Волчье солнце

Размер шрифта: - +

Предупреждение

Дома Даша сделала себе ванну с лавандовой пеной и отмокала в ней больше часа. Пену мама весной привезла из Франции. Пахла пена томно и удушающе, как блуза старой девы, Даше не особо нравилось, но другой пены не нашлось. А хотелось именно расслабиться и дать отдых разуму и телу.

В тишине, нарушаемой шорохом оседающей пены, Даша лежала и думала обо всем, что с ней произошло. В уголках глаз копились слезы. Даша прокручивала в голове все путешествие – от момента знакомства с Николаем и его спутниками. И не могла поверить, что их больше нет в живых. Вообще, все страшные и плохие воспоминания как-то выцвели и помутнели, казались сном. Зато отчетливо встало перед глазами серьезное лицо Руса с отрешенными светлыми глазами. Даша почувствовала, как кровь приливает к щекам, а груди растекается сладкое тепло.

Сейчас, наедине с собой, успокоившись в безопасности родной квартиры, Даша наконец смогла прислушаться к тому, что творилось у нее в сердце. А творилось там что-то необыкновенное – ей хотелось и плакать, и смеяться, и немедленно позвонить лучшей подруге Анисе, и рассказать все-все-все, и особенно – про Руса. Но Аниса уехала в какой-то языковой лагерь в Болгарии, и вернуться должна была только через неделю. А никому другому по то, что с ней произошло, Даша рассказывать не могла. Поэтому она долежала до момента, когда вода почти остыла, а потом выбралась из ванны, намазалась разными кремами, замоталась в одно полотенце, волосы закрутила другим и вышла на кухню.

Еды дома, разумеется, не было, но Даша нашла в морозилке пельмени. Вообще, мама всегда держала в морозилке какой-то НЗ  - так, на всякий случай. Даша решила, что сейчас как раз наступил этот всякий случай, поела наскоро и улеглась спать с твердым намерением не вставать сутки до следующего утра.

Она как раз выполняла свой план, когда в ее полудрему вторгся некий посторонний звук. Некоторое время Даша пыталась его игнорировать, но звук не прекращался. Тогда Даша открыла глаза, высунула голову из-под одеяла и прислушалась.

Скреб-поскреб. Откуда-то из прихожей. Почти минуту Даша соображала, что это такое и где, пока ее не озарило – скребутся во входную дверь. Она посмотрела на часы – семь утра.

Подскочив в постели, Даша бросилась искать и натягивать свой халат, а потом бегом ринулась к входной двери и распахнула ее настежь. За ней, на коврике, сидел рыжий крупный волк, и улыбался, вывесив розовый влажный язык. Вид у него был бессовестно довольный.

- О, боже, - простонала Даша. – Опять ты?!

Потом схватила волка за шкирку и затащила в квартиру.

- Нет, ты нормальный вообще? – напустилась Даша на Ерему.

Тот припал пузом к полу, вытянул передние лапки и умильно завилял хвостом. Вопреки известному факту, что волки хвостами не виляют.

- Ты понимаешь, что было бы, если бы в коридор вышли соседи?! – шепотом орала Даша на оборотня. – Какого черта ты вообще ко мне домой приперся?! А если бы мама дома была?

Волк приник к полу уже всем телом, зажмурился и прижал уши. Потом приоткрыл один глаз, где не было ни малейшего следа раскаяния, и тихо визгнул.

- Я, конечно, мало что знаю про оборотней, но что я знаю точно – совести у вас нет! – продолжала злиться Даша. – И, может, ты, наконец, превратишься в человека и скажешь, чего тебе надо от меня?

Волк подскочил и заюлил вокруг Даши, пытаясь невербально передать ей свою мысль. Даша вспомнила, как абсолютно голый Ерема прикрывал рукой стратегически важные места, и поняла намек.

- Погоди, - сказала она.

Даша полезла в кладовку и нашла там синий махровый халат необъятного размера, оставшийся от одного из маминых поклонников. Вернулась в комнату и бросила халат на волка. Рыжий почти весь скрылся под махровой тканью.

- Я на кухне жду, - строго посмотрела на халат Даша. – В приличном виде приходи, пожалуйста.

И ушла.

Через несколько минут в кухню заглянул улыбающийся во все тридцать два зуба Ерема.

- Привет! – сказал он.

- Иди к черту! – зло сказала Даша. – Ты знаешь, сколько сейчас времени?

- Знаю, конечно, - растерялся Ерема. – Семь утра.

- Вот именно! – почти заорала Даша. – Кто приходит в такую рань?

- Ну, вообще я пришел в пять, - ответил Ерема.

Он уселся на стул, и сложил перед собой руки, ласково глядя на разгневанную хозяйку квартиры. Даша, хоть и злилась, но про себя отметила, что синий пушистый халат ему очень идет. В нем Ерема выглядел уютно и мило.

- Но потом я подумал, что, наверное, это рановато, - продолжал говорить Ерема. – И решил погулять вокруг. Такой кошмар. Как вы тут живете? Один асфальт сплошной кругом. И машины едут без перерыва! Гудят, едут, одна за одной, одна за одной, так с ума сойдешь.

- Пока никто настолько не сошел, чтобы в пять утра в чужую квартиру притаскиваться, - огрызнулась Даша. – Как ты меня нашел?

- По следам конечно, - пожал плечами Ерема. – Почему я, по-твоему, зверем явился? Не просто так же. Знаешь, в Москве люди как-то странно реагируют на волков.



Лиса Осенняя

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться