Война Корпораций

Font size: - +

Глава 11. Путешествие за гранью.

Глава 11. Путешествие за гранью.

1

Легче всего сидеть по ту сторону и смеяться над размышлениями других людей. Как же нелепо могут выглядеть мысли чужого человека, а если еще поставить их в противовес своим – так вообще, смех, смех... Конечно, цитирование мыслей из подкорки вслух выглядит не хуже, чем запись собственного голоса, но эти вещи из одной лиги. По этой причине Генерал иногда посмеивался над Глумом, когда тот начинал размышлять вслух и спорить сам с собой. Взрослея, он, сам того не замечая, начал прокручивать мысли в голове вручную, хватая коленвал мыслей, замерший, несмазанный, неподатливый.

Вайт, Клиро и Генерал оказались у входа в пещеру, где-то в глубине джунглей. Стайки маленьких птиц, крики обезьян, зеленая, девственная природа. Генерал слегка опешил из-за быстрой смены декораций, но тут же взял себя в руки, вспомнив – и не такое видел на своем жизненном пути.

– Ну что, герой, готов к настоящим приключениям? – спросил Клиро Генерала, сжал маленький черный кулачок и потряс его над головой.

– Твои тупые псевдомотивирующие шутки сейчас вообще не к месту. О, Клиро, кажется, твои собратья о чем-то весело разговаривают в глубине этого тухлого местечка. Почему бы тебе не сходить к ним и не избавить нас от твой ереси, что ты постоянно несешь? М?

– Ладно, ты прав. Это было неуместно, но знаешь, у него такой грустный взгляд, – Клиро развел руки в стороны. – Я просто хотел его немного рассмешить.

Генерал помялся и неуверенно пошел внутрь, сказав лишь:

– Может, лучше пойдем?

– У него точно куча проблем, – сказал Клиро шепотом, но Генерал все равно его услышал.

Солнечные лучи могут проникнуть во многие потаенные места, но, к сожалению, или к счастью, они не вездесущи. Пещеру постепенно окутывал мрак. Воздух лениво становился холодным, а Генерал медленно остывал и начинал осознавать: дальше он продвинуться вперед не сможет без посторонней помощи. Он обернулся и увидел провожатых, а точнее – провожатого. Черная фигура четко вырисовывалась на фоне еще не полностью поглощённых пещерой лучей, и страх надавил на слабые места. Красные глаза, прорезающиеся сквозь черный дым, пугали, но в то же время завораживали, как выпрыгнувшего на проезжую часть олененка, ждущего неминуемой смерти.

– Ну ладно, не бойся. Я подсвечу, – сказало темное существо хриплым голосом.

Послышался тяжелый кашель, сопровожденный последующим плевком. Существо провело по воздуху пальцами, отчего возникла огненная масса. Горящая бесформенная материя поплыла вперед, перебирая вновь образовывающимися конечностями и освещая неровные стенки пещеры.

– Лепестки пламени, – сказал Генерал, обратив тем самым взор черного существа на себя. – Я люблю огонь. Он всегда освещает путь, греет по ночам, правда, в походах мешает любоваться на звезды.

– Любишь звезды? – поинтересовалось существо.

– Да. Сам не знаю почему. Просто люблю их и все, – ответил Генерал.

– А почему ты говоришь шепотом? Боишься разбудить кого-нибудь?

– Какой же ты дурак, – Клиро вылез из плеча существа и продолжил говорить. – Человек не хочет шуметь и перекрикивать Э-ХО.

Существо усмехнулось:

– На самом деле он выпендривается, – оно засунуло Клиро в плечо. – Клиро мог сказать это внутри моего сознания, но, видишь ли, сейчас у меня мало сил, и нам приходится сливаться в одно целое. Можешь называть меня Вайтом, но... Да, так и называй. Клиро, если что, вылезет из плеча. – Вайт посмотрел на Генерала и добавил: – Долго пояснять.

– Ну ладно. Как скажешь, – в словах Генерала прозвучала нота безразличия.

Огонек продолжал плыть вперед, перебирая бесформенными ножками, а также изредка выплевывая лепестки пламени, которые тут же поедались мраком.

– Тебе не интересно, почему жить во тьме лучше, чем при живом свете? – спросил Вайт.

– Нет.

– Из тьмы гораздо легче наблюдать за светом, – из плеча снова выглянул Клиро и сощурил желтые глазки, рассекаемые тонкими зрачками ровно пополам. – Ты не думал, почему Глум всегда стремился замкнуться в себе, отстраниться от окружающих его людей? Он полюбит их, Генерал, и ты – одна из причин. Его отец очень мудр, хоть и по-своему бесчеловечен и жесток. Как говорится: «Пути его неисповедимы».

Генерал прикусил нижнюю губу, а после сказал:

– Да знаю я. Он всегда любил обратить на себя внимание, – Генерал поднял голову. – Кажется, тупик. Тут вода

– Тупик? – рассмеялся Вайт. – Ох, дружище, это начало пути.

Пламя медленно поплыло по наклонной к воде. Когда огонек погрузился в нее, послышалось шипение, но не обратив должного внимания, он продолжил путь, погружаясь все глубже и глубже. Словно возрождающийся из пепла феникс, огонь боролся за жизнь, иногда погасая, иногда воспламеняясь вновь. Голубоватый оттенок дна поражал воображение слегка шероховатой поверхностью. Там, в глубине, показалась тень, мельком скользнувшая, такая невзрачная, жидкая тень. Могло показаться, просто галлюцинация, видение, но нет. То была тень.



Джордж Лаврайт

Edited: 03.09.2017

Add to Library


Complain