Волчье поле

Волчье поле

Волчье Поле.

* * *

"Я мог бы лежать в камере и думать… я мог бы коротать дни. Я был бы сыт. Я бы работал киркой. И все это было не так плохо, как перспектива смерти, но возвращаться поздно и бессмысленно, раз я уже здесь и сейчас." – так думал Тоббиан. Рядовой узник, сбежавший, когда его переводили из тюрьмы к шахтам. Он не хотел гнить на каторге. Он был рослым молодым парнем, с простым почерневшим лицом, и уже с морщинами ответственности. Стражники были жестокими, а еда оставляла желать лучшего. От работы болело все тело. Но болезни он боялся больше всего. А вообще и так не стоит размышлять над тем, зачем он сбежал…

Ужасные воспоминания, но не такие ужасные, как мысли о будущем.

Это было позднее лето.

Тобби продирался сквозь кусты. Погода была пасмурной, неприветливой. Небо в тот день ненавидело землю и всю жизнь, что там была, что ползала на ней. И Тоббиан небеса ненавидели больше всего прочего… Лес был здесь дремучим. Деревья стояли близко. Было среди, странно опухших, корней множество кустарника, иногда с шипами, иногда попадались ягоды, но только когда Тобби выходил на опушку или небольшую поляну. Но в основном он шел по суровой местности.

Под ногами был дерн, покрытый множеством сухих веток, гнилых листьев, разного мусора, который давали деревья. Это была осень. Ещё не поздняя, но уже не ранняя. Тобби был одет в кожаную куртку, зашнурованную у воротника, не самого лучшего качества, штаны, сшитые из мешков из-под муки. Полусапожки из мягкой кожи он украл в ближайшем городе, в котором был до этого, даже не запомнил названия этой дыры. Из запасов краденная булка кончилась день назад и голод ещё немного ранее бил по нему со страшной силой. Это пережил.

Ещё спустя несколько минут он вышел на поле. Лес заканчивался резко. Деревья просто переставали расти здесь. Одной чертой, не слишком ровной. Он отошел от линии, где чаща перестала наступать и очутился в сухой высокой траве. Она была ему по пояс, даже чуть выше. Поле было не слишком большим. Скорее поляна, чем поле. Тобби видел противоположный край, где лес возобновлялся. В центре возвышался дом. И он привлекал внимание.

Это был высокий сложенный из бревен чертог, на каменном очаге, который возвышался над землей, чуть ли на рост человека. Тоббиан пошел дальше. Поле было шагов двести в ширине. Дом был квадратным. Каждая стена десять шагов. И в центре каждой стены было средних размеров окно, сложенное из слюды, и с железными рамами. Никакой резьбы… Крыша была покрыта дерном, под ним вероятно почва. Под этой почвой должна быть дощатая крыша, по форме пирамиды.

Тоббиан стал обходить дом, и понял, что тот построен строго по сторонам света. Двери не было… ни с одной стороны. Тоббиан припомнил, что двигался он с востока на запад, в сторону границы с соседним княжеством. Обойдя вокруг, он увидел окно под лучами вечера, повернулся и увидел, как среди деревьев садится за горизонт горящее алым солнце. Тоббиан ничего не мог понять. В этом доме не было ни одного прохода. Тоббиан решил, что не самое лучшим решением будет остановиться здесь, возле этого странного, даже пугающего, чертога.

Но после нескольких секунд, пока Тоббиан думал, его внимание перекинулось на огромную черную фигуру, которая не вышла, а бесшумно выплыла из густой резко обрывающейся чащи леса. Это был волк. Его контуры были плавными, он был крупным, мышц тяжелыми канатами обвивали его кости, по передним и задним лапам. Его морда была вытянута чуть больше, чем обычно. И даже с расстояния Тобби смог увидеть его белоснежный оскал, когда тот лениво открыл пасть, наверное, зевая.

Зверь начал медленно идти вдоль кустов, по краю поля, будто, не замечая человека, так беззаботно. В то время как Тобби испытывал сильнейший страх. Сердце стучало по ребрам, кровь била в виски и в ушах звенело. Волк повернулся и трусцой побежал прямо на Тоббиана. Все внутри сжалось. Человек стал пятится назад. Он начал оглядываться изредка, двигался к углу. Волк был все ближе.

Когда оставалось несколько десятков шагов, волк зарычал и поскакал во всю скорость! Тоббиан закрыл глаза и не мог более их открыть.

* * *

Тоббиан очутился в темноте. Ничего не чувствовал и не слышал. Ни единого звука, ни одного шороха, ничего… запахи также исчезли. Тела как будто не было. Тоббиан только мог видеть некие серые мутные пятна, с грязными оттенками приятных цветов постельного тона. Дальше к нему вернулись все его чувства.

Внезапно появилась твердая поверхность, на ней какая-то ткань. Тобби открыл глаза и увидел темноту. Он был в темной комнате. Ничего кругом. Это было странно. Он ярко помнил, как на него бежал волк, и помнил, как резко это прервалось, так же четко, как помнит свое имя и свое лицо. Это был тот дом. Кровать была под одним из окон, ногами повернута к тому месту, где должно было быть окно, но теперь там была дверь. Это также нельзя было понять.

Потолок был дощатым, его поддерживали толстые квадратные балки. На полу было много мусора, какие-то щепки, порванная пожелтевшая бумага, пыль и ещё мелкие обломки разной мебели: ножка стула, кусок стенки шкафа… Окна были грязными и с этой стороны. Даже лунный свет проходил тускло. Но Тобби напряг шею и повернул голову так, что посмотрел на луну, в окно над ним. Её было почти не видно. К тому же, её окружали темные облака. Ветра Тоббиан не помнил… вряд ли её затмит.

Он встал и осмотревшись ужаснулся. Впечатление от этого затхлого, запустевшего дома приводила в жуткий страх. Тобби отбросил мысли, которые кололи его, такие как воспоминания о тепле камеры и о еде, и мысль о том, что теперь еды и воды нет. А это было катастрофой. Тобби бодро пошел к той двери и под конец стал тихо шагать. Примкнул к ней, опустился к ручке и увидел замок. Тоббиан зажмурил глаз, другим смотрел в скважину: ничего, темнота. Он тут же встал и толкнул дверь. Она поддалась.



Конъюнктурщик

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться