Война меняет людей

Размер шрифта: - +

Глава 3

          Брат, говоришь? Плохо верится, уж слишком мал шанс на такое. В общем-то, Джессор выглядит весьма доброжелательно, а бойцы никогда не бывают лишними. Нашего разговора, к счастью, никто не слышал, никому не надо знать, что этот незнакомец оказался моим братом. Собственно, мне надо в этом убедиться.

      — Открывайте ворота, — кричу я, отходя от смотрового окна.

      Иса и Нелл потянули на себя две ручки, отводя двери в разные направления. Джессор, положив руки в карманы, медленно вошел на территорию храма. Парень стянул с себя плащ, оставив его в одной руке. Джессор был в джинсовой ветровке, под которой находилась белая футболка. На шее у парня висел золотой кулон ромбовидной формы.

      — Идем, — позвала всех Петра, — похоже, этот разговор не для наших ушей.

      Я благодарно кивнула своей подруге, наблюдая как все уходят.

      — Ну, и? — проговорила я, испытующе оглядывая брюнета, — Зачем заявился сюда?

      — Мне доложили, что я могу помочь вам, — невозмутимо ответил Джессор, — я ведь не с пустыми руками.

      Парень достал из плаща три странных предмета. Они были черными и размером, чуть больше кулака. Все три имели форму прямого угла.

      — Это пистолеты, — пояснил Джессор, наблюдая за моей реакцией, — это оружие, которое используется на Ветке Миров, на которой я живу. Стоит ли мне рассказать больше?

      Я покачала головой, вспоминая рассказ Лукаса. Может быть, Джессор имел какое-то отношение к его родственнику?

      — Оружие огнестрельное, — продолжил парень, наклонив голову, — тебе нужно научиться им обращаться.

      — С чего ты решил, что мне это нужно?

      — У тебя будет преимущество перед врагами, — усмехнувшись, ответил зеленоглазый, — могу поспорить, что в армии Адриана таких не найдешь. Ну, что скажешь?

      — Я не против, — сказала я, осторожно беря в руки один предмет, — что для этого нужно?

      — Неплохо бы иметь мишени, — слегка задумавшись, ответил Джессор, — присутствуют?

      — Думаю, Лукас не будет против, если мы недолго побудем в Бункере Лучников, — проговорила я.

      — Веди, — коротко ответил парень.

      Развернувшись, я поспешила вернуться в храм. Закрыв двери, я побрела по пустынным коридорам, пытаясь вспомнить, где Лукас разместил свою базу. Вот он — нужный проход. Лукас всегда оставлял дверь открытой нараспашку. Очень часто происходило так, что блондин был кому-то нужен, поэтому постоянно ходить туда-сюда, чтобы открыть или закрыть дверь было неудобно.

      Осторожно заглянув внутрь, я увидела, что мой друг сидит за столом и упорно что-то делает с клеем. Я постучала по внутренней стороне помещения, привлекая внимание парня.

      — А? — чуть вздрогнув от неожиданности пробормотал Лукас. Парень обернулся, — Это ты, Джесси? Чего случилось-то?

      И тут из-за моей спины в помещение заглядывает Джессор. Поймав удивленный взгляд Лукаса, он втолкнул меня в комнату.

      — И что же тут происходит? — с любопытством спросил блондин, откладывая в сторону тюбик клея.

      — Начну с самого начала, — ответила я, бросая косые взгляды на зеленоглазого, — Петра мне рассказала, что во время битвы к ним присоединился какой-то человек. И пришел он только сейчас.

      — Я Джессор, — дружелюбно сказал он блондину, — а ты Лукас, верно?

      — Он самый, — ответил голубоглазый и снова обратился ко мне — ну так в чем дело?

      — Мы тебе не помешаем, если используем твой бункер для учений? — спросила я.

      — Конечно же нет, — ответил Лукас, пожав плечами, развернулся к своей работе.

      Джессор положил два пистолета на пол и взял у меня из рук третий. Парень встал напротив одной мишени, вытянул правую руку вперед и прикрыл глаз.

      — Нужно положить палец на курок, — тихо проговорил Джессор, — прицелится и выстрелить.

      Неожиданно раздался громкий хлопок, из-за которого у меня заложило уши. Рука Джессора чуть дернулась, а из пистолета вылетела искра. Взглянув в сторону мишени, я увидела маленькую дыру в середине. Краем глаза я заметила, что Лукас ошалело пялится на Джессора.

      — Ого, — только и смогла сказать я, когда оглушение прошло.

      — Лукас? У тебя все нормально? — в комнату заглянула Харпер, — Что это за грохот?

      Видя, что блондин, не отреагировал, а продолжил пялиться в одну точку, Харпер все же вошла внутрь. Но заметив Джессора, девушка сразу переменилась в лице.

      — Джессор? Bist du es? (Это ты?), — удивленно спросила она, — Ich habe dich so lange nicht gesehen! (Я тебя очень долго не видела!)

      — Was hast du gesagt? (Что ты сказала?) — выгнув бровь, спросил недоумевающий Лукас.

      — Лукас? Woher weisst du Deutsch? (Откуда ты знаешь немецкий?) — поинтересовался Джессор, обращаясь к блондину.

      Похоже, я оказалась единственным человеком в помещении, кто не понимал, о чем идет речь. Скрестив руки на груди, я переводила взгляд с одного говорящего на другого. Они говорили на немецком? Может, эти двое имели отношение к родственнику Лукаса? Нужно подождать конца разговора и спросить.

      — Лукас, — серьезно начала Харпер, — Du bist mein Neffe? (Ты мой племянник?)

      — Vielleicht… Ich weiss nicht! (Возможно… Я не знаю!) — голос блондина сорвался.

      Жаль, я не могу их понять. Меня насторожило поведение Лукаса. Такое ощущение, что эти двое его обижают, а этого я допустить не могла.

      — Так, о чем речь? — прервала я этот разговор.

      — Прости, Джесси, увлеклись, — извинилась Харпер, снова обращаясь к парню, — но ты не можешь быть тем самым Лукасом. У моего племянника были другие глаза. И… Он был не блондином.

      — Я носил серые линзы, — развел руками Лукас, — и красил волосы в каштановый.

      Неловкое молчание повисло в зале. Неужели Харпер действительно тетя Лукаса? Да быть такого не может! Они же совсем непохожи. Также интересен тот факт, что Лукас в детстве менял свою внешность.

      — Так ведь все правильно… — Харпер склонила голову набок, — Ты не мог просто догадаться. Значит…

      — Ладно, ладно, — вышел из ступора Джессор, — идем, Джесси, оставим их наедине. Тем более, что я должен тебе еще кое-что рассказать.

      Парень схватил меня за руку и потащил к выходу. А я так и не смогла ничего сказать. То есть Лукас и Харпер расстались очень давно и скучали друг по другу. А в итоге оказалось, что они были рядом все это время.

      — Алле! Кто-нибудь дома? — позвал Джессор, слегка постучав по моему лбу, — Земля вызывает Джесси!

      За своими мыслями я и не заметила, как мы вышли из храма и сейчас стояли в маленькой аллейке, со всех сторон огороженной густыми кустами. Передо мной стоял Джессор, сложив руки на груди.

      — И почему же именно сюда? — спросила я, оглядывая местность, — Мы могли бы просто поговорить в коридоре.

      — Это слишком секретная информация, — загадочным шепотом произнес парень, — я сначала не хотел тебе ничего говорить, пока не заметил твою заколку.

      Этот человек все больше и больше меня интриговал. Слишком много было каких-то тайн, о которых я могла бы знать. И при чем тут мое украшение? Всегда носила, сколько себя помню, а только сейчас она кого-то насторожила. Я оставила эту реплику без ответа.

      — Это очень долгая история, — вздохнул Джессор, присаживаясь на траву, — ты бы ее рано или поздно сама узнала.

      Увидев, что брюнет готов поделиться какой-то тайной, я устроилась рядом, чуть ли не прижавшись к Джессору.

      — По всем Веткам Миров живут три огромнейших семьи, — начал зеленоглазый, проводя рукой по земле, — и у каждой есть свое название. Первая называется Блуждающие. У каждого его члена есть какой-нибудь предмет, который они всегда с собой носят. С помощью этих предметов Блуждающие могут открывать пути на другие Ветки Миров. Отсюда и пошло название, — парень прищурил глаз, будто что-то вспоминая, — «… Они открывают другим глаза, блуждая по разным Веткам». Я унаследовал эту способность. Мой предмет это кулон, — Джессор дотронулся до своей подвески. Я подумал, что у тебя это заколка.

      — Ты скорей всего ошибся, — отмахнулась я. Хотя в глубине души надеялась, что это я о себе многого не знаю, — а что насчет других семей?

      — Далее идут Исчезающие, — Джессор улыбнулся, — они могут обращаться в какого-нибудь дикого зверя. Самые сильные из таких — в мифических, — парень сделал небольшую паузу, вновь вспоминая, — «… Их физическая сущность исчезает, раскрывая душу в виде зверя». Я таких ни разу не встречал, к сожалению. Хотелось бы мне увидеть, как они это делают, — Джессор мечтательно зажмурил глаза.

      Интересно, он это все выдумал, или правда такое бывает? Сложно поверить в то, что существуют люди с особыми способностями.

      — И последняя семья. Дарящие. Их сила состоит в том, что они могут исцелить смертельные раны, — Джессор вновь замолчал, — «… Они исцеляют самые страшные раны, даря жизнь умирающему».

      — Неужели все так просто? — удивилась я.

      — Конечно же нет, — развел руками парень, — дай мне договорить. Они исцеляют только те раны, которые забирают жизненные силы. Но при этом Дарящие отдают часть своих сил. И могут они спасти только тогда, когда они по-настоящему хотят это сделать. «… Их искренние слезы исцеляют».

      — А где ты это все узнал? — спросила я, заметив, что Джессор цитирует какие-то строчки.

      — Я жил в таком месте, где об этом было подробно написано, — уклонился от ответа парень.

      Ну если он не хочет говорить о своем прошлом, то я настаивать не буду. Мне интересно узнать побольше про Блуждающих, все же я одна из них.

      — А ты путешествовал по другим Веткам? — спросила я.

      — Сам — никогда, — ответил Джессор, — но я однажды открыл путь на свою родную Ветку Харпер и ее команде. Тогда-то мы и познакомились, а затем и сдружились. Но долго оставаться на моей Ветке они не могли, у них были дела, — парень грустно улыбнулся, — я думал, что больше никого из них не увижу.

      Мне нечего было на это ответить. Я не могу вмешиваться в личную жизнь Джессора. Все-таки он оказался очень интересным человеком, который может многое поведать. Так еще он оказался моим братом.

      — Я хочу попросить у тебя только одно, Джесси, — серьезно начал Джессор, — ты никому не должна говорить о содержании этого разговора. Это огромный секрет.

      — Но почему же? — удивилась я, — Что в этом плохого?

      — То, что наши силы могут использовать в плохих целях, против собственной воли, — объяснил парень, — и никогда никого не спрашивай об этом. Скорее всего либо соврут, либо не поймут.

      — Ладно, — с сожалением ответила я.

      — Ты меня услышала? — угрожающе спросил Джессор, — Вообще никому. Ни одной душе. Даже своим лучшим друзьям. Даже Лукасу, кем бы он тебе не приходился. Мне тоже не стоило тебе говорить. Это слишком опасно.

      Я кивнула, отведя взгляд. Мне будет трудно скрывать эту тайну, но я умею держать язык за зубами. Повисло молчание. Но нам это было нужно, чтобы все хорошенько обдумать. Все же здесь было красиво, а сидеть на чуть влажной траве было приятно.

      Вдруг я услышала, как сзади хрустнули ветки, нарушая гробовую тишину. Резко обернувшись, я увидела Лукаса, который стоял на крыльце. Вид у парня был жалким. Тот, опустив руки, смотрел на нас грустными глазами. Поймав мой взгляд, блондин отвернулся и быстрым шагом направился в противоположную сторону.

      — Что это с ним? — спросил Джессор, который также наблюдал за этим.

      — Не знаю, — вздохнула я, вставая с земли, — пойду спрошу, что случилось.

      Брюнет не последовал за мной, оставшись сидеть на траве. Я направилась за Лукасом, гадая, что же произошло. Зайдя за угол храма, я увидела своего друга, который медленно плелся куда-то, положив руки в карманы и опустив голову. Догнав парня, я положила свою руку ему на плечо.

      — Что случилось? — спросила я, — На тебе лица нет.

      — Ничего особенного, — раздраженно ответил Лукас, сбросив мою руку, — я тебя искал по всему храму, но, похоже, тебе с Джессором интереснее.

      — Мы с ним разговаривали, — недоумевающе пояснила я.

      — Да я уж видел, — с иронией воскликнул Лукас, — хорошо смотритесь вместе.

      С этими словами блондин продолжил свой путь, держа курс в в храм. Что это на него нашло? Может стоит последовать за ним и все же разобраться в причине его неожиданной агрессии? Или лучше оставить его в покое и подождать, пока сам не успокоится? Но чувство любопытства одержало верх, и я направилась следом за другом.



MurNik

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться