Война Воплощений

Размер шрифта: - +

Глава Семнадцатая. Переговоры

Мутно-коричневая жидкость в стакане плескалась, вторя покачиваниям большой, холеной руки. Абрахам смотрел на слабые попытки алкоголя покинуть сдерживающий его сосуд.

 

Пить в середине дня – плохой признак. Но после недавних событий, ему попросту необходим безболезненный и быстрый способ успокоится. К сожалению, прикончить соседа на месте – не вариант. Дочь не должна видеть, как ее дорогой родитель потрошит с детства знакомого дяденьку. К тому же, не стоит показывать Элли действенные способы применять их способности в качестве оружия. Она и так пугающе быстро учится, и уже влезла в соседнюю отрасль со своими химерами. Если малышка еще и убивать начнет, спрятать единственное чадо от военных даже у Абрахама со всеми его связями не получится.

 

Вспышка гнева, граничащего с бешенством, которой позволил на краткое время взять верх над разумом Адепт Жизни – давно улеглась. Кто мог представить, что Каю хватит наглости после всего, что он натворил, явиться на порог дома Хильердов и потребовать вернуть ему бедное, избитое дитя. В ультимативной форме потребовать. Как какую-то вещь, по ошибке попавшую не в те руки. Ублюдок даже не поинтересовался состоянием несчастной девочки. Жалкий фанатик, повернутый на своей больной идее заполучить обратно племянницу. Родную племянницу.

 

От мысли о том, что его сосед сделает со Кайей, если та вернется домой, Эйба передернуло. Нет, с Кимредом определенно придется что-то решать, но не сейчас и без лишней огласки. Убрать такого важного спеца на службе у вояк, будет не просто. Для этого необходим точно продуманный план. И нестандартные решения. Он обязательно что-то придумает, когда нервы придут в порядок и желание прихлопнуть Кимреда станет не столь ярким.

 

Абрахам не питал заблуждений насчет своих мотивов. Он не позволит Кимреду в паре метров от своего дома, от своей дочери, творить подобные вещи. Несмотря на их давнюю дружбу, есть вещи, которые попросту не должны сходить с рук. Никому!

 

В дверь кабинета постучалась гувернантка. Много прислуги в своем доме Абрахам не держал. Конкурентов у него всегда было в избытке. А когда к этому добавилась еще и необходимость держать в тайне уровень способностей Элли, пришлось уволить всех, кто не вызывал абсолютного доверия. В итоге внушительных размеров трехэтажный дом из светлого песчаника остался на попечительстве двух старых служанок, повара и гувернантки. Большую часть комнат пришлось закрыть и опечатать за ненадобностью.

 

- - Гер Хильерд? К вам Виндикт Атар, говорит это срочно. Стоит возле боковой калитки. Мне его впустить?

 

- Да, будь добра. И проводи сюда.

 

Когда дверь закрылась, Эйб одним глотком выпил остатки пойла. Настойка трав и каменных орехов, успокаивающая нервы и наполняющая члены силой, была семейным открытием Хильердов. Когда-то давно, именно на продаже этого пойла предки Абрахама сколотили первое состояние. Крепкий, терпковатый настой, с благородным ореховым ароматом и полезными свойствами, даже самых отъявленных буянов превращал в умеренных философов. В итоге напиток стали подавать на всех значимых и массовых мероприятиях во избежание стычек и лишней агрессии. Коррис, как назвали этот настой, до сих пор пользовался спросом, принося маленький процент семейству Хильердов с каждой проданной бутылочки.

 

Недавний знакомый Эллирии, странный и вечно хмурый малый, образовался на пороге кабинета.

 

Абрахам не вставая из-за рабочего стола, окинул теплым взглядом застывшего в двери парня. С его ростом и комплекцией, шайдарец в аккурат вписался в дверной проем, в притирочку, чиркая макушкой по верхнему косяку.

 

Сегодня случайный спаситель его дочери был одет в светлые тона, аккуратно причесан. Перекинутый через изгиб локтя коричневый плащ не носил на себе следов пыли, крови или ржавчины. Складывалось впечатление, что за прошедшую ночь кто-то превратил неряшливого, хмурого степняка в благородного аристократа. Хотя грубое, смуглокожее лицо с красными глазами никуда не делось. Просто сейчас оно казалось куда более уместным, в сочетании с черно-красными волосами, выпущенными на свободу, и откинутыми за спину.

 

- Виндикт, друг мой, чем обязан? – поинтересовался Хильерд старший, наполняя пару стаканов своим излюбленным напитком.

 

В самом-то деле, не ему же одному напиваться еще до наступления полудня? Компания в таких делах на вес золота. Тем более что шайдарец выглядел как человек способный вылакать бочку в один присест и не окосеть.

 

Абрахаму нравилось находиться в одной комнате с человеком не уступающим ему ни ростом, ни шириной плеч. В кои то веки его не преследовало чувство того, что он попал в мир рассчитанный на детей. Когда смотришь на всех чуточку сверху вниз, боишься слишком сильно сжать протянутую руку, задеть плечом мебель, или сломать что-то ненароком, на протяжении большей части сознательной жизни - это неминуемо накладывает отпечатки.

 

Виндикт уселся в кресло, предварительно пододвинув его поближе к столу. Гость из соседнего государства был не из стеснительных. Перебросив плащ через подлокотник, мужчина удобно расположился в кресле, начав неторопливо говорить, растягивая гласные и делая часть согласных гортанными, почти рычащими. Акцент чувствовался слабо, но он был, превращая привычные слова во что-то новое.

 

- У меня к вам серьезная беседа, гер Хильерд.

 

- Абрахам, пожалуйста. Обойдемся без официоза.

 

- Отлично, Абрахам. Так вот, я пришел поговорить с вами начистоту. В свете последних событий и всего что еще может произойти, думаю вы должны обладать полной информацией. Поскольку от этого будет зависеть не только ваша безопасность, но и благополучие Элли.



Леля Лавр, Алан Х.

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться