Волчье солнце

Размер шрифта: - +

Другие

Даша проснулась вечером. Солнце ползло к закату, вся семья собралась на кухне за столом, где был накрыт обильный сытный ужин. У Даши спросонья болела голова, чувствовала она себя неважно, накатила слабость. Вяло пожевала хлеб с вареным мясом, зато выпила две чашки чая. Свет за окном угас, растворился в серости сумерек.

- Пора, - хмуро сказал Ефим, поднимаясь из-за стола.

Собирались в молчании. Даша делала то же, что и остальные. Оделась, натянула выделенную ей Еремой охотничью куртку, повязала волосы платком.

Семья собиралась деловито, все молча делали каждый свое. Даше даже стало немного завидно этой уютной слаженности. В глубине души она завидовала такой дружной большой семье. Ведь у нее самой, кроме мамы, никого не было. В школе Даша всегда с легкой грустью смотрела на тех одноклассниц, у которых были сестры или братья. Не говоря уже об отцах. Маленькой она мечтала, что и к ней приедет папа, станет ее защищать, поддерживать. Что у нее появится младший братик или сестренка, чтобы как у всех. Но шло время, а они по-прежнему жили вдвоем с мамой. Мечты не сбылись, и сейчас горечь этих несбывшихся надежд затопила душу.

Даша смотрела, как переглядываются Ерема с Ермолаем, как ворчит на обоих отец, как уверенно держит себя Глафира, и ее одиночество на фоне этой сплоченности стало вдруг еще болезненней. У Даши предательски защипало в носу. Тут она вдруг почувствовала на плече тяжелую теплую руку.

Даша обернулась и встретилась взглядом с Русом. Он ласково смотрел на нее с высоты своего роста.

- Не переживай, мы не обманываем, - сказал он своим густым низким голосом. – И не бойся ничего. Они все с тобой.  А если что – я тоже рядом буду.

- Почему тебя не было вчера со всеми? – спросила Даша.

Рус ничего не ответил, только улыбнулся и ушел.

Пока Даша обувалась, пока вышла из дома, его уже и след простыл.  Зато около машины стояли все остальные члены семьи.

- Поехали, - коротко бросил Ермолай, кивая на машину.

Сам Ермолай сел за руль, остальные набились в салон и даже в багажное отделение. Даша сидела на коленях у Еремы. Машину кидало и трясло так, что зубы лязгали.

- Ты смелая, - украдкой шепнул ей на ухо Ерема. – Вот и не бойся.

Даша не ответила. Она действительно не боялась. Ночное приключение что-то изменило в ее душе. В Даше проснулся дух авантюризма. Она наоборот радовалась тому, что сейчас встретится с тем, что выходит за рамки известного ей мира.

Встретится с настоящим чудом.

Машина резко остановилась. Даша посмотрела в окно – снова гора, покрытая неохватными лиственницами. Из машины она выбралась последней. Пахло лесом – густо, пьяно, терпко.

- Постой здесь, - сказал Ерема.  

Даша стала смотреть им вслед – как они идут к небольшой поляне, открывавшейся за лиственницами. С ее места поляна просматривалась, словно на ладони. Посреди открытого места возвышался обгорелый пень. На лес наползли уже глубокие плотные сумерки, разбавленные лунным светом.

В этом неверном свете все семейство направлялось к пню, уверенно скидывая по пути куртки. За несколько шагов до пня они все остановились и стали раздеваться. Вещи аккуратно складывали на траву, приминая ее ногами.

Ефим первым разбежался и в кувырке перелетел через пень. Послышалось утробное рычание, и из травы поднялся, встряхивая гривой, огромный черный волк. Он запрокинул голову в небо, навстречу выползавшей тяжелой ледяной луне, и завыл так, что эхо отразилось от деревьев.

Все остальные тоже по очереди перелетали через пень. Вот тяжело кувыркнулся Ерема, и – рыжий упитанный волк присоединился к первому. Вот рыбкой перепрыгнул препятствие Ермолай и черный волк, постройней первого, встал рядом с собратьями. Лихо, с двойным перекрутом, перелетела пенек Глафира, и тут же из травы поднялась грациозная серебристая волчица. 

Даша смотрела и не верила, но и не поверить не могла. Хозяева гостеприимного дома действительно стали волками – ночными дикими хищниками.

Несколько пар волчьих изжелта-зеленых глаз смотрели на нее.

У Даши по спине пробежал холодок. Ночной лес и стая огромных зверей кого угодно до инфаркта доведут. Только сейчас Даша поняла, насколько страшной, по сути, является детская невинная сказочка про Красную Шапочку. Не милая история, а жуть жуткая. Идет маленькая одинокая девочка в лесной тишине, а ей навстречу – серая тень с горящими золотыми глазами. Встреча ребенка и смерти. Даша непроизвольно поежилась, чувствуя себя как раз такой беззащитной испуганной малышкой.

Волки гуськом потрусили к ней, окружили. Рыжий притерся к ноге, пихнул в колено лобастой лохматой головой. Даша замерла. Серебристая волчица фыркнула, причем с несомненным оттенком презрения. Даша стиснула зубы и потрепала рыжего за ушами. Рыжий уселся перед ней, высунул язык и умильно вильнул хвостом, совсем по-собачьи. Даша улыбнулась.

- Пойдем гулять?, - спросила она, подчеркнуто обращаясь к рыжему.

Тот беспокойно переступил лапами и оглянулся на машину. Прижал уши и жалобно взвизгнул. Даша поняла – советует остаться тут, в безопасности. Она скосила глаза на волчицу – та ехидно скалилась, уставившись мерцающими глазами. Серебряными с зеленоватым отливом, коварными, опасными.



Лиса Осенняя

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться