Воины Хаоса и Порядка

Размер шрифта: - +

Часть 3. Антория.

Антория представлял собой величественный город с высокими белокаменными зданиями и с еще большей цитаделью, раскинувшей свои остроконечные башни до облаков. Вымощенные серой брусчаткой улочки, затейливо переплетались между собой, пересекаясь множеством мостков и каналов. Все это великолепие располагалось на Шепчущих островах, названных так из-за  местных птиц, гнездящихся неподалеку, звуки которых на закате напоминали перешептывание. Город казался неприступным, боком упираясь в скалы, будто и сам был их частью. У подножья располагались многочисленные озера и болота, непроходимые, топкие, единственным путем через которые был большой каменистый тракт, извивающийся средь трясин. Много времени и сил потратили люди на создание этого великолепия, все здесь было настолько древним, что даже в писаниях невозможно найти, кем был заложен первый камень.
  Этот чудный город славился в мире Харадона по нескольким причинам. Во-первых, здесь находилась самая большая цитадель-библиотека, насчитывающая в себе тысячи древнейших рукописей, начертанных на пергаменте, деревянных и каменных рун с различных уголков мира, таящих в себе древние символы, огромных эпосов, в кожаном переплете, рассказывающих о создании мира, о легендах, героях и великих правителях, листы которых украшали красочные гравюры, а так же  множество магических книг, хранящих в себе сотни рецептов, заклинаний и многое другое. Великие магистры со всех земель приезжали сюда пополнить свои знания и поделиться опытом. 
      Во-вторых, в здешних краях проходили ежегодные турниры по истреблению буллетов, так как те изрядно подрывали хозяйственную деятельность Антории.   Этих прожорливых тварей, в определенный момент, становилось так много, а их рационом был в основном торф, добычей которого промышляли местные фермеры, что Эристархом, правителем Антории, в свое время было принято решение прореживать их численность. С годами это переросло в традицию, а потом и вовсе охота стала турниром. 
    Буллеты - это жилистые ящеры, покрытые плотной чешуей, прытко передвигающиеся и в воде и на суше. Они имели длинные когтистые лапы, компенсирующие отсутствие клыков, размером походили на черных кайманов, в взрослом возрасте едва достигая трех метров в длину, тем не менее, встречать их в одиночку опасно. Охраняя свою территорию или оберегая потомство, они запросто могли напасть на человека.
Эти ящеры были вполне съедобны,  но местные жители брезговали ими, потому убиенные тушки отправляли в Подземелья. Обитатели пещер,  не прихотливые в еде, с радостью пожирали их, а в благодарность за это особо не ворошили деревушки Прибрежья. Так сказать: « И волки сыты и овцы целы». В этом и заключалось шаткое перемирие с Гуннаром Таном, правителем Подземелья, с которым до этого велись постоянные конфликты за земли.

    Днем улочки Антории пустовали, пряча за стенами каменных зданий своих обитателей от нестерпимой духоты, вечерами, когда долгожданная прохлада опускалась на город, улицы наполнялись жизнью. Приезжие маги читали книги, разыскивая новые рецепты зелий, кто-то изучал руны или хитросплетения заклинаний, местные жители  сновали по городку стараясь успеть сделать свои дела затемно, ребятня играла в салки, в общем, все были заняты делом. Все, кроме Лоис. Вот уже второй месяц она пребывала в Антории. Учеба ей порядком надоела, она и так все знала. В последнее время она скучала, сидя на скамье у фонтана центральной площади, и чтоб как-то себя развлечь, накидывала на уличных котов оцепенение или заставляла их гоняться за фантомными мышками, но и это затея ей со временем разонравилась, хорошо, что до турнира оставалась пара дней, а это значит, что город наполнится всевозможными гостями, торговцами, воинами и самое главное прибудет Мискалин.
    Весть о гибели «Бездны» мигом разлетелась по округе. Все кому не лень судачили об этом, из уст в уста событие обрастало собственными комментариями и подробностями и в конечном итоге звучало, будто злобный черный маг-карлик не простив обиду капитану, вызвал шторм и потопил корабль. Потому, когда Мискалин прибыл в город, на него некоторые с опаской поглядывали, перешептываясь за спиной:
- Вон, вон смотри, он идет! Ну, точно – колдун и глаза то, какие выпученные, явно черной магией занимается!!!
   Эти слухи дошли и до Лоис. И она не была бы Лоис, если упустила бы такую возможность не подшутить над другом.
   Дверь была не заперта, девушка на цыпочках проскользнула в покои Мискалина, опустила голову вниз, сведя ладони вместе, будто готовясь к молитве, упала на колени и страстно произнесла, пытаясь не прыснуть от смеха: - О да, великий черный маг-коротышка, сделайте меня своей рабыней, навечно!!!  Но не услышав ответа, подняла голову, удивленно уставившись на Мискалина и лежавшего рядом человека.
Шутить, как то разом перехотелось, она в замешательстве всматривалась в знакомые черты когда-то мужественного лица, теперь же оно осунулось, щеки впали, а нос заострился.
- И тебе привет Лоис. Да, ты не ошиблась – это Дид.
Девушка осторожно присела у изголовья кровати и стала гладить заросшую бородой щеку Дида.
- Бедняжечка, что с вами произошло?
Мискалин вкратце посвятил ее в события минувших дней, не забыв при этом упомянуть  о Синскаальде и об орках и шторме, и что свистеть на корабле нельзя, подытожив свое повествование: - И вот мы здесь, а этот окорок до сих пор без сознания.
Лоис не верила своим глазам, много времени прошло с момента их последней встречи по людским меркам, а для нее это было словно вчера, она всегда с трепетом относилась к Диду, с тайным чувством притяжения, которое скрывала от всех, но сердце мужчины было для нее закрыто, хотя, это не мешало оставаться им хорошими друзьями. 
- Сейчас всё поправим, потерпи родненький, - она стала копошиться в своем мешочке.
- Это не то….это тоже не то, и это……вот, нашла! - Она достала маленький флакончик с янтарной жидкостью, осторожно накапала ее в рот Диду, склонилась над ним и стала шептать: - "Excitare, amica mea. Nondum venit hora vestra. Vive." – Закончила она, поцеловав мужчину в губы.
- Жить будет, отлежится денек-другой и поскачет, как козлик. А пока оставим его не на долго, пусть отдыхает, сейчас я больше ничем не могу ему помочь, пойдем, прогуляемся до тренировочного лагеря, навестим Лекса.
   Выйдя из здания, они наткнулись на местную ребятню, те караулили Мискалина, в надежде увидеть живьем настоящего черного мага, может он даже покажет им какое-нибудь жуткое колдовство или превратится в дракона и совершенно разочаровались, узнав правду.
- Коротышка, коротышка! – стали они дразнить менделя, поняв, что он не представляет для них угрозы.
- Сейчас этот коротышка надерет кому-то задницы! – попыталась как можно строже пригрозить им Лоис. Мискалин повернулся к ней и с серьезным лицом сказал: - Если ты сама меня еще раз так назовешь, я ночью отстригу тебе уши.  … Повисла неловкая пауза, а через пару секунд друзья разразились громким смехом.
- Знаю я одно спасение от слухов, поверь – завтра о тебе все забудут!- подмигнула девушка.
Этой же ночью, кем-то незаметно напоенный мутным зельем торговец, разукрасил стены городской ратуши помидорами, которые очень колоритно смотрелись, размазанные по белоснежным стенам. О Мискалине никто уже и не вспоминал. Он был не против.

     
 В преддверии турнира вся округа  наполнялась гостями. У городских стен, неподалеку от тренировочного лагеря, были раскинуты шатры, где можно было скрыться от палящего солнца. Торговцы, пользуясь случаем, тут же соорудили лавки, выкладывая на них диковинные товары, среди которых были  причудливые амулеты, оружие, доспехи, начищенные до блеска. В общем, было на что поглазеть. 
    Лоис задержалась у лавки с украшениями, разглядывая, с виду неказистый браслетик.
- О леди, это прекрасный выбор, не пожалеете, – ласково произнес добродушный старец с седой бородой, - он сплетен из веточек сердечника, что растет в лесах Аркадии и издавна почитается богами, -  возьмите его, он принесет вам удачу.
Девушка отсыпала несколько медяков торговцу и бережно убрала покупку в мешочек. 
- Где нам искать Лекса то, средь такой толпы? – расстроился Мискалин.
- Пойдем, возьми мою руку, а то потеряешься еще, - и она повела его к поляне, где были лучники.
- Лекс, Лекс иди сюда, смотри кого я привела! – окликнула Лоис своего брата, тот отложил в сторону лук и направился им на встречу.
- Ого, кто это у нас тут?! Мискалин, дружище, рад тебя видеть! 
- Ты еще больше удивишься, узнав, что здесь Дид, только его укачало малость, и он отдыхает. Но завтра ты сможешь с ним встретиться!
- Чувствую турнир будет запоминающимся. Пойдем, найдем тихое местечко и отметим нашу встречу? – предложил Лекс. 
Мескалин было замешкался, но Лоис убедительно кивнула, - Хорошая идея Лекс, идите, отдохните, я побуду с Дидом.
   Купив все необходимое снаряжение для турнира, утраченное при кораблекрушении, друзья уселись за уютным столиком в дальнем углу трактира, без лишних глаз и ушей. Мискалин до самого утра  рассказывал Лексу, во всех подробностях и мельчайших деталях, о своих приключениях и с каждой кружкой эля его рассказы становились все захватывающее. 
   
  Вечером, придя к Диду, Лоис аккуратно надела ему на руку браслет.
- Спи спокойно, мой здоровяк, скоро все пройдет, вот увидишь, - она нежно поцеловала его и улеглась рядом, долго всматривалась в звездное небо, думая о чем-то своем, так и уснула.

  Спал и Дид и видел сон, все тот же кошмарный сон, избавиться от которого не выходило уже почти двадцать лет...Он видел Киру, она держала на руках его сынишку и махала рукой ему на прощание. Дид каждый раз пытался проснуться на этом моменте, зная, чем все закончится, но каждый раз сон возвращал его к событиям прошлого. Вот он подходит к хижине у реки, пряча за спиной подарки для жены и сына, открывает дверь.....и снова и снова этот кошмар...
  
  Это произошло много лет назад, Дид был еще молод и промышлял охотой. Они жили с Кирой в маленькой хижине на берегу речушки, на противоположной стороне которой начиналось ущелье, ведущее в дремучий лес. Кира часто жаловалась мужу, что ей здесь страшно, особенно после рождения сына. 
- Я не хочу проснуться от того, что какой-нибудь медведь отгрызает мне ноги!!- хныкала она. - Особенно когда тебя нет дома.
Но Дид  каждый раз объяснял, что по близости нет никаких хищников, а заплутавший зверь, почуяв людской запах и вовсе не сунется сюда. 
  Однажды, придя с охоты, Дид принес с собой щенка каменного волка. Сам он был сильно изранен, едва уцелев после схватки с волчицей. Бровь была рассечена, плечо разорвано, отчего рука болталась плетью, он еле добрался до дома, наведя дикий ужас на жену. 
- Ты больше никогда не будешь охотиться Дид, занимайся чем угодно, но в лес  не пойдешь, в противном случае меня с малышом ты больше здесь не увидишь! И зачем ты притащил в дом волка, не хватало, чтобы он нас еще всех сожрал!? - заплакала девушка.
Дид успокаивал ее, как мог, соглашаясь со всем, что она говорит, лишь бы Кира не плакала, обещая ей все, что угодно.
- О щенке не переживай, каменные волки растут очень долго, я успею за это время его приручить, только представь, какой это будет защитник для нас, тебе уже нечего будет бояться! Не волнуйся, как только мои раны заживут, я съезжу в Гринмонт за зельем повиновения для него, он будет так же добр, как охотничий пес. Назовем его "Тенью"?. Ну пожалуйста-а-а, давай оставим его, ты же у меня самая добрая, самая красивая, самая самая....
Она смотрела в глаза мужа, наполненные каким-то ребяческим задором, ей не хотелось ему отказывать и она нехотя согласилась.
- Хорошо, только в доме ему не место, пусть живет во дворе и сними уже наконец куртку, я обработаю твои раны.

***
  Придя с охоты в свое логово, матерый каменный волк обнаружил истерзанное тело волчицы. Он долго тыкал носом ей в бок, пытаясь поднять ее, облизывал ей морду, но все было тщетно, волчица - мертва. Волчонка тоже нигде не оказалось, скорее всего его постигла та же участь. Зверь протяжно завыл, вкладывая в свой вой всю боль и отчаяние, так громко, что у всех обитателей леса застыла кровь в жилах. Потом припал к земле и стал жадно втягивать в себя воздух, пропитанный кровью, раздувая ноздри все шире и шире. Он отчетливо чувствовал запах человека. Он выследит его.   

***
Спустя неделю Дид чувствовал себя вполне бодро, раны успели затянуться, благодаря лечебному отвару. За это время волчонок, во время кормёжки, успел пару раз его укусить.
- Да, маленький пушистый злюка, тебе точно не помешает немного магии для смирения и спокойствия. Не хватало, что бы ты еще Киру покусал или, не дай бог, ребенка, заберу-ка я тебя с собой.

 Пришло время отправляться в Гринмонт. Дид поцеловал сына, ущипнув его за пухлую щечку, обнял жену, прижав к себе ее хрупкое тело, зарылся лицом в ее волосы, вдыхая их аромат и с грустью произнес:
 - Ну все, мне пора.
Вскочив на лошадь, махнул еще раз на прощание рукой и отправился в путь. Никто не знал, что в этот миг, за ними следили два огромных желтых глаза из темноты ущелья.

   Вернувшись с поездки, Дид прикупил два подарочка: деревянного оленя для сына и маленькое колечко для жены, он уже предвкушал их восторг, как его взгляд привлекли волчьи следы во дворе и распахнутая настежь дверь - сердце замерло в груди. Он сначала не решался войти, отгоняя тревогу и страх.
- Кира, милая, я приехал, - неуверенно произнес он, - но ответом была тишина. Дид шагнул внутрь.
В хижине повсюду виднелась кровь, вещи, как и прежде, были на месте, девушка не успела ничего понять, как оказалась в волчьей пасти. Он нашел ее на полу, тело Киры было разорвано, в детской кроватке лежал его малыш с прокушенным черепом. 
Это была не волчья охота, не голод привел зверя в дом - это была месть."Ты лишил меня моей семьи, я заберу твою"

  Как Дид пережил эту трагедию, знают только боги, ибо не было ему утешения ни в вине, ни в бою. Он хотел удавить волчонка, обвиняя его в смерти семьи, но в последний момент одумался, ослабил смертельную удавку, поняв, что поступает трусливо, переваливая свою вину на зверя. Дид ещё не знал, что сохранив жизнь маленькому волку, он приобрел для себя верного друга и защитника на ближайшие двадцать лет. 
   Шли годы, Дид становился опытным воином,  смелым охотником, способным убить самую жуткую тварь, не знающий страха, боли, сомнения. Порой казалось, что он нарочно ищет гибели, что бы в мире Забвения встретиться со своей семье, но смерть каждый раз отвергала его и он оставался жив.
 



Snegovik

Отредактировано: 03.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться