Волчьи законы. Вырвать сердце.

Размер шрифта: - +

21.

Прошло уже около месяца, как я, покинув Виктора, переехала жить в родовой замок Альба. Зима вошла в полную силу, мороз крепчал с каждым днем все больше. В ясные дни, когда солнце разноцветными искрами отражается от кристалликов снега, мы с Германом любили после завтрака погонять по двору, когда лапы отталкиваясь от упругого снега придают скорость, ветер свистит в ушах а от разгоряченной шкуры идет пар. Может такое поведение не подобает будущей правительнице, да и вообще не по возрасту, но мне было хорошо и радостно, к тому же Гера учился управлять своим зверем и выплескивал лишнюю энергию. Со стороны своих домочадцев я не встретила осуждения своего поведения, даже чопорный Аристарх с добродушной улыбкой наблюдал за нашими играми, а воины, которые были в охране замка бросали слегка завистливые взгляды, которые говорили о том, что если бы не обязанность, то они вместе с нами носились бы по снегу. После памятного разговора с Шираком я, терзаясь чувством вины, переживала относительно его действий по направлению к Саре, но все оказалось не так плохо. Вернее все было так – меня мессир обучал основам магии, что было не так просто из-за того, что направленность и источники были разные и в большинстве случаев приходилось действовать по наитию, хорошо что мессир изучил вопрос магии Альба на сколько это было возможно, то есть исполнял свои прямые обязанности учителя. А в отношении девушки вел себя более чем сдержано, я бы даже сказала отстраненно, но с каждым днем золотая нить сияла все ярче, о чем я неизменно сообщала мессиру, что его огорчало, но мимика лица говорила о том, что сдержать глупую улыбку вовсе не просто. Со стороны Сары я все чаще замечала брошенные украдкой взглады на моего учителя и грустные вздохи, когда она понимала, что он на нее не смотрит.

Когда я впервые получила письмо от Виктора – сердце радостно екнуло, я зашла в комнату и увидела что на столике шкатулка-артефакт светится синим светом, открыв ее – увидела аккуратный свиток. Но письмо, в основном, информировало о политической ситуации, которая впринципе была такой же как и до моего отъезда, Черный волк сдерживал натиск других кланов, и если красные и серые были настроены на диалог, то с бурыми все обстояло сложнее, их вожак отсутствовал в клане и ждали его прибытия. Так что ситуация, которая так стремительно начала развиваться пока подвисла, я была не против так как все-таки страшилась будушего. В конце письма стояло лаконичное: “Скучаю”. Я разозлилась, ага, как же, скучает он, если бы скучал, то приехал бы навестить, волчьим бегом до замка всего часа два.

Расстроенная я полша на занятия с мессиром. Вообще Ширак оказался вполне не плохим парнем, открытым для всего нового, он был обладателем стихийной магии огня, но по его словам маг он был не очень сильным, а вот призвание его – это алхимия ну и теперь научная работа по магии белых волков. Когда, сидя в лаборатории, которую в подвальном помещении организовал для него Аристарх, он бросал на меня проницательный взгляд синих глаз, мне становилось не по себе, будто лягушку препариловал. Но я знала, что он придумал новый способ как мне управлять своей магией. То, что осоьенность белых волков видеть родственные души мы поняли, выходит, что дети со способностью оборота рождаются у духовно близких людей, ну или если оба родителя оборотни, что проблематично, ввиду дефицита оборотниц. Мага интересовали возможности магии белых волков, в частности, возможно ли влиять на струны души, корректируя привязанности, искусственно создавая их или же, наоборот, разрывая. Мне же хотелось научиться управлять магией, хотелось делать что-нибудь волшебное. Ширак объяснял мне как видит он энергитические потоки, но со мной этот метод пока не работал, я не могла видеть потоки вокруг, значит должен был быть другой способ. Все, что мне сейчас оставалось - это медитация.

В начале месяца Аристарх сообщил, что недалеко от замка несколько крестьянских семей вознамерились поселиться и уже начали строить времянки. Он спросил у меня как быть с крестьянами, я пожала плечами, если хотят – пусть селятся, не прогонять же их, только странно, что они решились на переселение зимой, когда ни огород не разбить и строить тяжело. Я спросила – можем ли выдать им что-то из припасов, зерно там, картофель, управляющий сказал, что посмотрит и скорее всего поможет беженцам. Вскоре неподалеку от замка уже имелась небольшая деревушка, а я не знала – хорошо это или плохо, особенно, когда крестьяне стали приходить ко мне, чтобы я помогла разрешить их споры между собой, даже пришлось выделить один день в неделю на все эти вопросы. Так у меня среди селян появилось прозвище - Виктория Милосердная.

Герман за месяц подрос и из мелкого зашуганного беспризорника превратился в жизнерадостного мальчика, который больше не сторонится людей, ко всему проявляет любопытстсво. Также и работа Сары сказывалась, ребенок стал воспитанным, научился вести за столом. Гувернантка знала свое дело, она много интересного рассказывала волчонку, и я тоже с удовольствием слушала ее, так как мой учитель не проявлял заинтересованности в моем разностороннем развитии.

Так проходили дни, по устоявшемуся распорядку, но сегодня в замке ожидалось что-то интересное. Все обитатели были в приподнятом настроении, с кухни доносился умопомрачительный аромат мясных пирогов, столовая освещалась множеством свечей, магические светильники были выключены. В воздухе струной звенело ожидание праздника. Время близилось к ужину, но спустившись в столовую я никого там не обнаружила, а когда вышла в холл увидела почти всех обитателей замка полностью одетыми для выхода на улицу. Женщины держали в руках несколько больших корзин, в которых по запаху угадывались пироги. Поинтересовавшись – что происходит, получила ответ, что сегодня праздник – День зимнего солнцестояния, и все собрались в деревню, ждут только меня. Проворчав, что могли бы предупредить меня заранее пошла одеваться.



Елена Ларина

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться