Война меняет людей

Размер шрифта: - +

Глава 10

В голове крутились противоречивые мысли. Конечно, я была очень счастлива, что Лукас жив, но то, что с ним случилось было ужасно. Еще и пытается не напоминать себе об этом. Правда есть одна небольшая загвоздка. Как Лукас останется руководителем Отряда Лучников, если он лишился глаза?

      — Как ты выбралась? — спросил Лукас, избегая вопросов от меня, — С высоты хорошо было видно, что та часть города была особенно нагружена врагами. Только благодаря Подводникам их отогнали.

      — Я бы сама не ушла, — ответила я, — мне помогли.

      — И кто же это? — поинтересовался Лукас, — Скорее всего не кто-то из наших.

      — В городе я встретила человека, который не принадлежал ни к одной армии, — пояснила я, — он вывел меня оттуда. Только обещай, что не…

      Договорить мне не дали. В коридор вошли двое, негромко переговариваясь. Это были Сири и Эйден. Женщина спокойно отвечала на вопросы парня, не выражая никаких эмоций. Абсолютное равнодушие с ее стороны к происходящему. Лукас даже попятился при виде Эйдена. Шатен же, в свою очередь, бросил короткий взгляд на него.

      — Он, что ли? — недоуменным шепотом спросил у меня Лукас.

      — Именно.

      Неожиданно Сири бросила взгляд на Лукаса. Это был взгляд полный ненависти, презрения и жажды мести. Я заметила, как рука женщины скользнула к ножнам, вытягивая наружу небольшой ножик. Сири продолжала испепелять блондина взглядом, пытаясь прожечь его насквозь.

      Лукас же выглядел абсолютно растерянным. Его пугала внезапная агрессия со стороны человека, которого он видел в первый раз. Скорее всего, он даже ожидал такой реакции от Эйдена, но никак не от женщины, которую он никогда не встречал. Или, может, встречал? Парень многого мне не говорил о своей прошлой жизни, да и не было надобности.

      Сири все еще стояла в отдалении, направив на Лукаса свой нож. Эйден не двигался с места. Внезапно парень медленно повернул ко мне голову и очень медленно закачал ею из стороны в сторону. Я поняла, что он пытался мне показать, чтобы я не влезала в это дело. Что ж, так и будет до тех пор, пока, что-нибудь не случится серьезное. Может, Сири просто ошиблась, перепутав Лукаса с кем-то другим.

      — Вот, куда ты направился, щенок, — зарычала Сири, — думал, я никогда тебя не найду?

      — Я не понимаю, о чем ты говоришь? — голос Лукаса дрожал, но он пытался не подавать виду, — Я в первый раз тебя вижу.

      — Зубы мне не заговаривай, — Сири медленно начала приближаться, — я тебя везде узнаю, Лукас.

      Но вот теперь сомнений не было. Она никого ни с кем не путала, она точно узнала парня. Но, похоже, блондин ее вообще не узнавал. Вдруг Сири резко рванулась вперед и резанула наугад ножом. Лукас еле успел увернуться от смертоносного удара, но лезвие все-таки чуть задело его щеку. На лицо парня выступила кровавая полоса.

      Дальше стоять и смотреть я не собиралась. Я быстро встала между Лукасом и Сири, загородив своего друга. Женщина наградила меня злобным взглядом. Похоже, он ни перед чем не остановится, чтобы прикончить Лукаса. Сири нанесла еще один удар, не ожидая, что я встану у нее под руку.

      Висок обожгло болью. Лезвие прошлось по коже совсем поверхностно, но так как оно было хорошо заточено, оставило довольно глубокую царапину. Теплая струйка крови потекла по боковой стороне лица.

      — Не трогай моего друга, — тихо прошипела я, стараясь напустить на себя грозный вид, — я не дам тебе его обижать.

      — Уйди с дороги, девчонка, — Сири теряла терпение, — если понадобится, я вас обоих прикончу. Я тебе говорю, не стой у меня на пути.

      Отходить я не была намерена. Пусть кидается на нас с ножом, сколько хочет, но ей нужно понимать, что тогда ее убьют мои бойцы. Эйден незаметно ретировался пару минут назад, поэтому на поддержку не стоило рассчитывать. Что ж, я не виню его, он и так спас меня. Но все-таки стоило бы его расспросить, чем Лукас не угодил Сири.

      — Так-так-так, — донесся до меня презрительный голос Харпер, — неужели так и пытаешься отомстить мальчишке, который дружил с «плохой» компанией?

      А вот, похоже, родственница самого Лукаса прекрасно была осведомлена о личности Сири. Харпер обошла нас с Лукасом и почти вплотную подошла к противнице, скрестив руки на груди. Зеленоглазая отступила на шаг назад, держа дистанцию.

      — Надо же, — Харпер деланно удивилась, — а моего племянника ты так не боишься.

      С другой стороны подошел Джессор, бросая на Сири недовольный взгляд. Он случайно тут проходил или знал, что именно в этом коридоре развяжется драка? Сири продолжала держать нож, в любой момент готовая к атаке, она не видела моего брата. Парень чуть задержал взгляд на мне, осматривая рану на виске.

      — Совесть совсем не гложет? — тихо проговорил Джессор, — Уже и на родную дочь с ножом идешь. А что дальше? Меня задушишь?

      Сири резко обернулась на моего брата, на мгновение теряя бдительность. Харпер, воспользовавшись этим, с силой выхватила из руки женщины нож. Но та даже не повернулась обратно. Ее взгляд был прикован к Джессору. Неужели Сири — это Сиерра? Я прислушалась к своим чувствам. Но внутри меня лишь было отвращение по отношению к этой женщине. Нет, она точно не могла быть моей матерью. Джессора — могла, но не моей.

      Харпер никак не изменилась в лице. Похоже, она прекрасно помнила, кто именно нападал на ее племянника. А вот Лукас совсем скис. Он вообще не понимал, что происходит, и почему все дерутся. По лицу парня тянулась длинная уродливая царапина, оставленная ножом Сиерры.

      — Да как же так, — растерянно проговорила женщина, — Джесси…

      Наконец я взглянула ей в изумрудные глаза. Изучала каждый миллиметр этой яркой радужки. Я вложила в свой взгляд всю свою злобу, на которую только была способна. Воспоминания захлестнули меня с головой. Я плохо помнила свое детство, но эти картинки были, как будто живыми.

      Я видела женщину. Она была невероятно красива, всегда была мне примером. Я ее очень любила, надеюсь, и она меня. Но потом, остался лишь холод и равнодушие. Осталась еще одна фигура. Высокий черноволосый мужчина с глубокими синими глазами. Но от него никогда не веяло теплом, только какой-то печалью, усталостью, раздражением.

      А дальше… Дальше было только одиночество и отчаяние. Я не помнила свою семью. А знаете, почему? Потому что ее и не было. Никогда. С раннего детства я вела одиночный образ жизни. Пыталась выжить. Скиталась по пустым улочкам города, стараясь найти себе хорошее местечко, чтобы переночевать и отправиться дальше в путь. С того момента начиналась моя взрослая жизнь, которая должна была наступить, лет эдак через пятнадцать, не раньше.

      Но я справилась. Я выжила. Только благодаря своим стараниям. Никому я не была нужна, никто меня не знал, но я смогла. Бросила вызов жестокой жизни и вышла победительницей в этом споре. И сейчас я стою здесь. В Храме Ордена Камня. Я сама добилась этого. Поднялась со дна на такой уровень. Самостоятельно. Да, конечно, без друзей я была ничтожным куском никому не нужного дерьма. Но всего я добивалась в одиночку. У остальных было все: семья, поддержка, условия для жизни. У меня же ничего этого не было. Я своими руками возвела небольшой домик. Никто мне тогда не помогал. Сквозь дождь и слезы я все это сделала.

      С самого начала я всегда была одна. Меня устраивал этот образ жизни, потому что никто не мешал. Никто не тянул назад. Никто не тянул вперед. Но с другой стороны мне всегда было плохо без поддержки. Я смотрела на других ребят с завистью. Они же меня не замечали. Я была тенью своего собственного одиночества.

      Наверное, все это отразилось моем лице. Все присутствующие сразу сдали по тормозам и растерялись. Что, не ожидали, что за такой малявкой, как я тянется такой хвост эмоций? Они никогда уже не испытают то, что испытала я.

      Я взяла Лукаса за руку, намереваясь уйти из этого дурдома. Проходя мимо Сиерры, я с презрением бросила:

      — Я всегда была сиротой. У меня никогда не было и не будет семьи.

      Лукас покорно шагал за моей спиной, не говоря ни слова. Остальные, что остались позади, тоже молчали, провожая нас взглядами. Пусть молчат, мне нечего им отвечать. Лукаса я вела к себе в комнату, чтобы обработать там раны, чтобы не занести инфекцию.

      Я пропустила Лукаса вперед, зайдя следом. Выглянув за дверь, я убедилась, что за нами никто не шел. Вот и хорошо. Будто знала, что нужно скорее сматываться оттуда. Лукас с интересом разглядывал обстановку комнаты. Надо же, я его даже никогда не приглашала к себе.

      Я вспомнила, что бутылка медицинского спирта стоит где-то на шкафу. Ну, а туда я точно не дотянусь. Взяв стул, который стоял около письменного стола, я поставила его к шкафу, прислонив спинку к дверце. Лукас внимательно следил за этими действиями. Его очень забавлял тот факт, что я была очень низкого роста, что доставляло мне много неудобств.

      — Тебе, может, помочь? — спросил парень, наблюдая, как я забираюсь на стул.

      — Только тронь, — угрожающе ответила я. У меня совсем не было желания шутить с ним.

      Я нащупала рукой небольшую прозрачную бутылку с нужной мне жидкостью. Осторожно спустившись со стула, я вытащила из ящичка стола пачку ватных дисков. Кстати, это была очень неплохая вещь для того, чтобы чернила на бумаге быстрее сохли, поэтому эти диски я использовала немного не по назначению. Ну что ж, пришло их черед.

      — Споить меня надумала? — попытался пошутить Лукас, вяло улыбаясь.

      Я понимаю, что блондин пытался разрядить обстановку. Я бы посмеялась, честно, но сейчас как-то совсем не было настроения шутить. Сейчас мне хотелось скорее закончить все дела и остаться просто в одиночестве, чтобы подумать.

      — Ты, конечно, можешь попробовать, — серьезно ответила я, протягивая Лукасу бутылку, — но боюсь, чистый спирт тебе не понравится.

      Парень вздохнул и взял в руку бутылку. Он понял, что я не намерена с ним шутить, поэтому пытался сам быть спокойным. Но, рожденный угорать, серьезным быть не может. Лукас всегда походил на клоуна, особенно, когда пытался выглядеть солидным. Блондин откупорил бутылку и понюхал едкие испарения спирта, сморщившись. Затем, к моему изумлению, резко приложился к бутылке, сделав несколько глотков. Ну не идиот ли?

      Лукас поморщился, зажмурив глаза. Да, не умеет он вообще пить. Главное, чтобы глупостей не натворил, а то алкоголь иногда очень сильно действует на мозг, особенно, когда никогда до этого не пил. Откуда я все это знаю? Почему думаю, что Лукас в первый раз приложился к бутылке? Странное это ощущение, когда сам не пробовал, но, будто знаешь.

      Тем временем блондин пытался избавиться от мерзкого привкуса алкоголя на языке, пытаясь чаще сглатывать слюну. Что ж, наверное, у кого-то завтра будет немного болеть голова.

      — Но учти, — продолжила я, не меняя тона голоса, — если ты вдруг резко опьянеешь, то мне придется запереть тебя от греха подальше.

      Лукас резко поднял голову, пытаясь разглядеть в моих глазах озорные искорки, но я была полностью серьезна. Я еще не совсем привыкла к виду повязки на глазу Лукаса, поэтому чуть вздрагивала, когда он смотрел на меня. Парень с неохотой отдал мне обратно бутылку и присел на кровать, чтобы мне было удобнее доставать до его лица. Ну хоть сам понял, и то хорошо.

       Вылив немного спирта на ватку, я уже хотела осторожно вытереть царапину на щеке Лукаса, но тот ловко вильнул в сторону, когда я еще не прикоснулась к нему. Опять он дурачится. Ну почему нельзя хотя бы сделать вид, что ты серьезно относишься к ситуации? Заметив, что я совсем не хочу баловаться, Лукас вернулся на место. Я уже хотела повторить попытку, но на этот раз парень наклонил голову вниз, и я опять не попала в нужное место. Да что же это такое? Терпение мое не железное, вскоре мне это надоест, и я плюну на это дело.

      — Да не вертись же ты, — с раздражением сказала я, — не могу попасть.

      — А ты и никогда особо меткой не была, — снова попробовал пошутить Лукас.

      Ну все. Это было последней каплей. Эта безобидная подколка, словно иголка, лопнула шарик моего терпения. Я резко схватила Лукаса за волосы, оттянув голову назад. Парень тихо вскрикнул от боли и неожиданности, посмотрев на меня обиженным взглядом.

      — Может, посидишь спокойно? — в виде угрозы поставила я просьбу.

      Следующее событие, так и не смогло уложиться в голове. Уж слишком неожиданным оно получилось. Лукас резко схватил меня за талию. От неожиданности я выпустила его волосы. Воспользовавшись моим замешательством, Лукас бросил меня на пол и запихнул под кровать.

      Меня. Командира армии. Под кровать. Под мою же. Я уже собралась вылезти из-под кровати и накостылять неудачливому шутнику, но парень соскочил с кровати, сел на пол, вытянув ноги, закрыв единственный доступ к выходу, так как сама кровать стояла около стены. Уж никогда бы не подумала, что окажусь в такой ловушке, и держать меня будет именно Лукас.

      — Ты ведь понимаешь, что если я отсюда выберусь, то тебе не поздоровится? — спросила я у парня.

      — А я тебя не выпущу, — спокойно ответил Лукас.

      — Ты не сможешь здесь вечно сидеть, — заметила я.

      — Ты тоже.

      Разговор зашел в тупик. Мне сейчас было интереснее, что случилось с открытой бутылкой, она, вроде бы выскользнула у меня из руки, но звона стекла не было. Наверное, это сам Лукас выхватил ее, но в любом случае, осколков и разлитого спирта не ожидается.

      Пока Лукасу не надоест здесь сидеть, я могу и подумать. Места под кроватью было достаточно, чтобы вытянуться во весь рост, проблема была в том, что голову невозможно поднять. Опустив лицо на руки, я закрыла глаза, ожидая, что Лукас придумает дальше.

      — Ты там не уснула? — спросил парень, не услышав ответа.

      — Выпусти меня, пожалуйста, — попросила я, не поднимая головы.

      — Не хочу, — блондин упирался, не двигаясь с места.

      Спорить было бессмысленно. Да и совсем не хотелось. Перепалка в коридоре отняла у меня последние силы. Хотелось просто закрыть глаза и проспать до следующего вечера, не вылезая из-под кровати. Лукас молчал, не предпринимая никаких действий. Лучше бы он болтал без умолку, чтобы я не заснула прямо сейчас.

      — Джесси, — очень тихо проговорил блондин.

      Я не отвечала. Не хотелось мне сейчас говорить. Не хочу ничего решать, хочу просто лежать здесь. Лукас отодвинулся от прохода, показывая, что выпускает меня. Ну, а я залезла наоборот, еще глубже. Если бы кто зашел, не поверил своим глазам: Лукас ползает по полу, а под кроватью сидит Джесси.

      — Выходи, я тебя спиртом угощу, — парень поболтал бутылкой в воздухе.

      Ладно, хватит мне здесь сидеть. Раз уж Лукас сам выпускает меня, то лучше выйти по-хорошему, пока ему в голову не пришло вытаскивать меня отсюда. Я высунула голову наружу, натолкнулась взглядом на друга, снова вздрогнула, увидев повязку. Никогда не привыкну к этому. Главное, чтобы сам парень не заметил моих реакций.

      — Заманчивое предложение, — улыбнулась я, вылезая из своей бывшей ловушки.

      — Знал, что тебе понравится, — блондин отдал мне бутылку, которую держал в руках все это время.

      Надеюсь, теперь он не будет вертеться. Достав новый ватный диск, так как предыдущий бесследно пропал, я намочила его спиртом и вновь приблизилась к Лукасу. Я ожидала, чего угодно, но парень даже не шелохнулся, он смотрел мне в глаза. Я всячески пыталась избегать этого взгляда, сосредоточившись на царапине на щеке, из которой тонкими струйками сочилась кровь. Я очень осторожно провела диском по ранке, Лукас чуть прищурил глаз, но все продолжал на меня смотреть, что очень напрягало.

      — А ты ничего не забыла? — насмешливо спросил блондин, вытаскивая еще один диск.

      И что он на этот раз придумал? Уж не кидаться ли ими собрался? Я уже хотела, что-нибудь сделать, но Лукас смочил ватный диск спиртом и приблизился ко мне. Ну, конечно, я забыла про свою царапину. Блондин осторожно провел диском по моему виску, не забывая поглядывать на меня. Я опустила взгляд в пол, чтобы не встречаться с ним глазами. Чего-то же он от меня хотел, я его знаю достаточно долго и могу с уверенностью сказать, что просто так Лукас не стал бы на меня пялиться. Но блондин молчал, испытывал мое терпение. Или же пытался, что-то доказать самому себе. К сожалению, я не могу смотреть сквозь людей и угадывать их мысли, а так хотелось бы.

      Закончив, Лукас медленно поднялся на ноги и оглядел меня. Его взгляд был каким-то печальным и расстроенным. Будто, он ожидал чего-то другого, но чего именно, я даже представить не могла. Парень вышел из комнаты, не произнося ни слова. Что-то он все-таки скрывал, это меня очень беспокоило.

      Но сейчас нужно было думать о другом. Мы отвоевали Крайкон, а значит, спасли наш мир. Теперь нужно сделать последний шаг, чтобы разбить армию Адриана раз и навсегда. Нужно было захватить Краун Месу и отключить ПАМУ. А ведь именно для этого я и скакала по Веткам Миров, призывая на нашу сторону новых бойцов. Сейчас следовало бы их взять с собой и поселить в Храме, чтобы они успели привыкнуть к здешним условиям. Также нужно выработать тактику боя с незнакомыми видами оружия.

      Теперь нужно было найти Джессора и вкратце объяснить ему все это. Думаю, по Веткам стоит ходить парами, чтобы ничего такого не случилось. Я уже точно решила, что пойду туда, где мы с Петрой познакомились с хорошими ребятами, которые обещали взять с собой много разного оружия. Думаю, в этот раз стоит взять Лукаса, ему там понравится.

      Правда, мне никого не надо было искать, Джессор сам меня нашел. Наверное, хотел, что-то важное мне сказать. Зайдя в комнату, брат уже открыл рот, чтобы начать передо мной распинаться, но я его перебила:

      — Давай по делу.

      Парень немного потоптался, понимая, что я не собираюсь выслушивать его нотации по поводу семейных ценностей. Похоже, его самого эта тема немного бесила, поэтому он даже не пытался спорить со мной. Но раз уж ему больше нечего сказать, то тогда говорить буду я.

      — Нам нужно собирать армию побольше, — начала я, — нам предстоит последний шаг — захват Краун Месы. Нельзя больше ждать.

      — Да, я насчет этого думал, — ответил Джессор, — нам не хватает только одного Блуждающего, чтобы отправиться одновременно на три Ветки. Я предлагаю попросить…

      — Только не Сиерру, — отрезала я, предупреждая следующее слово.

      — Ладно, — как-то быстро согласился Джессор, — понимаю. Я ожидал этого. Ну ничего. Есть у меня на примете один человек, я уже с ним переговорил, она согласна помочь.

      — Да? — удивленно спросила я, не ожидая, что все так быстро разрешится, — И кто же согласился нам помочь?

      — Иса, — коротко ответил Джессор.



MurNik

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться