Война меняет людей

Размер шрифта: - +

Глава 13

 — Ну, что? — насмешливо произнесла Кесси, не трогаясь с места, — Зачем сюда явилась?

      — Остановить это бессмысленное кровопролитие, — ответила я. Мой голос предательски дрожал.

      — Я так не думаю, — отрезала девушка, — если убить меня, то ничего не изменится. Твои бойцы также будут погибать.

      Я нервно сглотнула. Да, я очень хотела покончить с Кесси. Но она была права, если я ее убью, то это никак не повлияет на ситуацию. Да даже если я убью Адриана, ничего не изменится. Чипированные люди будут продолжать истреблять моих бойцов. Смысла в смертях командующих вражеской армии не будет, так как людей контролирует Сердце. Приказы уже отданы, а, значит, чтобы остановить врагов, нужно деактивировать то, что контролирует все боевые действия.

      — Ну раз уж ты здесь, — протянула Кесси, — мне-то как раз есть смысл тебя убить.

      Девушка перехватила топор поближе к рукоятке и приблизилась ко мне на два шага. Я же, в свою очередь, слегка отступила. На самом деле я очень боялась Кесси, так как она без каких-либо эмоций спокойно могла любого убить. Думаю, я увижу радость в ее глазах, когда она замахнется в мою сторону. Почему же я ее не убила до того, как она стала более жестокой? Почему не убила в особняке, когда была возможность? Наверное, потому что я всегда была недальновидной, чтобы предвидеть последствия своих действий. Кесси, как будто играла, она очень медленно подходила ко мне, потирая пальцами лезвие топора так, чтобы не порезаться. Девушка улыбалась. Злорадно. Мстительно. Торжествующе.

      — Чего же ты молчишь? — Кесси сделала вид, что удивилась, — Неужели ты боишься меня?

      Красноволосая издевательски взглянула на меня, усмехнулась. Она развлекалась. Веселилась. Думаю, она так уверена в себе, потому что в каждом углу этой колокольни могли прятаться вражеские бойцы, которые ждут, когда я начну нападать. Я даже чувствовала на себе чей-то испытующий оценивающий взгляд. От этого даже мурашки по спине пробежали. Я не знала, что задумала Кесси, поэтому не рисковала атаковать первой.

      Кесси резко сорвалась с места, подскакивая ко мне с вытянутым топором. Такой прыти я совсем не ожидала. Я еле успела выставить вперед меч, защищаясь от нападения. Удар был такой силы, что меня откинуло назад. Я чуть было не упала на холодный пол, но в последний момент ухватилась за железку. Да, я очень рисковала изрезать себе руки, но, к счастью, я не была наказана за свою неосторожность. Железка оказалась неострой. Кесси звонко засмеялась, наблюдая, как я обретаю равновесие. Она оказалась намного сильнее, чем я себе представляла. Даже не уверена, смогу ли я победить.

      Красноволосая вновь резко подскочила ко мне, нацеливая топор мне в ногу. Я опустила меч, защищая свою конечность. Но Кесси оказалась хитрее. Заметив, что я открыла для нападения верхнюю часть тела, девушка резко подняла топор выше, задев мое плечо. Зеленоглазая отпрыгнула, чтобы я не успела нанести ей удар. Но этого ей и не требовалось. Я бы все равно не смогла напасть на нее в ответ со своим разодранным плечом. Кровь побежала по руке, заливая одежду. Я зажала плечо ладонью правой руки, пытаясь остановить кровь. Кесси насмешливо осматривала меня, не двигаясь с места. Кровь сочилась сквозь пальцы, но было видно, что на ране образовывалась темная корочка.

      — Знаешь, почему я отдаю предпочтение топорам? — издевательски спросила Кесси, — Потому что у них широкое рубило, которым легко сносить головы таким, как ты.

      Я зябко поежилась. Точно, девушка развлекалась по полной. В отличие от меня, она не была уставшей, была бодра, полна сил и желанием убивать. Она была на своей территории, знала каждый уголок этой колокольни, имела припрятанные тузы в рукаве. Что-то я совсем раскисла. Уж как бороться на поле, среди друзей, так я всегда первая. А как в одиночку сражаться с более сильным противником — так я по тормозам. Что же со мной стало? Никогда же такого не было. Я всегда рвалась в бой с любым противником.

      На этот раз первой напала я. Выставив меч клинком вперед, я сделала резкий выпад, намереваясь воткнуть меч в лицо противнице. Девушка резко присела, ловко увернувшись от удара. Кесси ударила длинной рукояткой топора мне в колено. Ноги подкосились, я чуть отклонилась вбок, не ожидая такого мощного удара. Кесси толкнула меня плечом, заставляя потерять равновесие окончательно, оттолкнула меня ногой.

      Естественно, я рухнула на пол, оказавшись лежать на спине. Я уж думала, что мне пришел конец, но Кесси и не думала наносить последний удар. будто она хотела растянуть удовольствие. Побольше понаблюдать за тем, как я пытаюсь нанести ей урон. А я прекрасно справлялась со своей задачей клоуна, развлекая ее своими действиями. Слишком мало практики было у меня. Мне никак не победить ее. Я могу лишь пытаться защищаться. Почему-то мне вспомнилась Петра, которая безупречно владела несколькими боевыми искусствами. Сердце болезненно сжалось. Подруга так и не появилась, ее никто не видел. Меня не покидала мрачная мысль о том, что ее, возможно, уже нет в живых.

      — Вставай, — велела Кесси, — я еще не наигралась.

      Может, попробовать действовать не оружием, а руками? Да, это звучало совсем безумно, но, чем чёрт не шутит, пока бог спит? Можно попробовать, конечно. Я поднялась на ноги, специально двигаясь медленно, чтобы усыпить бдительность врага. Пусть думает, что я уже выдохлась. Хотя это было недалеко от правды. Кесси насмешливо наблюдала за моими действиями. Я положила меч на пол, демонстрируя свою безоружность. Кажется, подействовало. Кесси развела руками и положила рядом топор. Что-то мне это не нравилось. Казалось, будто девушка поняла мой замысел, и сама собиралась атаковать без оружия.

      Я прыгнула вперед, целясь кулаками в глаза девушке. Кесси вильнула в сторону, не наградив меня ни одним ударом. Когда противница оказалась за моей спиной, я поняла, что совершила серьезную ошибку — открыла своему врагу спину. Противница воспользовалась моей ошибкой, ударив носком ботинка прямо в середину спины. Я уж испугалась, что сейчас услышу хруст позвонков, удар был очень сильным. Но у меня был один хитрый и не очень честный прием. Я специально пошатнулась так, что со стороны казалось, будто я сейчас точно упаду, но на самом деле я приняла более удобное положение для последующей атаки.

      Уловка сработала. Кесси метнулась, чтобы нанести удар кулаком в висок, но я извернулась и ударила носком ботинка прямо по таранной кости. Кесси вскрикнула от боли и полетела на пол. Послышался глухой стук тела о камень. Кесси лежала на полу, рыча от боли. Все-таки сработало. Странно, что так просто сбить ее с ног. Какой-то край сознания вопил мне о том, что это просто ловушка. Не может же быть все так просто.

      — Молодец, — прошипела Кесси. Очень поздно я заметила, что девушка зажала в руках свой топор. При этом мой меч остался лежать вне доступа, — жаль, что ты слишком наивна.

      Кесси с трудом поднялась, припадая на левую ногу, куда я нанесла удар в кость. Девушка чуть приподняла ногу, чтобы не наступать на нее. В руке противницы сверкал острый топор. Я же была безоружна, меч лежал возле Кесси. Девушка подняла с пола мое бывшее оружие и спрятала его в ножны. Кесси насмешливо окинула меня взглядом, чуть поморщившись от боли. Кажется, она не собиралась на меня нападать. Это хорошо, так как у меня больше нет оружия.

      — Неплохо, неплохо, — протянула Кесси, — я тебя больше не трону. Думаю, моей сестренке будет веселее с тобой играть.

      Мне вдруг стало еще страшнее. А вдруг эта, так называемая, «сестра» намного сильнее самой Кесси? Мы с ней вряд ли знакомы, поэтому мал шанс, что она не станет меня трогать. И все-таки мои опасения по поводу того, что мы здесь не одни оправдались. Меня все еще напрягал чей-то взгляд из темного угла. Он смотрел очень внимательно, но ничего не делал. Не издал ни единого звука. Даже, казалось, ни разу не шевельнулся.

      — Выходи, сестренка, — позвала Кесси, — к тебе игрушка сама пришла.

      В том углу что-то зашевелилось. По телу прошла мелкая дрожь. Я зябко поежилась, пытаясь отогнать панику. Мне ни за что не справиться с двумя нападавшими. Из темноты, медленно переставляя лапы, вышел огромный светло-серый волк, сверкая темно-синими глазами. Длинные белоснежные клыки блестели в неярком свете. Ну вот и все, можно попрощаться с жизнью. С волком я не смогу справиться, так еще когда у него за спиной стоит настоящий убийца. Было понятно только то, что сестра Кесси — Исчезающая не Сильная. Хотя мне эта информация была совершенно ни к чему.

      — Неужели все так плохо, что пришлось звать на помощь диких зверей? — попыталась поддеть я Кесси.

      — Ну не настолько, — прорычала волчица, оскалив пасть, — мы не приглашали обитателей других Веток.

      Меня как холодной водой окатило. Я вздрогнула всем телом. Вряд ли кто-то из наших врагов знал всех моих бойцов в лицо, значит, и не могли отличить обитателей нашей Ветки от других. Это могло означать лишь одно — информация утекает. Утекает очень быстро. Кто-то из моих бойцов — предатель. как ни странно, Кесси выглядела очень удивленной, будто совсем не знала об этом. Что ж, ситуация сложилась очень интересная.

      — Поиграем? — волчица усмехнулась, обходя меня по кругу.

      Я внимательно следила за зверем, стараясь не оставаться спиной к нему. Волчица скалилась, обнажая ряды белоснежных зубов. Что же она не нападает? Видит же, что я безоружная. Прыгай и перегрызай глотку, чего сложного? Я неожиданно вспомнила правило, как поступать, если на тебя нападает собака. Нужно защитить горло, выставив локоть вперед. Ну, а потом попробовать сбросить зверя. Конечно, можно было попробовать, но это спасет мою жизнь только до того момента, пока Кесси не нанесет удар в спину.

      Наконец волчица присела, заняв стойку охотника. Зверь чуть отклонил голову, выбирая место, куда напасть. Нервно сглотнув, я поставила одну ногу назад, добиваясь более устойчивой позиции. Главное — не упасть. Наконец волчица прыгнула. Я уже собиралась сбить ее руками, но она прыгнула выше меня. Оттолкнувшись лапами от моих плеч, зверь полетел еще выше на не ожидавшую такой выходки Кесси. Волчице удалось сбить меня с ног, и я больно ударилась затылком о каменный пол.

      Перед глазами запрыгали маленькие точки, в голове загудело. Я слышала грозное рычание волка. Откинув голову назад, все еще лежа на полу, я увидела, как Кесси только-только скинула с себя волка. Вот это уже ни в какие рамки не лезло. Рана на плече раскрылась, заливая пол кровью. Я крепко зажала свободной рукой плечо, чтобы не потерять слишком много крови. Не хотелось бы прямо сейчас так глупо сдохнуть.

      — Предательница! — крикнула Кесси, — Я же говорила Адриану, что не стоило тебя прощать.

      — Ты все еще считаешь его отцом? — издевательски прошипела волчица, — Как же ты не поймешь, что он тебя использует.

      Мозг отказывался принимать поступившую информацию. Все-таки я очень устала. Вот бы все это поскорее закончилось. Я начала отползать подальше, в темный угол, чтобы не быть на пути у ссорящихся сестер. Мне было совершенно на них наплевать, главное — выжить. Из темноты гораздо удобнее смотреть, особенно когда знаешь, что тебя не видно. Волчица сохраняла дистанцию, не подходя к Кесси. Девушка бешено сверкала глазами. Вдруг зеленоглазая резко запрокинула голову и издала гортанный вопль. Крик был совсем нечеловеческий. Какая-то смесь рычания и крика птицы.

      Лицо Кесси вытянулось, заостряясь в районе носа. Из лопаток на спине начали вырастать огромные крылья с огненным оперением. Кисти рук увеличивались, приобретая острые когти. Ноги и руки стали массивными лапами. Лицо также обросло перьями, став совсем не похожим на человеческое. Скорее, на орлиное. Кесси опустилась на четыре лапы, расправив широкие крылья. Теперь это была совсем не девушка, а огромный ярко-красный грифон.

      — Ты пожалеешь о том, что появилась на свет, — зарычала Кесси, пригибаясь, заняла боевую стойку.

      Волчица зарычала, прижимаясь к полу. У меня уже не было сил удивляться. Горячая кровь продолжала тонкими струйками сочиться сквозь пальцы. Думаю, это не смертельно, но жизненных сил заберет очень много. Волк сорвался с места первым, целясь когтями грифону в горло. Кесси чуть пригнулась, отчего волчица пролетела над ее головой, вцепившись в спину. Грифон крыльями отбросила волка к стене. Кесси медленно подошла к сестре, занося лапу для удара. Волк быстро перекатился на бок, избегая удара в голову. Вскочив на лапы, зверь вцепился в бок грифону, раздирая зубами яркие перья. Кесси взвыла, почувствовав, как горячая кровь заструилась по ее боку.

      Грифон схватила длинным клювом волка за лапу. Зверь зарычал, пытаясь выдрать конечность из пасти врага. Кесси с трудом оторвала волка от себя, подняв зверя в воздух, тряхнула головой и отбросила волчицу от себя. С тихим скулежом она отлетела в тот угол, где скрывалась я. Все-таки грифон был в два раза больше волка, что давало ему огромное преимущество в бою. Я отодвинулась подальше от волка. Даже если она вступилась за меня, это не означало, что она не может на меня напасть. Волчица еле поднялась с пола. На лапе остался глубокая рана от острого клюва грифона. Вот если бы я знала, куда отлетел мой меч в пылу сражения, тогда бы я вступилась за своего защитника.

      — Только не вмешивайся, — тихо прошипел волк, — я знаю, что ты хочешь. Но это моя битва.

      Волчица выскочила из укрытия на своего врага. Кесси ловко увернулась, сбив волка с траектории длинным львиным хвостом. Волк развернулся, сильно припадая на прокушенную лапу и вцепился зубами в хвост противника. взмахнула хвостом, пытаясь сбросить нападавшую, но волчица держалась крепко. Вдруг мое внимание привлекло чье-то еле заметное присутствие. Не я одна наблюдала за поединком сестер. Я подняла взгляд к потолку, где находился небольшой выступ, на котором можно было сидеть.

      Я увидела его. Того, чьей смерти я больше всего жажду. Тот, из-за которого все это происходит. По чьей вине погибают люди. Под самым потолком сидел Адриан, спустив ноги в пустоту, с интересом наблюдая за борьбой его дочерей. Интересно, знал ли он, что я тоже здесь? Я мысленно послала ему такое оскорбительное сообщение, что произнеси я его вслух, у многих бы уши завяли. Даже если он и знал, то не обращал на меня ни малейшего внимания. И смотрел он на бой так, словно это было запланировано. Будто, так и должно быть.

      Мои мысли прервал пронзительный визг. Волчица намертво вцепилась зубами в горло грифона, не обращая внимание на то, что Кесси раздирала лапами ее в клочья. Это выглядело просто ужасно. Кровь фонтаном брызгала во все стороны, окрашивая стены и пол в неровный алый цвет. Издав еще один душераздирающий вопль, Кесси тряхнула головой и завалилась на бок, закатывая глаза. Волчица оказалась погребенной под грудой уже потускневших красных перьев.

      Я резко подскочила на ноги, стремясь вытащить волчицу из-под мертвого тела. Теперь уже точно не оставалось сомнений, что Адриан меня заметил. Только бы он дал мне время спасти волчицу. подбежав к мертвому телу грифона, я увидела, что морда волка оказалась снаружи. Я еле вытащила волчицу из-под Кесси. Все тело зверя покрывали глубокие раны, оставленные острыми когтями и зубами грифона. Через морду шла уродливая кровоточащая царапина. Только тяжело вздымающийся бок указывал на жизнь, которая вот-вот покинет искалеченное тело. Волк лежал на полу, не шевелясь. Глаза были закрыты.

      Я услышала глухой стук о камень. Наверное, это Адриан спрыгнул со своего места и приближается, чтобы прикончить меня. Мужчина остановился за несколько метров и как-то печально посмотрел на неподвижные тела. Я услышала, что он что-то тихо шепчет себе под нос. Я смогла лишь расслышать слова: «Они уходят друг за другом. Уже трое». Я вскинула голову, вопросительно смотря на Адриана. Тот окинул меня презрительным взглядом, смешанный с ненавистью, отвернулся.

      — Кто же ты, — тихо-тихо проговорила я, поглаживая еле живого волка по гриве, — Исчезающая, что спасла меня?

      У меня не было сомнений, что это кто-то из моих бойцов. Никто из армии Адриана не мог знать, что мы звали на помощь обитателей других Веток из отчаяния. Даже мало, кто из моих бойцов знал настоящую причину. Адриан не двигался, что было удивительно. Я не ожидала, что он будет хоть как-то скорбеть по умирающим дочерям, ведь у него каменное сердце. Даже жестокая вражда не позволяет ему сорваться с места и прикончить меня. Даже безоружную. Я видела, что у него в ножнах находился меч.

      Если бы я могла, то обязательно выскочила из колокольни прямо через окно. Но я не могла оставить волчицу умирать здесь. Нет, могла, но не хотела. Какое-то глубокое чувство преданности не позволяло мне бросить ее здесь умирать. Но и бесконечно так сидеть не получится. В конце концов волк протянет недолго, и тогда Адриан вонзит мне меч в спину. В колокольне царила мертвая тишина. Никаких воплей, звона оружия. Просто сонная мирная тишина, которая бывает так редко. Бывает тогда, когда несколько людей смотрят на умирающего. Даже заклятые враги забывают про сражение, когда кто-то умирает на их глазах. Это некая дань уважения павшим. Негласное правило, которому следуют почти все.

      Внезапно мертвую тишину разрушил звон разбитого стекла. Вздрогнув, я обернулась на источник звука. На полу, присыпанный осколками стекла, лежал… Эйден?! Что он здесь вообще забыл? Парень выглядел очень жалко. Весь мокрый от дождя, измазанный своей и чужой кровью. Шатен подскочил на ноги, вытащив пару осколков из руки, быстро достал меч. Адриан резко переменился в лице, приближаясь к появившемуся парню, вынимая меч из ножен. Мне действительно хотелось помочь Эйдену, но у меня не было оружия, не было сил.

      Внимательно следя за Адрианом, Эйден обошел его кругом и приблизился ко мне, не сводя с врага глаз. Создавалось такое ощущение, что у Адриана совсем не было желания никого убивать. Эйден тоже это понял, поэтому опустился рядом со мной на колени, прижимая руку к груди волка. Парень сидел, неподвижно, прикрыв глаза. Шатен начал мелко трястись, но выражение лица его не менялось. Губы Эйдена сузились в маленькую полосочку, подрагивая. Лицо приобрело немного красноватый оттенок.

      Наконец Эйден открыл глаза. Они были полны слез. Парень склонился ниже над телом волка. Небольшие капли срывались с ресниц Эйдена и падали на кровоточащие раны волчицы. К моему изумлению, от ран стал идти легкий дымок. Казалось, что они просто растворяются в слезах. Вдруг волчица чуть шевельнулась, приоткрыла глаза. Это было похоже на настоящее чудо. Теперь я наконец поняла, что произошло. Эйден оказался Дарящим.

      — Я же говорила тебе, что твой час еще придет, — хрипло произнесла волчица.

      Эйден печально улыбнулся. Ситуация выглядела очень странно. Будто, Эйден знал, кого только что спас. Адриан не сходил со своего места. Он чего-то выжидал. Не собирался нападать. Может, испытывал наше терпение, а может, сам имел пару тузов в рукаве. Я озвучила свой вопрос Эйдену.

      — Ты так и не поняла? — также тихо ответил парень, — Сопоставь все известные тебе факты вместе.

      Ответ вертелся у меня на языке. Слишком ясно все это было. Но я все еще сомневалась. Сестра Кесси знала, что мы звали обитателей других Веток от отчаяния. Внезапная пропажа одного из моих бойцов. А вот теперь сомнений не осталось. В старую колокольню перед самой битвой прокралась Петра. Я бы даже не сказала, что прокралась. Даже «сдалась» Адриану, чтобы контролировать ситуацию с другой стороны. Очень эффективный план. Я бы даже не додумалась заслать кого-нибудь из своих бойцов к врагам под прикрытием сдавшегося. Волчица опустила голову на лапы, закрыв глаза. Бой с Кесси не прошел для нее особенно удачно. А Дарящие могут исцелять лишь смертельные раны.

      Эйден резко встал на ноги и развернулся лицом к Адриану, снова вытащив меч. Вот у него действительно было желание убить врага. Эйден наскочил на мужчину с выставленным мечом. Адриан чуть отошел вбок, минуя смертоносный выпад. Развернувшись, синеглазый попытался нанести удар Эйдену в спину, но парень заблокировал выпад, резко забросив меч через плечо. Эйден развернулся и нанес колющий удар в бок Адриана. Мужчина отпрыгнул в сторону, перехватывая меч поудобнее.

      Адриан боком подскочил к Эйдену, держа меч острием вперед, нацелился в шею противнику. Парень присел, ударяя ребром меча по ноге Адриана. Мужчина зарычал и толкнул Эйдена целой ногой в голову. Парень полетел на пол, открываясь для удара. Адриан метнулся в сторону и резко опустил меч, намереваясь пронзить Эйдена насквозь. Парень еле успел заблокировать удар, закрываясь лезвием. Вскочив на ноги, Эйден, не теряя времени, попытался нанести удар в голову Адриану, но мужчина выставил свой меч вперед, отбрасывая оружие противника от себя.

      Эйдена чуть снесло в сторону от сильного удара Адриана. Парень отставил ногу назад, становясь в более устойчивое положение, выставил меч вперед. Адриан медленно приближался, чуть помахивая, будто играя, оружием. Если бы только у меня было оружие, я бы помогла Эйдену, ударив Адриана в спину. Но мой меч отлетел в какой-то угол, и я его никак не могла нигде увидеть.

      Адриан рванулся вперед, нанося удар мечом в колено Эйдену. Парень сгруппировался, наклонился и выставил меч, защищаясь. Адриан был хитрее. Заметив, что противник открылся для удара, мужчина размахнулся и резко всадил нож в правую половину груди. Эйден вскинул голову, взглянув в глаза Адриану. В этом взгляде таилось столько боли, столько отчаяния. Адриан сам впился глазами в лицо парню, смотря, как жизнь уходит из шатена.

      Меч вошел в грудь Эйдена до середины лезвия. Из раны очень быстро текла кровь, пачкая меч, срывалась каплями на каменный пол. Я зажмурила глаза и стиснула зубы, чтобы не закричать. Так не должно быть. Я не могла поверить, что мой друг погибает. Так не может быть. Никто не должен погибать. Все должны жить. Когда я открыла глаза, Эйден лежал на полу без движения в собственной крови. Меч парня лежал в раскрытой ладони. И никаких признаков жизни. Эйден отдал жизнь, защищая нас с Петрой.

      — Хорошо сражался мальчишка, — задумчиво произнес Адриан, ни к кому не обращаясь, — жаль, пришлось убить его.

      — Ты… Ты монстр! — в отчаянии крикнула я.

      — Я уже и забыл, что ты здесь, — сухо ответил мужчина, глубоко вздыхая, — даже как-то уже неинтересно тебя убивать. Ты слаба. Безоружна. Сидишь на коленях. Жалкое зрелище.

      Я опустила голову, потопив взгляд в пол. Адриан был прав. Ниже падать мне уже некуда. А убивать такое ничтожество — скучно. Я слышала, как Адриан приближается, но не поднимала головы. Я пошарила рукой по полу, наткнулась на большую лапу Петры, с силой сжала ее. Интересно, подруга все это слышала? Точно не видела, глаза были закрыты. От моего прикосновения волчица даже не шевельнулась.

      — А всего этого можно было избежать, — уже более миролюбиво проговорил Адриан.

      Неожиданно я почувствовала, что Адриан остановился в замешательстве. Я медленно подняла голову, пытаясь понять, что его так насторожило. Мужчина выглядел… Любопытствующим? Что он такого увидел, что так его напугало? Адриан быстро подошел, склонившись надо мной. Я вновь опустила голову, не выдержав этот испытующий взгляд темно-синих глаз.

      Адриан бесцеремонно схватил меня за подбородок и поднял голову, вглядываясь в лицо. Волей-неволей, а пришлось смотреть ему в глаза. Адриан как-то странно рассматривал мое лицо. Что же он такого увидел? Нервно сглотнув, я отвела взгляд вбок. Наконец мужчина отпустил меня и отступил на шаг назад. Я боялась поднять взгляд, поэтому рассматривала пол. Что он задумал?

      — Здорово нас Сиерра за нос водила, — неожиданно произнес Адриан, — а, Джей-Джей?

      Я отшатнулась, словно ошпаренная. Это просто невозможно. Где-то в глубине души теплилась надежда, что Адриан просто наугад это сказал. Но если трезво оценить ситуацию, то все ясно, как день. Сомнений не могло оставаться. Никто не мог подслушать тот разговор. Никто не лез ко мне в голову. Лишь два человека знали то странное прозвище. Значит, этот второй человек стоял прямо передо мной. Моим отцом был сам Адриан.



MurNik

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться