Волчье солнце

Размер шрифта: - +

Волк под кроватью

Мама после прилета выгрузила все, что привезла с собой – вино, вкусности и прочие покупки. Потом она замучила Дашу расспросами, что да как, потом впечатлениями от отдыха, потом надолго заняла ванну, а потом, наконец, улеглась поспать с дороги.  

Даша тут же собралась и едва ли не бегом помчалась в Тимирязевский парк, потому что опаздывала уже на полчаса. К ее огромному изумлению, возле входа в парк на спортивной площадке обнаружился не только Ерема, жевавший шаурму, но и Рус. Младший из трех братьев подтягивался на турнике.

- О, привет! – помахал ей рукой Ерема. – Я уж тебе звонить собирался. Шаурму хочешь? Я тебе тоже взял. Вкусно!

- Нет, спасибо, - отказалась Даша от щедрого предложения.

И замолчала, во все глаза глядя на Руса. Внутри у нее словно вскипел жидкий огонь. А сердце бешено застучало. Даша понимала, что выглядит глупо, но ничего не могла с собой поделать – глазела, едва ли не раскрыв рот.

Рус отошел от турника и улыбнулся ей.

- Ты не против, что я с вами погуляю? – спросил он.

- Нет, ты что, конечно! – воскликнула Даша, и смутилась. – У нас же не свидание.

При этих словах Ерема перестал жевать, и лицо у него вытянулось, а улыбка скисла.

- Мало ли, - пожал плечами Рус. – Может, у вас какие-то свои дела.

- У меня дело к вам, возможно, обоим, - призналась Даша.

Рус удивленно поднял брови. Ерема подскочил со скамейки и позвал:

- Пойдем отсюда, поговорим, где людей поменьше.

Они вошли в парк и сразу свернули с центральной аллеи вглубь леса. Даша все время озиралась по сторонам – ей казалось, что она чувствует на себе чей-то недобрый взгляд.

- Ты чего-то боишься, - уверенно определил Рус. – Я знал, что произошло что-то нехорошее. Поэтому и пришел.

- А как ты узнал? – спросила Даша. – Я Ереме ничего не писала.

Рус молча пожал плечами. Взгляд его спокойных голубых глаз потеплел, в нем появилось нечто, отчего у Даши слегка закружилась голова.

- У волков очень развита интуиция, мы можем чувствовать людей и их настроения, - вмешался Ерема. – Я тоже вижу, что ты дергаешься и озираешься. Давай, рассказывай.

Они остановились, и девушка рассказала волкам про встречу со странным неприятным человеком, который предостерегал ее против дружбы с оборотнями. Когда она закончила, братья переглянулись.

- Еще не хватало, - высказался Ерема. – Кто это был, интересно, и откуда он узнал, что мы с тобой общаемся? Стопудов следил. За мной! Вот сволочь! Зачем, интересно? Или это от куратора, а тот за нами всеми следит?

Рус молчал, глядя в землю. Но после этих слов отрицательно покачал головой.

- Это не куратор, - сказал он. – Это Леон.

- Кто-кто? – хором спросили Ерема и Даша.

- Леон, - повторил Рус. – Нам лучше уйти отсюда. И поговорить где-то в шумном месте, на людях. Где нельзя подкрасться близко и подслушать.

 

***

Они сидели в маленьком шумном кафе, за столиком в углу. Рус сидел спиной к стене, внимательно ощупывая взглядом и кафе, и официантов, и гостей, и всех, кто заходил. Что не мешало ему говорить.

- У нас в Москве сейчас двадцать три вожака разных общин, - говорил Рус. – Было двадцать пять, но двоих недавно убили. При каждом вожаке есть еще несколько кураторов, которые занимаются обучением молодых. Тех, кто приехал сюда по сполоху. А еще есть Леон. Он входит в Совет вожаков, но он не принадлежит никакой общине. Леон – одиночка. Он самый старый оборотень в стране. Ему, говорят, двести лет. А может, и больше.

- Ничего себе, - раскрыла рот Даша. – Я думала, что вы столько не живете.

- В среднем оборотни живут сто десять-сто двадцать лет, - пояснил Ерема. – Но есть и долгожители. Такие, как Леон. Он приехал сюда недавно, откуда-то из-за океана на корабле приплыл. Так мне наш куратор рассказывал.

- Почему это он все тебе рассказывал, а не мне? – возмутился Ерема, не забывая, впрочем, запихивать в себя уже третье тирамису.

- Потому что к тебе доверия нету, - ухмыльнулся Рус. – Ты все носишься, как кошка с подпаленным хвостом, да еще и с травоядной дружишь. Куратор, кстати, сильно злился тогда, когда ты свалил. Мы конечно с Ермолом тебя не сдали, но он сам догадался, по запаху на твоей одежде. Все собирается тебе лекцию о Трех Главных Правилах Завета прочесть.

- Что за правила? – тут же полюбопытствовала Даша.

- У оборотней, как и у людей, есть свои законы, их много, но есть три самых главных правила, которые никто не смеет нарушить, - серьезно произнес Рус. – Первое – не убивать другого волка, кроме как в поединке. Поэтому оборотни не воюют друг с другом, никогда. Если что-то произошло, то один вызывает другого на поединок  - до смерти. Или до первой крови. Бьются только в зверином обличии. Никаких поединков в человеческой ипостаси.



Лиса Осенняя

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться