Война Воплощений

Размер шрифта: - +

Глава Восьмая. Жажда, Месть, Тень.

Этот дом мертв. Каменный, медленно гниющий труп, зажатый в кривую раму ограждения. Над ним чумной пеной глумится ядовитый вьюн. Разъедает побегами трещины в кладке, шелестит восковыми листьями на промозглом утреннем ветру.

Ночь почти истлела под натиском разгульного веселья столицы и тусклого восхода. Новый год, еще один в череде себе подобных, наступил. Ничего не изменилось кроме календаря.

И только заброшенный особняк на окраине Кирума не тронут всеобщим весельем.

Убежище вполне в духе Виндикта. После того как его родной город сравняли с землей войска Адониса, у Мести появилось много странных привычек. Чего уж там, он сам появился в процессе этой кровавой вакханалии. Ситис нашел новое воплощение среди развороченных руин и обгорелых трупов. В окружении смердящего жженым мясом пепла, луж свернувшейся крови и разрушенных святынь. Новорожденная Месть, яростная и лишенная вектора. Усмирить тогда этого оболтуса и достучаться до его человеческой части было не так-то просто.

С тех пор прошло достаточно времени. Винк многому научился. Взял под контроль своих бесов и свои способности. Но вот снимать нормальное жилье или, хотя бы, находить приличные отели – выше его сил. Куда уж там. Ведь проще и приятнее ютится в пыли и разрухе.

- Виндикт? Если ты думаешь заставить меня обследовать эту нору комната за комнатой, советую подумать еще раз! Я, вообще-то, чувствую нашего брата на расстоянии, особенно когда хочу поскорее найти и надрать уши! – Гаркнул на весь полуразрушенный особняк Ситис, громко хлопнув входной дверью.

Остаток богатой событиями ночи он потратил на общение с Умброй. Самый младший в их дружной семейке обладал множеством крайне полезных навыков. И настолько непредсказуемым, взбалмошным характером, что придушить его хотелось куда чаще, чем погладить по черноволосой голове.

Умбра был незаменим. Впрочем, каждый из них незаменим. На памяти Ситиса еще ни одно Воплощение не приходило в мир дважды. Штучные экземпляры. Уникумы! Но Умбра был действительно очень полезен, особенно на вражеской территории. Вот только чтобы терпеть его выходки нужно обладать титаническим терпением, или же отстраненностью Веры. Эту слепую особу обычно почти ничего не трогало, если оно напрямую не касалось ее мужа. Свет и Вера, полоумная парочка! Ситису следовало сбежать из страны, когда эти двое сошлись. Все проблемы последующих столетий, войны, выходки Империума – все началось именно с романа этих двоих.

Хорошо что он не Виндикт и к спонтанным вспышкам агрессии нес клонен. Иначе убил бы к этому времени половину собратьев. А еще хорошо, что Фортис остался в Шайдре. Вот уж у кого не хватало нервов терпеть проказы их младшенького собрата и бесконечные склоки Веры и Света со всем миром, так это у Силы.

Порой Ситис начинал сомневаться, а есть ли смысл разыскивать все новые и новые Воплощения? От старых то голова кругом идет.

На втором этаже раздались шаги. Тяжелые, неспешные, выбивающие пыль из прелых досок пола.

- Ситис, старик, если бы я хотел заставить тебя обыскивать дом, я бы в каждой комнате спрятал по красотке – остановившись на верхней площадке лестницы, саркастически ухмыльнулся Месть.

Ладно, о том что он вытащил этого здоровяка из пучины безумия и руин его родного города Ситис жалел довольно редко. Виндикт был далеко не худшим представителем их братии. Прямолинейный, открытый, решительный, обладающий силой воли и характером, позволяющим действовать без оглядки на старших собратьев. Да, иногда из-за этого они все встревали в очередной ворох проблем. Но лучше уж так, чем нескончаемое ребячество Умбры! Пятый десяток лет существу, а он все еще устраивает ловушки с краской, достойные пятилетнего сорванца!

- Да ладно! Ты никогда не уговоришь столько живых красоток пойти за тобой, даже угрожая пытками и расправой! А мертвые они мне ни к чему – в тон Виндикту фыркнул Ситис.

Подъем по скрипучим ступеням не занял много времени. Изогнутая лестница, ребристой деревянной дугой утыкалась в широкую арку. Пустые коридоры и облупившаяся краска стен навевали уныние. Сквозь занавешенные паутиной окна вползал мутный, белесый свет предрассветных сумерек.

Праздник ушел.

Виндикт шутку не оценил. Вместо улыбок, которые всегда давались ему с большим трудом, пригласил гостя в одну из комнат сухим кивком. Почти пустая, если не считать массивной, резной софы и круглого столика у камина, эта комната была не в пример остального дома - чистой. Ни тебе пыли, ни паутины по углам.

Ситис многое бы отдал, чтобы посмотреть, как двухметровый шайдарец ползает с тряпкой на четвереньках, протирая рассохшиеся доски паркета. Или собирает пушистой метелочкой сизые паучьи гирлянды по углам.

- С чем пожаловал, Жажда? Я думал, после того как покинул главный храм Ратио, больше никого из вас не увижу.

- Какое разочарование, правда? – осклабился Ситис, без приглашения усевшись на единственную пригодную для этого мебель.

Софа скрипнула под весом длинноного, жилистого тела, принимая его в свои уютные объятия набитых пухом подушек.

- Ты за зачем пришел? Хотел поговорить? Гвори!

Виндикт никогда не умел ценить тонкий юмор своего наставника. Слишком уж суров, чтобы впустить в свою жизнь немного веселья. Дурак - дураком. Еще не понял насколько длинной и утомительной эта жизнь может быть и как ценны маленькие радости в этой беспросветной череде столетий, лиц, войн, зверств.

- Винк, мальчик мой, я не пойму, что тебя не устраивает? – с недобрым прищуром, вкрадчиво, спросил гость – Не ты ли на совете орал о том, что ситуацию в Кируме больше нельзя оставлять без внимания? Не ты ли призывал отомстить за Мису? Ну так вот, мы все-таки приняли волевое решение поддержать твою безумную затею. Точнее как приняли… После того как ты стукнул дверью и сбежал из страны, словно обиженная девочка, которой мама бантики не того цвета купила, мне понадобилось еще пару дней, чтобы убедить большинство вмешаться в дела наших добрых соседей. И заметь, мой непоследовательный друг, если бы ты, перед тем как устраивать феерическое представление на ежегодном совете Воплощений, пришел ко мне, и все обсудил, нам бы не пришлось толпой за тобой бегать! Стар я стал для таких марафонов, знаешь ли. Да и Умбра, паршивец мелкий, в этом деле ни разу не помогает.



Леля Лавр, Алан Х.

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться