привязан к кровати.

-Что случилось? Где я? Почему я связан?- забросал я её вопросами.

-Я позову врача – сказала она и убежала

Через минуту она вернулась с врачом. Врачом оказалась женщина лет 35-ти, с аккуратно зачёсанными и уложенными назад волосами.

-Вы пришли в себя как хорошо!- сказала она.

-Где я?-

- В больнице. Я Ваш врач Соколова Венера. –

-Как я здесь оказался?-

-Вас привезли сюда.-

-Почему я связан?-

-Вы помните, что с Вами произошло?-

-Что за дурацкая привычка отвечать вопросом на вопрос? Развяжите меня!-

-Позови психиатра - коротко приказала она медсестре.

Медсестра тут же выбежала из палаты.

-Вас нашли под окном собственного дома со сломанной ногой. Вы помните, как там оказались?-

Я смотрел на неё, силясь понять смысл произнесённых её слов. Наконец до меня стало доходить.

-Я вспоминаю. Я проснулся с бодуна и решил поблевать. Я открыл окно и, наверное, выпал.-

-Туалет находился в соседней комнате. Буквально в пяти шагах.-

-Ладно, развяжите меня и дайте выпить.-

В это время в комнату вошёл ещё один врач. Это была другая женщина лет 50-ти, с седыми волосами.

-Здравствуйте! Я ваш врач-психиатр Татьяна Юрьева.-

-Я не понимаю, зачем меня привязали к кровати? И зачем мне нужен психиатр? - спросил я.

-Вы пытались покончить с собой.-

-Каким образом?-

-Выбросились из окна.-

-Чего? Вы думали, что я? Я рассмеялся. Меня тошнило, свежий воздух понимаете?-

-Как мы можем быть уверены?-

-Ладно, развяжите меня.-

Она вопросительно посмотрела на меня.

-Послушайте, вы боитесь, что я причиню себе вред? Тогда позовите охрану – спокойно поговорим.

Она позвала двух санитаров. Они развязали мне руки. Я встал на кровати. На ноге был гипс. Жутко хотелось пить. На столике рядом с кроватью стоял стакан воды. Я попытался встать на ногу, но нога отдала болью, и я снова сел на кровать. Тогда я лег на кровать и дотянулся до стакана. Взяв его в руки – я жадно стал пить. Утолив жажду, я обратился к психиатру.

-С чего вы решили, что я собираюсь убить себя?-

-Три месяца назад вы потеряли своих родных. Потом вы беспробудно пили. А вчера мы обнаружили Вас на асфальте со сломанной ногой. Вы выпали из окна четвёртого этажа. Что мы должны были подумать?-

-Я хотел подышать воздухом.-

-Очень неудачно подышали. А что если бы Вы сломали не ногу, а шею? Мы бы с Вами не разговаривали.-

-Если бы я хотел умереть, то прыгнул бы с крыши здания. А ещё лучше взять веревку и вздёрнутся. Ладно, проехали. Что у меня с ногой?-

-У вас сломана лодыжка - сказала врач.

-Это надолго?-

-Недели две – три.-

-Чёрт. Похоже, бегать не смогу.-

-Сможете. Перелом не сложный.-

-Что это за место?-

-Частная клиника. Наш владелец сказал, что оплатит все расходы, и будет выполнять все Ваши прихоти.-

-А кто владелец?-

-Александр Владимирович Круглов. Александр Владимирович вместе с Вашим братом…-

-Я знаю, кто это. Друг моего брата. Они вместе организовали «Солнечную энергию».-

-Да, так и есть. Он просил, как только придёте в себя, встретится с Вами. Он хотел обсудить что-то важное.-

-Хорошо. Скажите ему, что я готов к встрече. Да и я хотел пройтись.-



Дмитрий Шадрин

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: