Воины столетия. Наследие

Размер шрифта: - +

Глава 1

На кухне было жарко. Бабушка, поправив платок, обернулась.

- Принеси ещё один казан из сарая.

Рустам поднялся, вытер пот со лба и, хромая, вышел в коридор. Без куртки проковылял на улицу, на мороз, вдохнул свежий февральский воздух. Давно он сюда не приезжал, лет десять как. А теперь вот здесь, на похоронах жены двоюродного брата отца. Братья всегда встречаются на похоронах.

- Чего застыл? - бабушка выглянула из окна. Она никогда не жалела его и спуску не давала, за что Рустам был ей благодарен. - В сарае, на полке справа. Давай-давай.

- Да иду я...

Рустам едва не свалился с крыльца, неудачно поставив искалеченную ногу на ступеньку. Взмахнул руками и замер, вцепившись в перила. Потом осторожно, бочком, стал спускаться. Зачерпнул с перил пригоршню снега и отправил в рот.

Освежило.

Взяв казан, Рустам заторопился в дом, ругая себя за ребячество. Он порядком замёрз, ковыляя до сарая.

У крыльца стояли двое - высокий, худощавый мужчина в расстегнутой кожаной куртке и серьезная девчонка лет шестнадцати. К ним по дорожке шла красивая женщина в роскошной шубе. Рустам заметил эту семью на похоронах, они очень выделялись своим видом среди его родственников.

- Вы на поминки? - Рустам вытянул руку с казаном и грохнул им о столбик крыльца. - Проходите.

В гостиной, где расставили столы, уже рассаживались гости. В кухне толкались женщины. Рустам отдал казан и, решив не мешать, пошел в спальню отдохнуть. Но там играли дети. Одного взгляда на оставшихся без матери мальчишек, тихих, как мышата, Рустаму было достаточно, чтобы воспоминания, тщательно сдерживаемые до сей поры, накрыли его с головой. Он хорошо помнил и эту тишину в осиротевшем без хозяйки доме, и грустные лица родственников, которых он ни разу в жизни не видел, и приглушённые голоса, какими говорят на поминках. И он отлично понимал, что сейчас детей лучше не трогать. От сочувствия больно.

Отец нашёл его у кладовой, сидящим на скамейке и разминающим больную ногу.

- Идем за стол.

Время потекло медленно под тихие разговоры и печальные вздохи. Пару раз Рустам ловил на себе грустный взгляд отца, но сам не подавал виду, что вспоминает об общем горе. Для них время скорби прошло.

С той аварии минуло почти пять лет, а Рустам помнил все, как будто это произошло вчера. Он был сам виноват - не послушал мать, не слез с велосипеда. Думал, проскочит. А не успел. Потом больничные палаты, слёзы матери и даже отца, вердикт врачей - ногу не спасти, и чудо-доктор Алексей Степанович, который, похлопав мальчишку по плечу, заявил: "Ходить будешь на своих двоих, но терпи, пацан".
И он вытерпел - и операции, и боли, и падения. Его подняли и заново научили ходить. Через год после аварии он сделал первый самостоятельный шаг, а ещё через полгода умерла мать. Сгорела от рака, а соседка-дура рассказала ему, что мать, после того, как его сбила машина, ходила к колдуну и ноги ему выкупила за свою жизнь. Отец, когда узнал об этой сказке, соседку чуть не сдал в психушку, а Рустаму сказал, чтоб к чокнутой этой больше не подходил. Рустам, конечно, ей не поверил, но зерно проросло, пустило корни, и в глубине души поселилась совершенная уверенность, что мать умерла из-за него.

От долгого сидения нога ныла. Рустам сказал отцу, что пойдет, разомнется, и осторожно, почти незаметно, прохромал на улицу.

Темнело быстро, и морозило сильно. Рустам решил пройтись по дорожке вдоль забора и начал было спускаться по лестнице, но замер на первой ступеньке, нерешительно покачиваясь на здоровой ноге. На него иногда находил страх перед лестницами - что вот сейчас он шагнет и полетит вниз.

- Помочь?

Рустам обернулся. Серьезная девчонка, не дождавшись ответа, взяла его под локоть.

- Сам обойдусь, - буркнул он, вырывая руку, но незнакомка держала крепко.

- Ну, тогда ты мне помоги. Боюсь навернуться.

Такой поворот ему понравился.

- Ладно, держись.

Они спустились с крыльца, прошли по дорожке до калитки. Девчонка прислонилась спиной к забору и, вытащив из кармана сигарету, протянула Рустаму.

- Будешь?

- Не курю, - он отрицательно покачал головой.

Она кивнула и, сломав сигарету, убрала половинки обратно в карман.

- Вы кем Асие приходитесь? - Рустам чувствовал себя неуютно наедине с незнакомой девчонкой. Она, не мигая, смотрела на сугробы снега по краям дорожки.

- Ася работала у нас.

- А, вы из этих..., - ляпнул Рустам и растерялся.

- Из каких? - она мрачно глянула на него.

- Богатых, - решил не юлить Рустам.

Девчонка покачала головой.

- Извини, - поспешно добавил он.

- Ася была мне другом, - она достала что-то из кармана. Монетку и какой-то треугольный камешек. Камешек тотчас отправился обратно.

- Вот, на Новый год подарила, - девчонка шмыгнула носом.

Плачет, что ли? Этого ещё не хватало.

- А, монетку, - Рустам слабо улыбнулся, в душе радуясь, что можно сменить тему. - Дядя Леша говорит, их под подушку класть надо - сны хорошие сниться будут.

- Мне сны не снятся, - заметила девчонка.

- И мне, - Рустам пожал плечами. - Вообще никогда не понимал, что это такое. Сны... Видения какие-то. Бабушка говорит, я слишком бестолковый, поэтому ничего и не снится. Вроде как удел умных.

Он замолчал и, глянув на незнакомку, опешил. Та, приоткрыв рот, смотрела на него, как на привидение.

- Что? - он даже испугался. - Что не так?

Оглянулся, решив, что за ним кто-то стоит. Нет, пустой двор.

Девчонка, тряхнув головой, пришла в себя.

- Шедеврально, - прошептала она, и громче добавила. - Забавная теория. А как тебя зовут?

- Эээ... Рустам.

- А меня - Аня. Я тебе сейчас кое-что расскажу, - она улыбнулась. - Ты только слушай, не перебивай, ладно?

- Ну, давай.



Галина Черкасова

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться