Война Корпораций

Font size: - +

Глава 8. Корпорация «Усмирение».

Глава 8. Корпорация «Усмирение».

1

Смерть проснулась с ужасной головной болью. Не открывая глаз, она попыталась встать с кровати, но голова оказалось чуть тяжелее чугунного самовара, и Смерть, в конечном счете, бросила бороться с гравитацией, опустив голову на подушку.

– Зря стараешься, – сказал Глум, сидя на соседней кровати. – Я взорвал тебе голову, чтобы на некоторое время обездвижить, но, оказалось, ты прислала одну из копий настоящего тела. Ты имела смелость прийти сюда, параллельно работая. Все же твоей наглости стоит позавидовать.

Смерть приоткрыла один глаз, максимально избегая солнечного света.

– Хватит ворчать. У меня голова болит. Да и вообще, меня к тебе прислали, – грустно отозвалась Смерть, оголив зубы в гримасе боли.

– Кто?                                                          

– Угадай.

– Он обещал, что не будет лезть в мою жизнь. – Глум встал и почесал нос. – Ладно. ЛАДНО! – он упер в бока руки, образуя букву «Ф». – Так и знал, что по своей воле ты бы никогда не пришла ко мне. Он хотел передать важную весть?

– Нет, – сказала Смерть игривым голосом. – Попросил приглядеть за тобой.

– Чушь.

– Мне нет смысла врать такому пупсику, – Смерть рассмеялась. – Ты стал бриться? Где тот брутальный парень? И сними эту чертову кепку, она меня раздражает.

– А ты раздражаешь меня, – Глум откашлялся. – Бороду проиграл старшему.

Смерть рассмеялась еще сильнее. Так и началось утро самой сумасшедшей парочки (так ли это?) за всю историю Земли. Глум предложил перекусить бутербродами, от которых Кера не решилась отказаться. Сейчас она воплотилась в сосуде лично, но не стала об этом говорить Глуму. Придя в себя, Кера встала с кровати и, шатаясь, подошла к копошащемуся в холодильнике Богу, к тому, кто не считался ни с одним из проявлений крайности. Молодая девушка с острым подбородком, черными губами, тонкими, но густыми и длинными волосами и с живыми глазами, внушающая трепет и ужас в каждое существо, обитающее между границами жизни, нежно положила руку на спину бывшего возлюбленного и тихо сказала:

– Хозяюшка. Ну что ты там?

– Отстань! – Глум резким движение сбросил руку Смерти. – Не прикасайся ко мне. Давай уж сразу расставим все точки.

Смерть была очень обидчивой, но Глум находился у нее в авторитете, и лишь по этой причине она показательно хмыкнула и, подняв нос как можно выше, пошла обратно в спальню, со словами: «Тогда принесешь мне, раб». Глум взбесился еще больше, но все же принес ей «проклятый» бутерброд.

– Почему из такого безграничного количества женщин я полюбил именно тебя? – тяжело выдыхая, констатировал ужасный факт потрепанный любовью Глум.

– Я – лучшая. Знаешь, ты ведь должен гордиться, что я запала на тебя. Моего сердца много кто добивался, а в этой безумной рулетке победил именно ты.

– Вот о чем я и говорю. Рулетке. Ты меня выбрала случайно и ждала, что я буду прыгать перед тобой, но я не оправдал твои желания, и ты ушла, – Глум улыбнулся, зло оскалив белые зубы в тени кепки.

– Нет. Твои слова, как обычно, мрачнее ночи, Глуми, – Кера закусила нижнюю губу и нежно сказала: – Я выбрала тебя потому, что ты не пытался добиться моего расположения, а просто был самим собой. Вот и все. Ну, еще у тебя была милая борода, которую ты проиграл. Так что отдай бутерброд и не жди поцелуев. Пока что, – Кера подмигнула.

Глума снова захлестнули чувства. Огромными волнами она накрывала его, все дальше относя от спасительного берега одиночества. Тут неожиданно открылась дверь и в квартиру-штаб вошли Видергольд, Катя с ребенком и Генерал. Последний, увидев Смерть, опешил, а потом произнес:

– Ну вот, опять. Снова пришла засорять мозг моему боссу? Глум, можно тебя на минутку?

– Да. Думаю, нам нужно отойти, вот только куда?

Генерал посмотрел на дыру в стене, потом на Глума, потом на Смерть, закрыл глаза и начал о чем-то усердно думать. Пока он думал, Видергольд огорченно посмотрел на отсутствующий кухонный гарнитур, а Катя с ребенком уселась рядом со Смертью и поздоровалась.

– Так это ты – та самая Смерть? Приятно с вами познакомиться. Поближе, – Катя подмигнула. – Я столько о вас слышала. Великая личность, для меня честь сидеть рядом с вами, – любезно закончила Катя.

– О, Глум, ты не говорил, что твой круг общения так приятно обновился. Какой красивый ребеночек, – Смерть коснулась его лба и улыбнулась. – А чей он?

– Мой внук, – Катя положила руку на плечо Керы и погладила его. – Это так странно, что у меня могут быть внуки и дети?



Джордж Лаврайт

Edited: 03.09.2017

Add to Library


Complain