Война кланов. Охотник

Размер шрифта: - +

Битва

– Сейчас уеду, не надо так нервничать. Успокойся, пожалуйста! – я стараюсь вежливо улыбнуться.

– Марина, не кричи, а то соседи прибегут, – из дома выходи понурый Федор и поворачивается ко мне. – Держи рюкзаки, укладывай на второе сиденье.

– А как мы все уместимся? – я подхватываю тяжеленных «лягушек».

– Я не еду, задержу перевертней насколько смогу! – желваки темноволосого парня резко дергаются под тонкой кожей.

 Девушка за забором закрывает рот ладошкой. Большущие глаза налились влагой, заискрилось солнце на ресничках.

– Зайди в дом и не высовывайся! Не выходи, чтобы не произошло! – рявкает Федор, но старается не смотреть на суженую.

– Да как же так, Федя? Не ходи, пожалуйста, – в девичьем голосе прорезаются слезы.

– Я сказал – зайди в дом! Я вернусь, Марина, постараюсь задержать как можно дольше, и обязательно вернусь, – Федор подходит к ней по аккуратной грядке, даже не обращает внимания на молодую поросль лука, которая пытается тянуть к солнцу слабенькие стебли.

Пальцы аккуратно стирают слезы на глазах подруги, ладонь ласково прошлась по щеке. Мы же с Вячеславом тактично отвернулись и занялись подготовкой к пути. Рюкзаки юркнули в менее глубокое сиденье, сверху лег тент. Застегивали быстро, не глядя друг на друга. До ушей доносились женские всхлипы и успокаивающий рокот Федора.

– Не пущу! Родимый, милый! Не уходи! Оставь его в покое, тварь!!! – последнее предложение явно относится ко мне.

На мое счастье подоспел Иваныч. Я растерялся. Вроде бы я должен бороться с оборотнями – потому и тварь?

– Марина, возьми себя в руки! Ничего с твоим оболтусом не случится! Перевертни охотятся за ним, – кудрявая голова кивает в мою сторону, и старший берендей добавляет раздраженно. – Федор, успокой же ты, наконец, свою женщину!

 Федор через забор целует Марину, та пытается обнять парня, но оба касаются заговоренной веревки и отпрыгивают друг от друга, словно коснулись раскаленного металла.

Под ногами Федора хрустят невысокие кусты смородины. Слезы струятся ручьями по девичьим щекам, всхлипы чередуются с негромкими завываниями. Сколько себя помню, никогда не мог терпеть женские слез. В таких ситуациях не знаешь, как успокоить, но хочешь, чтобы перестала плакать и рвать душу на части.

Марина отходит, не сводя глаз с Федора, руки мнут подол сарафана. На крыльце девушка останавливается, лицо кривится болезненной гримасой, и она опрометью кидается в дверной проем. Громыхает коричневая дверь, и за ней слышатся всхлипы и поскуливание.

Федор бросает на меня неприязненный взгляд, но молчит.

Ревет мотор мотоцикла. Иваныч успокаивающе хлопает насупившегося берульку по плечу. Тот понуро выходит на зеленеющую улицу.

– Привет, соседи! Направляетесь куда, с утра-то пораньше? – мимо проходи упитанная женщина с небольшой собакой на поводке. Собака, помесь дворняжки с немецкой овчаркой, то жмется к ногам хозяйки, и жалобно скулит, то дергает поводок, увлекая дальше.

– Здорово, Григорьевна! За сморчками думаем смотаться, а то надоели прошлогодние соления. К тебе за сметаной придем. Нацедишь? – усмехается Иваныч. – А что это с Графом?

 – Да вот сама не пойму. Прогулялись до автобуса, проводили папку на работу – все было нормально. И вот недавно Граф как взбесился, так и дергает поводок, чуть руку не оторвал, окаянный! – женщина замахтвается концом поводка, но пес даже ухом не ведет на угрозу, косясь на нас перепуганными глазищами. – Иваныч, а кто у вас бьется в дверь?

Мы невольно поворачиваемся к дому, дверь ощутимо вздрагивает. Иваныч хмурится, глазами указывает нам на мотоцикл. Вячеслав накидывает шлем, я залезаю в узкий лаз люльки, Федор запрыгивает на дерюжку, под которой томятся рюкзаки.

– Кто-то забыл закрыть кроликов, вот они и ломятся, Григорьевна! Ладно, поехали мы, а уже по приезду самый забывчивый вылижет сени. Пока пусть порезвятся, все равно не выбегут! – Иваныч залез на заднее сиденье мотоцикла, стилизованный медведь ощутимо проседает под весом.

– Доброй охоты, ребята! – собака ещё раз дергает поводок и увлекает женщину за собой.

Только спустя несколько мгновений я понимаю, что соседка говорила про грибы, а не про нашу охоту. Резким поворотом руля Вячеслав выводит мощного зверя на дорогу. Я вижу, как в окне у Марины колыхнулась занавеска. Федор встречается со мной взглядом и тяжело вздыхает.

– Не переживай, Федор! Все нормально будет! – Иваныч подмигивает ему. – Только вспомни все, чему я тебя обучал и дай нам хотя бы полчаса. Дальше мы справимся сами.

 К этому времени мотоцикл выруливает на полотно дороги и остановливается. Вячеслав легко спрыгивает с сиденья и подскакивает к слезающему Федору.

– Держись! – крепкие руки заключают побратима в кольцо сродни объятиям удава.

– Вы сами не оплошайте! А мне что? Маринка дырки заштопает, а к синякам я от Иваныча привык, – Федор натянуто улыбается и потом обнимает Иваныча.



Алексей Калинин

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться