Волчьи законы. Вырвать сердце.

Размер шрифта: - +

29.

Как мне сообщили заранее свадьба будет проходить по древним обычаям, дабы почтить память предков. Естественно я ознакомилась с данным обрядом, чтобы быть готовой. И именно на этом обряде был построен мой план. С утра меня била крупная дрожь, но это не помешало мне подготовить все заранее, так как, согласно обряду вечером ко мне должны были прийти родственницы и подруги и мы должны были плакать. Нет, серьезно, всю ночь, вплоть до утра свадебного дня невеста должна проплакать. Но так как подруг и родственниц у меня не было, я думала, что мы с Сарой посидим просто тихонько в моих покоях, попьем чай с пирожными и поболтаем. А вот к тому, что ко мне в покои завалится толпа чужих баб я не была готова. Всего было человек семь, да и не все из них были люди, четверо были оборотницами, выглядели они молодо, но чувствовался возраст, смотрели они на меня с высока, но с какой-то затаенной надеждой. Я поежилась – стало неуютно.

Я не совсем понимала, что мне делать с этими женщинами и каких действий они от меня ждут. Но стало еще более жутко, когда они затянули песню. Она была красива, мелодична, женщины пели, будто плакали, об утраченной молодости, тяжкой женской доле. Первой заголосила самая молодая из них – человек. Потом еще и еще начинали голосить женщины. У меня по спине прошел озноб. От их воя на душе заскребли кошки, в мыслях поселилась безысходность, я готова была сама завыть. Взяла себя в руки, обругав мысленно последними словами, подумала, что до утра так не долго и с ума сойти. Поэтому усилила энергетический кокон в области головы, и завывания женщин стали чуть тише, позволяя мне сосредоточиться на своих мыслях.

Когда за окном совсем стемнело женщины, казалось, выдохлись, выли не так проникновенно, а когда поняли, что на меня не действуют их песнопения и вовсе замолчали. Махнули на меня рукой и начали укладываться спать, кто-то пробормотал – «Кто придумал выть всю ночь напролет? Она вон вообще не втыкает, а ты тут старайся.»

Мне конечно хотелось еще раз все перепроверить, но для этого нужно было выйти из покоев, что было проблематично сделать при таком количестве народа и грозило провалом всего дела. Так что уповая на то, что все сделала правильно, легла спать.

Утром меня разбудили все те же бабы, деловито пощипав щеки и потерев глаза, так что у меня черные круги перед глазами заплясали и выступили слезы. Удовлетворенно посмотрели на дело рук своих и ушли, сказав, что скоро придут служанки для приведения меня в порядок, ведь если девушка прорыдала всю ночь, то нужно будет потратить много сил и времени, чтобы жених не сбежал из-под венца – увидев такую красоту.

Весь день меня мыли, натирали маслами, делали массаж, обертывание и снова мыли. С лица, казалось, семь слоев кожи сошло. Я готова была мириться с этим садистским спа, если бы мне дали поесть, но до самой свадьбы невесте положено было голодать. Садисты, как есть садисты. Если бы не Сара, которой удалось тайком мне сунуть бутерброд с копченой говядиной, я просто умерла бы с голоду.

Когда время близилось к вечеру я была вся на нервах. Ширак с артефактом пока не появился. После банных процедур меня начали наряжать в свадебное платье. Платье было из белоснежного кружева, не пышное, с длинным рукавом, прикрывающим запястье и пости всю кисть, по подолу оно было расшито жемчугом и серебряной нитью, по краю рукавов также вился серебряный узор. Красивее этого я еще не видела платья, село на меня оно идеально, мне стало совестно перед портнихой, что я так небрежно к ней отнеслась и срывалась на ней.

После того, как я была полностью одета меня ожидало еще одно испытание. В покои вошла оборотница, высокая, стройная шатенка, с карими глазами и надменно вздернутыми бровями. Это была Эльза, моя будущая свекровь, хотя, как мне сказали она не являлась матерью Дмитрия, и ей предстояло расчесать меня и заплести косу в знак того, что невеста прощается с девичеством. Я занервничала, мысленно прощаясь с волосами, впрочем переживала я не зря. Эта стерва драла мои волосы с такой силой, что я задумалась – продаются ли в Плювиаме свадебные парики. Стойко выдержав испытание расческой – хочется верить, что на злобу дамочке на моем лице не дрогнул ни один мускул.

Я была готова и пора было выходить. Колени затряслись, ноги идти отказывались. Навешав себе мысленно оплеух, взяла себя в руки и отправилась на казнь.

Ширак все не появлялся.

Церемония проходила в большом зале, в конце которого меня ждал жрец и Дмитрий, возле алтаря. На ватных ногах отправилась по широкому проходу навстречу своему врагу. По обычаю невесту должен был передать будущему супругу отец, но так как у меня никого не было, пришлось идти одной.

Сам обряд происходил довольно примитивно – необходимо было возложить руки на алтарь и произнести клятвы. Все манипуляции были проделаны и сопровождались мерзкой улыбочкой Димы. Когда пришло веря поцелуя – меня чуть не вывернуло на жениха, губ я не разжала, после чего получила мерзкую, многообещающую улыбочку.

После объявления нас мужем и женой. Был торжественно зачитан документ о признании меня главой клана Белых оборотней и правительницей объединенного государства Плювиам. Затем вожаки кланов, все кроме Виктора, принесли мне присягу, текст был почти идентичен тому, что произносил Виктор в этом же замке но столько много времени назад.

Затем чередой потянулись присутствующие с поздравлениями. Неискренние улыбки, фальшивые слова. Меня тошнило. Но тут я уловила, уже ставший родным, запах Ширака.



Елена Ларина

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться