Волчата

Размер шрифта: - +

Глава 7.

Переезд давался тяжело. Синий внедорожный Антона, забитый вещами и предметами детской мебели натружено вез нас к новому дому. Ехали долго, постоянно останавливаясь. Деткам непоседам трудно в дороге, да и я никогда не преодолевала такие расстояния за рулем.  На ночь  останавливались спать съезжая с дороги, две ночи мы находили места кемпинга,  на третью, уставшая я остановилась прямо у обочины. Мне было страшно с двумя маленькими детьми у проезжей дороги. Молилась богу, чтоб с нами ничего не случилось, укладываясь на заднее сиденье, предварительно уложив детей спать спереди.

Наконец, к концу четвертого дня мы доехали до деревушки с символичным названием «Свобода». Риэлтор дал мне телефон председателя по имени Сергей Геннадьевич, которому я позвонила. Мне ответил хриплый мужской голос и через некоторое время к машине подошел мужчина в возрасте.

- Я от Генадича, Михей меня зовут. Айда дом покажу – замахал мне рукой мужчина, представившийся Михеем.

- Садитесь в машину так быстрее – мужчина бодренько запрыгнул на переднее сидение, Тоня начала ворочаться, дочь не любила посторонних.

- Уди, уди – верещало мое младшее чудо. Михей бросил взгляд на заднее сидение.

- эта того, твои? – мне было сложно понимать простую речь мужчины. Сообразив, что он спрашивает про детей ответила,

- да мои Кирилл и Тоня.

- годков то сколько? – расспрашивал меня Михей жестами показывая направление дороги.

- сыну 5 дочери 2 – терпеливо отвечала на вопросы, ссориться с новыми соседями в первый же день не хотелось.

- Уди, уди – Тоня не успокаивалась.

- не нравлюсь что ли? – снова посмотрев на дочь задал очередной вопрос Михей.

- не любит посторонних, мы по этому и уехали из города.

- понятна вон твой дом, как ты там буш жить то? – выдал Михей.

Я остановила машину возле двухэтажного кирпичного дома. Присмотревшись поняла, что это именно тот дом, что показывал мне риэлтор, правда в сильном запущение.  Я конечно знала, что доверять риэлторам нельзя, но не думала, что они будут обманывать мать одиночку с двумя детьми. Хотелось плакать. Правда дом действительно стоял на отшибе, возле леса, последний дом в деревне мы проехали минут десять назад.

- ну эта, че будет нада зови – бросил Михей – потом окинул взглядом внедорожник – повезло тебе, хороший агрегат! – Михей любовно погладил машину по кузову и засеменил в сторону деревни, предварительно вложив в мою руку связку ключей.

Шумно вздохнув, двинулась в сторону дома. Перепробовав несколько ключей наконец то смогла открыть замок. Новый дом встретил нас сыростью и затхлостью. Сбоку от входной двери нашла выключатель, щелкнула его, свет не загорелся. Если электричества нет мы пропали.

Мне повезло, под лестницей на второй этаж обнаружился электрощиток.  По щелчку предохранителя наконец загорелся свет. Послышался шум тентового водонагревателя, ура, смогу принять нормальный, а главное теплый душ и искупать детей. Побродив по этажу обнаружила вполне оборудованную кухню, старенький но надежный гарнитур, такой же старый холодильник, в который я незамедлительно сгрузила остатки продуктов, газовая плита с духовкой, добротный, массивный деревянный стол и приставленные к нему 4 стула. Дом промерз и пах сыростью, я бродила по 1 этажу и попутно открывала все окна, проветривая помещение. Комната с камином, которую я обозвала гостиной вмещала в себя  два терракотовых дивана, накрытых белой пленкой, которую я тут же сняла, журнальный стол и шкаф с открытыми полками, на которых я запланировала расставить книги и фоторамки. Второй этаж требовал ремонта, как только поднялась по лестнице обнаружила вспученный ламинат, видимо крыша протекала. И я решила пока обжиться  в гостиной, а потом решать проблему ремонта.

            Время близилось к девяти вечера дети играли на улице, а я усердно отдраивала ванную комнату, успев вымыть кухню и очистить от пыли гостиную. Я даже умудрилась затопить камин и погреть нам еды на ужин.  Потом, пододвинув диваны углом подставила к ним журнальный столик, водрузила не него тарелки с едой, позвала детей ужинать. Так, сидя поджав под себя ноги на диване, слушая потрескивание дров в камине и щебет детей, создавалось ощущение, что мы наконец то нашли место, где мне не нужно бояться, где я и мои дети могут жить спокойно и в безопасности не смотря на особенности Тони.

Так, расположившись на первом этаже, мы жили в неге и спокойствии природы, не обременённые назойливыми соседями. Детям нравилось на свежем воздухе, особенно радовала Тоня, которая успокоилась, имея возможность выплескивать свою  энергию бегая вокруг дома, играя в догонялки с братом.  Иногда нас навещал Генадич  со своей женой Елизаветой, и Михей, как оказалось их зять. Добрейшие и простые люди, Елизавета советовала мне разбить огород, завести кур, обещала помочь на первых порах. Попутно играла с детьми и радовалась новым лицам в почти заброшенной деревне.

Но, как показала жизнь, белая полоса всегда сменяет черная. Для меня эти полосы приходили ежемесячно, ночами, освещенными сияньем полной луны.  Дочь обращалась, и беспокойно бегала по дому. Иногда мне казалось, она меня понимает, иногда вела себя как абсолютно дикий зверь, подпускала к себе только Кирилла.  Я невольно сравнивала ее с Антоном, его волк всегда сохранял разум, был спокоен и уверен. Тоня напротив нервничала, пряталась под мебелью, рвалась на улицу, тихо скуля скребла дверь, чем вызывала мое беспокойство. В итоге я превратилась в тюремщика собственному ребенку, добровольно изолируя себя, Тоню и Кирилла, который привык к жизни в городе и общению со сверстниками, и тяжело переживал вынужденное одиночество.



Елена Зубова

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться